Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Угораздило нашего министра обороны не уродиться военным прямо в сапогах вместо серебряной ложечки и шелковой рубашки. Слава богу хоть не баба, как у финнов. А то бы в спину еще бы и шлюхой называли доблестные генералы от инфантерии и кавалерии. Офицеры и джентльмены.

Угораздило министра обороны не быть частью офицерской советской и пост-советской  касты. Пост-советская эта та, которая уже растеряла все остатки офицерской чести в торговле афганкой прямиком через  Термез.

Когда я слышу ропот золотопогонников по поводу мебельного прошлого нашего министра,  я всегда вспоминаю бесхитростную солдатскую мудрость – лучше дочь проститутка, чем сын ефрейтор.  Лучше быть бывшим эффективным менеджером, чем дивизионным замполитом с томиком Брежнева в зубах. На самом деле.

И когда эти люди начинают выть по поводу французского «Мистарля» - дескать продали родину, предали заветы предков, покупают вражеские корабли и страшно сказать – вертолетоносцы – становится неприятно. Спокойно, офицеры – у вас вместо флага – шотландский  St Andrews, который вам придумал старый масон Петр и ничего – мы под ним служили  на Тихоокеанском Краснознаменном.

На самом деле примерно так представляем, что собой являет сегодня боевой корабль отечественного производства – проекты 50-х, материалы 60-х, качество постройки 70-х, офицеры 80-х,  личный состав 90-х.

Об уровне комфорта отечественной боевой техники спросите у танкистов, особенно из тех что служили на 40 градусной жаре Средней Азии. Люди которые ходили по бывшему французскому, а ныне российскому кораблю типа «Мистраль», ходили в-общем, с отваленной челюстью – потому что на этом пароходе можно жить. Большая часть русской боевой техники предназначена для того, чтобы в ней умирать.

Новые технологии, материалы, без лишнего, но комфорт – потому что боевую задачу могут выполнить только живые  сильные люди, а не полутрупы на стальных шконках. То что государство традиционно считает народ источником бесплатного пушечного мяса – это не сегодня повелось – и что цацкаться с будущими боевыми потерями? Вы не забирались в русский танк любого самого современного типа? А потом залезьте в израильский – лучший в мире. Реально лучший в мире, а не по версии местных пропагандистов. То же самое с кораблями.

Хотя флот еще по сравнению с мотострелками отбил себе традиционно не только адмиральский час, но и хотя бы минимальный уровень проживания и выживания. Остальные – мясо и пусть жарятся в своих танках и БМП. Министр Сердюков первый российский министр за последние лет 80, который открыл границу между суровой советской казармой и современным пониманием армейской и флотской службы.  За что регулярно получает отпор от самой консервативной и самой коррумпированной части российской армии и флота. А точней от тех, кто кормится на госообронзаказах, регулярно проваливая их.

Последняя скандальная с точки зрения  авторов нелетающих ракет и горящих подлодок история – решение минист тра оснастить наши боевые корабли стальной мебелью британской фирмы Strongbox Marine Furniture LTD. Ею комплектуют корабли королевских военно-морских сил Великобритании, в том числе новейшие эсминцы проекта 45 и строящийся авианосец «Королева Елизабет». И британские унитазы, кстати, тоже поставят. Пока невыясненного типа.

Может быть, типа «Генуя» - традиционного для морского и торгового флотов, а может уже что-нибудь посовременней, более приспособленное для военно-морской задницы. Вы когда -нибудь стояли над «Генуей» в качку? Ага – попробуйте.

Ну, и что тут началось, когда прозвучало ключевое слово «мебель»! «Ах, так вот его природная сущность , гы-гы мебельщик что с него взять.» И прочие аргументы средней группы детского сада. И они были просто глупыми, если бы за ними не скрывались вполне шкурные интересы людей, которых только что отставили от кормушки.  Стальные шкафы – скромные, покрашенные современной краской , а не «шарой» облупленной. Нормальные койки, а не тюремные шконки. И так далее.

Почему-то у публики при слове «английская мебель» загораются глаза и все представляют себе что-то невыносимо дорогое и роскошное, что явно лишнее на флоте. Другие представляют, сколько они бы могли поиметь отката с англичан и сильно расстраиваются.  Я бы пошел дальше – не может отечественная обалдевшая от государственных денег оборонная промышленость справиться – пусть сдохнет вместе со своими коммунистическими замашками.

Вот наделали они своих бессмысленных танков, которые некуда девать и не на кого бросать, кроме как на собственных граждан и стоят поля стальных мертвых машин.

Ноль  развития. Непонимание своего места в мире. Жизнь в иллюзиях.  И когда кто-то говорит – ну, типа, чтобы в ваших плавучих  гробах хоть койки нормальные привинтить, эти приходят в ярость. Пусть себе приходят.

Комментарии
Прямой эфир