Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минобрнауки решило перестроить российскую (а точнее советскую) систему ученых степеней, чтобы она соответствовала западной модели. Можно сказать и иначе: речь идет  в значительной мере о восстановлении системы, существовавшей в России до 1917 года и существующей до сих пор в Европе.

Согласно ей, есть «бакалавр» — обладатель университетской степени (бакалавр искусств, бакалавр наук, бакалавр образования). И есть «магистр» — обладатель университетской ученой степени (магистр искусств, магистр наук). Вторая по отношению к магистру наук — университетская ученая степень «магистра философии» (M. Phil). Во многих наиболее продвинутых странах эта степень является обязательной  дополнительной степенью, без которой нельзя получить докторскую степень. Иными  словами, это протодокторская степень, характеризующая ее обладателя как кандидата в доктора. Получение этой степени входит в пятилетнюю подготовку докторов (два года на получение степени M. Phil плюс три года на написание докторской диссертации — Thesis), то есть людей, обладающих степенью PH.D. of…: доктор философии в области физики, экономики. Слово «философия» здесь — дань почти 800-летней традиции.

Итак, речь идет о системе, где все степени университетские (их получают в университете). Цена всего вопроса равна 11 годам: бакалавр — 4, магистр — 2, магистр философии — 2, Thesis — 3. Это выстраданная столетиями и крепко выстроенная система, основанная в родных для нее странах на системе убеждений, принципов и ценностей Академии — собрания (гильдии) университетской профессуры. Лично мне эта система очень нравится. Хорошо бы ее принять и у нас. Но только после очень большого «разбора полетов»!

До 2011 года не более 5% наших вузов работали по системе «4+2» (бакалавр за 4 года, магистр за 2 года), предпочитая пятилетние программы подготовки специалистов  с  защитой  дипломной работы. Такая дипломная работа и магистерская диссертация в США или Англии — очень большая разница. На ученую степень в своей массе она не тянет. Сегодня специалитет в России порушили, везде ввели магистратуру и делают вид, что готовят магистров, как «там». То есть еще вчера никто не знал про магистерские диссертации, обязательные научные семинары, замену учебных материалов на изучение новейших статей из ведущих мировых научных журналов, а сегодня мы уже всё умеем, как «там». Кто в это поверит? Никто ведь пока не сказал главного: магистратура — это не образовательная оболочка (как бакалавриат), а смесь образовательной с научной начинкой.

Между тем запланированная Минобрнауки отмена ученой степени кандидата наук содержательно означает, что ее место должна занять магистерская степень. У нас сейчас же среди вузов (среди ректорского корпуса) найдется сотня умников, каждый из которых по 3–4 дня побывал в каком-нибудь западном университете. Такие обычно  манифестируют, что им после этих трех дней известно всё о «тамошних» университетах. Их роль, как и все последние 20 лет, сведется к лоббированию минимальной планки качества теперь уже не только высшего  образования, но и исследований, при которой они сами и их вузы могут и дальше плодить недоучек. Они будут доказывать, что их магистры такие же, как и «там». Но «там» при этом будет означать не в Гарварде или Оксфорде, а в каком-нибудь WestOakwood College, каковых в США немало.

И вот вся эта толпа ученой медиакратии начнет в массовом порядке (якобы как «там»)  производить магистров-кандидатов в доктора наук. Мы ведь до сих пор никогда не  поднимали тему о плагиате в выпускных работах. А доля плагиата чудовищна. В Высшей  школе экономики ни одна выпускная работа не допускается к защите без ее фильтрации через специальную компьютерную программу «Антиплагиат». За несколько лет эту проблему удалось решить, в том числе десятками отчислений. Однако у нас есть сотни филиалов и вузов, которые по понятным причинам эту проблему  решать не будут в принципе.

Поэтому, во-первых, правом на магистерские программы должны быть наделены лишь  избранные университеты (не ниже статуса исследовательского). Рособрнадзор должен обрести компетенцию контроля качества магистерских диссертаций (а он пока даже компетенцией контроля выпускных бакалаврских работ не обладает). Во-вторых,  радикально нужно сократить число диссертационных советов, в первую очередь по  непрофильным специальностям (например, экономической в мединституте, политологической в техническом вузе и т.д.), существенно усиливать составы экспертных советов ВАК. В-третьих, магистерские диссертации  должны независимо аттестовываться  (например, в ВАК), а не просто окончательно одобряться в «родном» вузе. В-четвертых, аспирантура  должна  быть изменена под формат Ph.D. departments (департаменты  студентов-докторантов) с совсем иной учебной программой (а не с перепевом наших специалитетных курсов), где каждый курс — обсуждение мировых научных достижений за последние 3–4 года. Такая программа должна занимать два года. Супервайзерами студентов-докторов должны быть только доктора наук, особенно со степенью Ph.D. А три года должны выделяться  на собственно подготовку диссертации. И это еще далеко не всё.

 Вывод из сказанного: реформирование системы ученых степеней требует  предварительных глубоких изменений во всей вузовской системе России и не менее глубоких изменений в деятельности Рособрнадзора и ВАК. Иначе доктором у нас может стать каждый. И тогда ситуация станет в сто раз  хуже, чем при Н.Хрущеве, который однажды сказал замечательную фразу: «У нас слишком много докторов, которые никого и ни от чего не лечат!»

 Автор — заместитель научного руководителя Высшей школы экономики

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...