Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Чем ближе день голосования, тем чаще мы обсуждаем вероятные результаты выборов.

Никто не сомневается, что «Единая Россия» получит больше 50%. А вот насколько больше — это вопрос. Адекватные прогнозы колеблются в диапазоне от 55% до 58%. Иными словами, партия власти победит со значительным отрывом, но не повторит и тем более не превысит свой результат 2007 года (64,3%).

Также никто не сомневается, что оппозиционные парламентские партии, причем все три, т.е. КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», существенно улучшат свои результаты. В 2007-м они вместе получили 27,4% (надо учесть, что «эсеры» четыре года назад позиционировали себя одновременно оппозиционной и пропутинской партией и, соответственно, собрали голоса не только недовольных, но и вполне лояльных избирателей). В этот раз им достанется примерно 36–38% — как благодаря росту протестных настроений, так и из-за выбытия мелких партий, участвовавших в прошлых выборах (Аграрная партия России собрала тогда 2,3%, а Партия социальной справедливости — 0,2%) и кризиса, подкосившего на старте кампании «Правое дело». Это единственная из действующих партия, созданная после 2007 года. В нее, как все помнят, слили Союз правых сил, «Гражданскую силу» и Демократическую партию России, совокупно собравших 2,1%. «Правое дело» претендовало на заметно больший результат. Но после опалы и изгнания Михаила Прохорова партия фактически «свернулась».

Коммунисты, вероятно, возьмут 17–18%, «жириновцы» — 10–11%, «эсеры» — около 9%. Остальное распределится между оппозиционными непарламентскими партиями (ни одной из них не светит преодолеть пятипроцентный «полубарьер»). Ну и один-два процента бюллетеней окажутся испорченными.      

Получается, что в Думу вновь пройдут четыре партии, именно те, что прошли в 2007 году. Таким образом действующая партийная система в основе сохранится. На ближайшие пять лет — до следующих думских выборов.

С другой стороны, изменится думский расклад. «Единой России» достанется меньше 300 мандатов, она утратит конституционное большинство. Это не приведет к каким-то радикальным подвижкам — для принятия федеральных законов и думских постановлений, согласования кандидатуры премьера и пр. по Конституции необходимо минимум 226 депутатских голосов. У партии власти их будет гораздо больше (260–280), и в этом смысле вполне оправдана уже введенная в оборот характеристика будущего единороссовского большинства как устойчивого. Можно также говорить о контролирующем большинстве.

Что касается подвижек «нерадикальных», то, безусловно, во-первых, думская оппозиция сможет претендовать на большее представительство в руководстве палаты. Да, грядет сокращение числа комитетов (Думе, как уже заявлено, предложат «поддержать почин» Совета Федерации, недавно оптимизировавшего свою структуру). Т.е. по факту оппозиции достанется меньше руководящих постов, чем у нее есть сейчас. Но чем меньше комитетов, тем больше статус и значительнее ресурс комитетских председателей и зампредов. И, условно говоря, 15 постов в новой Думе будут политически и аппаратно весить больше, чем 30 в нынешней.

Во-вторых, возрастет активность оппозиционных парламентских партий в регионах. Успех на федеральной кампании взвинтит их амбиции на субъектовых и местных выборах. И, естественно, увеличит спрос на места в их списках со стороны политически активных бизнесменов (стремящихся во власть лично или продвигающих своих клиентов). Чем больше спрос, тем больше денег. А чем больше денег, тем выше шансы. В скорой перспективе оппозиция увеличит свое присутствие во многих региональных парламентах и муниципальных собраниях. И в целом усилит свое влияние в территориальных политикумах.

В-третьих, «Единой России» придется формировать постоянную коалицию или, что более вероятно, коалиции ad hoc (по конкретному вопросу) для тех особых случаев, когда будет необходимо конституционное большинство. Наиболее удобным партнером на первый взгляд выглядит ЛДПР. Но не стоит забывать и о том, что в 2000–2001 гг. партия власти — тогда это было «Единство» («Медведь») — составляла коалицию с коммунистами. Да и «эсеры» в отдельных случаях оказываются вменяемыми.     

Тех, кто говорит в связи со всем этим о каком-то «возвращении 90-х», слушать не надо. Тут неуместны сравнения даже с третьей Думой (1999–2003 гг.).

Ни в первой Думе (1993–1995 гг.), ни во второй (1995–1999 гг.) вообще не было фракций большинства. Ни у партии власти, ни у оппозиции. Коммунисты, правда, могли собирать простое большинство во второй Думе, мобилизуя своих союзников (аграриев и пр.). Но получалось у них это не всегда. А в новой Думе, как сказано, будет устойчивое  единороссовское большинство. Оппозиция, даже если она вся объединится, не сможет самостоятельно проводить свои инициативы или блокировать работу палаты. 

В третьей Думе партия власти также изначально не имела большинства (поэтому и пришлось вступать в альянс с КПРФ). Правда, уже в 2001 году была сформирована пропрезидентская коалиция, включавшая фракции «Единство» и «Отечество» и депутатские группы «Регионы России» и «Народный депутат». В этих четырех объединениях состоял (на момент создания коалиции) 231 депутат. Но это большинство не было устойчивым. В частности, группа «Регионы России» практически никогда не голосовала консолидированно и т.д.

В общем, никакой «откат назад» не грозит.  

Комментарии
Прямой эфир