Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всеми отмечаемый некоторый дефицит интриги, наблюдаемый при подготовке к всенародным выборам, с лихвой компенсируется столь же очевидным профицитом интриги во взаимоотношения ЦИК РФ и международных наблюдателей. Прямо списанные с «Короля Лира» препирательства, в ходе которых старшие дочери (resp. руководители ЦИК) объясняют Лиру, что запрошенное им количество рыцарей (resp. международных наблюдателей) чрезмерно, хватит и пяти, а лучше вообще без них и без самого Лира — это уже давняя классика.

Теперь к этой классике добавился прямой сигнал В. Е. Чурова в Генпрокуратуру РФ и МИД РФ. Глава ЦИК сообщил этим ведомствам, что в ходе рекогносцировочной поездки в РФ члены наблюдательной миссии ПАСЕ нарушили законы, и потребовал взятия мер. Сам он в качестве мер отменил запланированную встречу с главой миссии ПАСЕ Т. Коксом.

С формальной точки зрения и ЦИК, и миссионеры ПАСЕ могут настаивать на своей правоте, поскольку в законе о выборах есть очевидная коллизия. С одной стороны, иностранные наблюдатели вправе высказывать свое мнение о том, что они наблюли, только после окончания голосования, а они начали высказываться задолго до. С другой стороны, когда они высказывались о недочетах начавшейся кампании, они еще не были наблюдателями, ибо частное лицо делается наблюдателем лишь с момента аккредитации при ЦИК, которой еще не было.

В дипломатической практике подобные проблемы решаются таким образом, что государство пребывания вправе не дать назначенному послу агреман, а равно и объявить любого члена дипмиссии, в том числе и еще не приехавшего, persona non grata, не объясняя причин (ст. 5 и 9 Венской конвенции). Наговорил лишнего — отказали в агремане, а сигналы в прокуратуру совершенно необязательны и скорее даже нежелательны, потому что только усугубляют скандал.

Аналогия была бы вполне конструктивной, когда бы статус международных наблюдателей был закреплен международными же договорами, приравнивающими наблюдателей к дипломатам. Или просто установлением такой практики, когда иностранные державы, если им хочется понаблюдать за выборами, могут делать это силами своего дипломатического персонала. Проблема, однако, в том, что желает наблюдать ПАСЕ, не являющаяся субъектом международного права, отчего и статус ее наблюдателей провисает. Чем и пользуется ЦИК РФ, устанавливая правомочия наблюдателей в одностороннем порядке. Для точности заметим, что от ЦИК исходили предложения выработать какую-то конвенцию на этот счет, но идея не вызвала большого отклика у партнеров.

Тем более что и само приравнивание наблюдателей к дипломатам может быть не очень уместным. Если уж искать аналоги, точнее было бы сравнить их с понятыми, которые удостоверяют законность производимого электорального действия и вправе делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол. Сейчас, правда, предложено убрать понятых даже из УПК, поскольку в наш век гаджетов они устарели, но что делать, если более точного аналога не наблюдается. Понятые на обыске призваны смотреть, чтобы дознаватели и следователи не подбрасывали чего лишнего, понятые на выборах призваны к тому же самому. Сторонние, не прикормленные понятые только лишняя обуза для напористого следователя, точно такой же обузой они являются для напористого избиркома.

В споре об уголовно-процессуальных понятых принято отмечать, что, возможно, этот институт, введенный еще Соборным уложением 1649 года, несколько устарел, но нравы наших органов таковы, что разумнее пока сохранять любые сдержки, препятствующие их чрезмерной напористости. Вероятно, то же относится и к электорально-процессуальным понятым. В какой-нибудь Франции или Германии, где избирательные механизмы отстоялись, и мухлеж на выборах не является темой № 1 при обсуждении праздника демократии (и даже вообще темой не является), институт международных понятых действительно не является особо насущным учреждением. В России, где тема № 1 является главной, а темы № 2, № 3 etc. практически отсутствуют, наличие европонятых является не Бог весть каким, но все-таки минимальным тормозом, сдерживающим уже вообще ничем не стесненный административный восторг.

Что же до крайней нелюбви ЦИК РФ к понятым, пускающим вражескую пропаганду, позволительно напомнить анекдот из жизни гр. Г. Г. Орлова. Когда некий чиновник пожаловался графу, что его обвиняют во взятках, тот отвечал: «Да, и со мной было то же самое. Но вот что удивительно: когда я перестал брать взятки, перестали и обвинять».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...