Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Стойкое ощущение дежавю возникает у меня в связи с последними событиями вокруг Ирана. Странное что-то происходит вокруг этой страны. И мне очень не нравится эта странность.

«Режим аятолл находится в одном шаге от получения атомной бомбы. Чтобы остановить его, удар необходимо нанести буквально завтра утром — завтра вечером будет уже поздно», «Израиль при поддержке США и НАТО заканчивает последние приготовления перед нанесением воздушного удара», «Ближний Восток на пороге большой войны» и даже «Удар по Ирану приведет к третьей мировой», — говорят нам последние недели практически все основные западные и израильские СМИ, и все это звучит не только тревожно, но весьма убедительно и реально.

Действительно на протяжении многих лет Иран разрабатывает ядерную программу, причем об этом говорят и сами аятоллы, и говорят не менее часто, чем западные и израильские политики и руководители спецслужб. А перевести современный мирный атом в военный — дело техники, причем несложной. Действительно Иран уже имеет межконтинентальные баллистические ракеты, способные достичь не только Иерусалима, но и Москвы, Лондона, Берлина и уже, возможно, тихоокеанского побережья США. Действительно иранское руководство неоднократно заявляло, что не признает права Израиля на существование, что Еврейское государство должно исчезнуть с лица земли, — и работает в этом направлении. «Как сказал Имам Хомейни, Израиль должен быть стерт с карты мира» — эти слова президент Ирана Махмуд Ахмадинежад произнес еще в начале своего пребывания у власти (для любителей точности — в октябре 2005 года на прошедшей в Тегеране конференции под названием «Мир без сионизма»).

Иран уже давно сделал проблему отношений с Израилем одним из ключевых вопросов своей политики, еще в самом начале исламской революции аятоллы во главе с Хомейни приговорили к смерти Еврейское государство. Так что идея нанесения превентивного удара по Ирану должна у меня, как у израильтянина и гиперсиониста, вызывать осторожное одобрение. Да, вещь это технически трудная и рискованная. Но в компетентности нашего генштаба я уверен, и если израильские генералы примут-таки решение о самостоятельной военной операции или об участии в совместном ударе с США и НАТО — то только в том случае, если будут близкие к 100% реальные шансы на успех.

Должна была бы, если бы не одно «но», которое мне очень не нравится.

Вот несколько новостных заголовков:

1. «Пентагон уже разработал план военного удара по Ирану с целью свержения там исламского режима. Военная акция призвана стать дополнением к восстанию, на которое рассчитывает Пентагон»

2. «Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) вынуждено было заявить, что Иран не раскрывает масштаба своих ядерных программ»

3. «Начальник генерального штаба иранской армии в беседе с корреспондентом официального иранского информационного агентства «ФАРС» сказал, что «в ближайшее время Израиль нанесет удар по Ирану»

4. «Иран готов нанести превентивные удары по Израилю и США»

5. «Вице-президент США заявил, что американское руководство «очень встревожено ядерной программой Ирана»

6. «США нанесут удар по Ирану в ближайшие недели», — сообщили в интервью ведущей голландской газете источники, связанные с разведкой Нидерландов.  

Звучат эти заголовки полностью в унисон с тем, что сообщают нам ведущие мировые агентства об иранской проблеме сегодня. Но только датированы они 2003, 2004 и самое позднее 2008 годами.

То есть на протяжении уже почти десятилетия ведущие мировые политики и организации регулярно сообщают нам, что, по самым достоверным источникам, Иран вот-вот обзаведется ядерной бомбой и поэтому США и Израиль (или Израиль и США) вот-вот нанесут по Ирану удар. Рискну предположить, что эти точные сообщения не подтвердятся и в этом году, так же как не подтвердились они в предыдущих.

Оперативная память у журналистов и читателей газет короткая — поэтому это жульничество проходит каждый раз незамеченным.

Но возникает вопрос: зачем руководства США, НАТО, Израиля и Ирана дружно играют каждый год в эту странную игру? Ответ вроде бы лежит на поверхности: для Запада манипулирование угрозой глобальной войны в нефтеносных районах Ближнего Востока — удобный способ регулирования цен на углеводороды.

Что касается руководства Ирана, то ему угроза войны выгодна по внутриполитическим причинам.

Исламский режим переживает не лучшие времена, его эволюция напоминает эволюцию советского режима. Чем больше времени проходит с исламской революции — тем слабее исламский энтузиазм масс, особенно молодежи.

Этой ситуацией — идеологической эрозией, падением влияния хомейнистской идеологии, усиливающимися реформистскими тенденциями в политической жизни — обеспокоено консервативное шиитское духовенство (в первую очередь группирующееся вокруг учебных центров священного города Кума), претендующее на роль «хранителей заветов Хомейни» и духа исламской революции.

Круги эти весьма влиятельны, именно они держат под контролем весь силовой блок Исламской Республики. Единственный выход, дающий надежду сохранить прежний характер режима, они видят (надо сказать, вполне справедливо) в сплочении народа вокруг внешней угрозы.

Если дело обстоит именно так, то ничего страшного в этой игре нет: политикам и торговцам нефтью — польза, потребителям новостей — развлечение.

Однако это слишком простое объяснение для столь долгой и слаженной игры.

Происходящее в последние годы очень напоминает события столетней давности — десятилетие перед началом Первой мировой войны.

Тогда под аккомпанемент таких же невнятных и противоречивых сообщений газет невидимый для взгляда непосвященных шел процесс подготовки Великой войны за передел мира.

Как и сегодня, по всему миру прокатилась волна оставшихся незавершенными революций. Про первую русскую революцию 1905–1907 годов помнят все. Но было их много и одновременно — в том же Иране в 1905–1911 годах прошла так называемая конституционная революция.

Политики и эксперты точно так же, как и сегодня, предрекали войны, но совcем не там и не тех масштабов, что разразились в итоге, в результате странных для непосвященных и не предсказанных никем союзов. Когда недавние враги — Россия и Япония — оказались союзниками. Болгария, обязанная России всем, воевала против своих вчерашних освободителей на стороне ненавидимой Турции. А русский царь под звуки антимонархической «Марсельезы» выступил против своего родственника кайзера и австрийского императора…

Прошло сто лет — и очень похоже, что такая же закулисная подготовка нового передела мира происходит сегодня, под аккомпанемент отвлекающих сообщений политиков.

Думаю, война разразится в ближайшие годы. И будет она даже много страшнее, чем предрекают сегодня, но не исключено, что Израиль и Иран окажутся в ней по одну сторону линии неведомого пока фронта. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...