Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Проблема воспитания гражданственности — центральная для школьного образования многих стран. Для России ее решение особенно сложно. И дело не только в том, что в 1991 году исчезла гражданственность советская, которая не была замещена сильной российской гражданственностью. Дело не только в огромных миграционных потоках, не только в резком ослаблении ценностно-культурного уровня общества. В огромной мере дело в утрате нашей школой самой компетенции воспитания.

В советское время у школы был готовый и хорошо организованный идеологический механизм — октябрята, пионеры, комсомол... Этот механизм и без больших умений директоров и учителей неплохо работал. Сейчас его нет, и воссоздать его нельзя, ибо не  может быть государственной идеологии. А воспитывать по-другому школа не умеет. И даже не учится.

Несбытие гражданина начинается в нашей массовой школе с первых дней первого класса. Ребенку не предоставляют свободу выбора, его не озадачивают ответственностью выбора (стихотворения, задачки, альтернативного ответа, предмета чтения и письма, мнения, послеурочной деятельности и т.д.). Тем самым его не допускают к осуществлению его предназначения — сбыться, стать, состояться, исполниться.

Даже письменной речи его обучают не на основе уже сформированной им самим собственной и достаточно богатой устной речи, собственного словарного запаса, а на основе изготовленного на всех одинакового скудного набора пособий (букварь, книга для чтения). Выбирают за него, не формируя компетенции выбора, тем самым, упрощая его культурную матрицу, формируя привычку к простейшему из выборов («да» или «нет»), то есть к манихейству, инверсии.

Чтобы ребенок «сбылся», его нужно услышать, дать равную роль в диалоге, в дискурсе, а наша школа монологична, как и общество. Будущий гражданин лишен слова, пространства ассоциативной жизни, объединяющего (консолидирующего) и коммуницируемого опыта. У него не возникает рефлексии (потом нерефлексивным остается и взрослый). Ассоциативная жизнь создает поток стимулов, возбуждающих рефлексию, расширяющих пространство духовных и политических обменов, где выявляются области общих тревог и совпадающих интересов. Это пространство речевой коммуникации, выступающей как социальный организатор и интегратор, как источник усложняющейся культуры ребенка.

Если у школы есть стратегия развития, ее должны узнать школьники. А узнав, они должны получить право придумать и воплотить свою роль в этой стратегии. Еще лучше, если ребенок сконструирует и роль для своих родителей. Если же такой стратегии нет, то только для воспитания гражданственности ее нужно придумать.

Социализация ребенка играет огромную роль в развитии его гражданственности, ответственности «за все вокруг меня». Проекты социальной поддержки детей-сирот, «колясочников», детей с ОВР, ветеранов и пенсионеров, участия в жизни локального сообщества — самые эффективные способы для формирования гражданственности. Точно так же патриотизм легко пробуждается сначала в собственном доме на основе обязанности ребенка за что-то отвечать (за чистоту, порядок, часть ежедневных покупок, режим общего чтения и т.д.). Так возникает «любовь (привязанность) к месту».

Два года наблюдаю, как мальчик во дворе своими руками сделал клумбу, посадил цветы, обнес камнями, поливает и бросается на каждого, кто посмеет «его» красоту испортить. Это «место» ему дорого потому, что он в него вложил, инвестировал себя. Это уже не дом, а двор, но теперь «свой» двор.

Родина больше всего дорога тем, кто пролил кровь за нее. «Место» может быть дорого и тем, что в него «вложились» предки. Но в любом случае эта «любовь, чувство к месту» (к пушкинскому «родному пепелищу») возникает только как следствие участия, вложения себя, а не пионерской встречи с ветераном и просмотра фильма «Александр Невский». Патриотизм — это «чувство к месту», вызванное тем, что мы в него вкладываем себя. Без деятельностного вклада в «место» патриотизма не возникает. А без него чувство (свойство) гражданственности будет хилым.

Для России и ее школы воспитание этих чувств и свойств — высший приоритет, императив. Мы долго жили в стране, которая была беспредельно жестока со своими жителями. Большинство тех, кому разрешили уехать (евреи, немцы Поволжья), уезжали. А наше время — это открытые границы, открытые общества и экономики, прозрачные сопоставимости материальных, социальных и иных человеческих соблазнов. Это мир без границ для человека, который (как и каждый человек) никогда не перестает быть вместилищем как добрых, так и злых дел, как почтения, так и полного безразличия к «отеческим гробам». Ослабление ценностно-культурной матрицы — путь к освобождению от ценностного контроля инстинктов и соблазнов.

«Лояльность» миру без границ — это то, что интуитивно переживается многими государствами как опасность для собственного будущего. Эту опасность переживает и наше общество. Но одновременно оно плохо понимает важность Деятельностной школы, способной взращивать Личность, наделенную свойствами гражданственности, патриотизма и лояльности. Пока «Воспитание гражданственности» остается лозунгом, риторикой, лихо сформулированными текстами отчетов о наших успехах в строительстве «Нашей новой школы». Да, искусство отчетов — это то советское образование, по которому мы все не меньше, чем профессора.

Автор — заместитель научного руководителя Высшей школы экономики

Комментарии
Прямой эфир