Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Зэкам предлагают 3D-кино и «тревожные кнопки»

ФСИН продолжает тестировать в сибирских СИЗО и колониях новые технологии
0
Зэкам предлагают 3D-кино и «тревожные кнопки»
фото: Сергей Мамонтов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Заключенные одной из иркутских колоний строгого режима в скором времени смогут посещать 3D-кинотеатр. Такое новшество вводится местным ФСИН наряду с внедрением и других технических новинок — в местном СИЗО установлена система круглосуточной видеосвязи с надзирателями, по принципу работы напоминающий «гражданский» видеодомофон. 

Первый в России 3D-кинотеатр для заключенных в скором времени начнет действовать в ИК-15 строгого режима в городе-спутнике Иркутска Ангарске.

— Оборудование для кинотеатра уже закуплено, сейчас идет переоборудование клуба учреждения, — рассказала «Известиям» представитель ГУФСИН Иркутской области Светлана Бережная.

На 3D-кинозал колония заработала себе сама — в ИК налажено производство пластиковых окон. И хотя специальные очки для просмотра еще не купили, с репертуаром фильмов определились — их будут утверждать инспекторы по режимной и воспитательной работе.

— Будем показывать добрые фильмы без сцен насилия. Что-то вроде мелодрам, — заверили представители службы исполнения наказания, пояснив, что их просмотр будет поощрением за хорошее поведение.

Впрочем, пока в иркутском ГУФСИНе смотрят не кино, а за осужденными. В СИЗО № 1 в 208 помещений установлены видеокамеры и устройства типа обычного домофона, которые обеспечивают круглосуточное наблюдение за заключенными и двухсторонную связь.

Их появление принесло неожиданные результаты. В условиях тотального видеоконтроля надзирателями было выявлено около 3 тыс. нарушений режима. Но обращений от самих обитателей СИЗО оказалось в разы больше.

— В среднем в день дежурные фиксируют на мониторах 20–30 мелких нарушений. Заключенные же обращаются по 50 раз в день, — говорит Бережная.

По ее словам, обитатели изолятора обращаются как по бытовым вопросам (плохо работает канализация, не открывается форточка и т.д.), так и просят забрать написанные жалобы и ходатайства. Попытка уничтожить «Большого брата» произошла лишь однажды — за сломанную видеокамеру с осужденного взыщут 6 тыс. рублей.

Адвокат Владимир Жеребенков, представлявший интересы скончавшейся в СИЗО предпринимательницы Веры Трифоновой, убежден, что контроль должен быть избирательным.

— Люди порой содержатся в СИЗО месяцами и годами. Они живут в своем микромире — общаются, раздеваются, ходят в туалет. Жить под прицелом видеокамеры — сильнейшая психологическая травма, — считает Жеребенков.

Адвокат полагает, что на видео должны фиксироваться лишь моменты общения с надзирателями. При этом идею с кнопкой вызова персонала он считает нужной: «Иногда человеку плохо, но невозможно достучаться в дверь до дежурного. Бывало, что заключенные умирали, не дождавшись срочной помощи».

По мнению главы Московского бюро по правам человека Александра Брода, следить за сидельцами можно и через форточку в двери, не фиксируя все интимные подробности жизни заключенного. Правозащитник полагает, что без общественных наблюдательных комиссий все кнопки вызовов и записи видеокамер окажутся бесполезными.

Комментарии
Прямой эфир