Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

России на валютном фронте не победить

Вступление страны в ВТО может ослабить ее позиции в мировой торговле
0
России на валютном фронте не победить
фото: ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центробанк во вторник почти вдвое повысил прогноз по оттоку капитала из России — до $70 млрд с $36 млрд. Это еще больше ограничивает возможности ЦБ эмитировать рублевую массу под привлеченные инвестиции, а значит, таким образом регулировать курс национальной валюты. Все это происходит на фоне стремления стран к ослаблению своих национальных валют для поддержки конкурентоспособности экономик. При этом Россия уже до конца года планирует закончить все переговоры по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), где, судя по всему, нам придется несладко. Торговые войны сменились валютными, не сомневаются эксперты.

Во вторник одной из самых влияющих на финансовые рынки новостей (не считая европейских проблем) стала информация о том, что Центробанк Японии официально провел массированную валютную интервенцию, чтобы снизить курс иены. Что он, собственно, и сделал, уронив нацвалюту к доллару на 3% (в начале интервенции снижение курса достигало 4,5%).

Дорогая валюта в кризисное время — кандалы для экономического развития, поскольку делает товары и услуги неконкурентоспособными. Поэтому с прошлого года, дабы выбраться из ямы, многие страны прибегали к валютным интервенциям для снижения курса валют. Отметилась на этом поприще даже Швейцария, придавленная «тяжелым» франком, из-за чего проблемы соседей оказывали влияние и на это относительно благополучное государство.

Что уж говорить о Китае, экономика которого пробилась на второе место мирового пьедестала во многом именно из-за низкого курса юаня. Подобные действия пришли на смену торговым войнам. Ведь формально большая часть мирового сообщества с созданием ВТО передала право на установление справедливого уровня конкурентоспособности экономик свободному рынку.

Как отмечает аналитик ФГ «Калита-Финанс» Алексей Вязовский, практика показывает, что валютные меры не менее эффективны, чем тарифное и нетарифное регулирование. На этом фоне, как полагает эксперт, вступление России в ВТО не даст нам никаких дополнительных выгод и не выявит реальную конкурентоспособность нашей экономики. С этим не согласны представители властей.

— На мой взгляд, ВТО и валютные войны никак не соотносятся. Мы сохраняем все необходимые нам инструменты регулирования в рамках организации, — заявил «Известиям» главный российский переговорщик с ВТО, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков. — И Россия тоже может прибегать к денежно-кредитным методам. Но для нас повышение конкурентоспособности отечественных производителей путем снижения курса национальной валюты пока неактуально. Наш основной экспорт — сырье, цены на который устанавливаются на мировом рынке.

Однако эксперты считают, что и акценты регулирования сильно сместились за те почти 20 лет, что Россия вступает в ВТО, да и сама организация утратила свое влияние. 

— Мы должны понимать, куда вступаем. ВТО — это организация, которая давно находится на обочине мировой экономики и ничего не решает. Например, нельзя говорить о свободной торговле в сельском хозяйстве — все дотируют и предоставляют преференции своим производителям. То же самое в других отраслях. Пример — сталелитейная отрасль США. Не так давно разразился скандал из-за того, что они поддерживали внутренних производителей по программе закупок для строительства, — напоминает Алексей Вязовский. 

Совсем свежий пример — неоднозначный с позиций ВТО новый американский закон, который позволяет устанавливать компенсационные пошлины по отношению к странам, занижающим курс своей национальной денежной единицы. Понятное дело, что подразумевается Китай — главный торговый и валютный противник США, но конкретные государства в документе не упоминаются. Поэтому применять повышенные пошлины можно к любой стране, которая, по мнению Соединенных Штатов, недооценивает свои деньги.

— Хороший вопрос, насколько принятие США закона о пошлинах для стран с заниженным курсом национальной валюты соответствует правилам ВТО, — согласен Максим Медведков. Но оценивать закон он отказался. — Я предлагаю сначала вступить, а потом разбираться с этим.

Что касается валютной политики, то инструменты могут быть разные: кто-то, как Китай, жестко регулирует курс национальной валюты, кто-то выходит на рынок с валютными интервенциями, США активно пользуются интервенциями вербальными и регулированием процентной ставки. Кроме того, Америка может увеличить объем внешних заимствований (об этом, кстати, объявил на этой неделе минфин страны), что автоматически приводит к удешевлению доллара. И никто от подобной практики отказываться не собирается. Особенно любители этого дела.

— Например, Китай будет продолжать удерживать курс юаня, несмотря на все протесты, до тех пор, пока не стабилизирует свою экономику и не выведет ее на уровень мировых стандартов по другим параметрам, — полагает аналитик группы компаний TeleTRADE Евгений Филиппов.

А вот у России пока просто нет финансовой и политической воли, чтобы что-то изменить.

— Наш ЦБ по-прежнему проводит навязанную МВФ политику currencyboard — когда деньги в стране эмитируются под поступление валютной выручки экспортеров, кредиты и приток иностранного капитала. ЦБ не эмитирует рубли в зависимости от потребностей экономики. Хотя у нас есть для этого инструменты и резервы — более $500 млрд ЗВР, свыше 1 трлн рублей — Стабфонд, — указывает Алексей Вязовский.

Получается, что мы в скором времени можем лишиться преимуществ страны, не связанной обязательствами свободной торговли. Но при этом не сможем прибегать к валютным мерам воздействия, которые пока не ограничены международными рамками. И, как заявил «Известиям» Максим Медведков, денежно-кредитная политика пока не рассматривается как объект регулирования со стороны ВТО.

Комментарии
Прямой эфир