Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Белоснежка на виртуальном уровне

Анжелен Прельжокаж скрестил балет с компьютерной страшилкой
0
Белоснежка на виртуальном уровне
Белоснежка, яблоко и мачеха, фото: Vladimir Lupovskoy
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Белоснежку» по мотивам сказки братьев Гримм (французский аналог нашей «Сказки о спящей царевне и семи богатырях») Анжелен Прельжокаж поставил в 2008-м для своей труппы в Экс-ан-Провансе. В России ее увидели впервые, хотя могли бы посмотреть и раньше.

Когда Анатолий Иксанов предложил Прельжокажу сделать балет для Большого театра, тот выразил готовность перенести сказочный опус и даже приехал смотреть артистов. Затея не осуществилась. По словам постановщика, ему не захотелось превращать идеальных российских танцовщиков в непрезентабельных гномов.

В итоге для Большого был поставлен эксклюзив, прославляющий акт творения («Creation»), а Прельжокажа организаторы фестиваля «Дягилев. Посткриптум» попросили привезти экс-ан-прованскую «Белоснежку» в Петербург. Хореограф, не мешкая, согласился. Впрочем, иного ответа от него и не ждали.

Дягилев для самого именитого — после кончины Мориса Бежара — французского хореографа и образец для подражания, и источник вдохновения. В лучших его спектаклях, прежде всего в упоительном «Парке», дягилевский «гезамткунстверк» — гармоничное содружество искусств — расцветает, радуя слух и глаз. «Белоснежка», судя по составу авторов, могла бы эту традицию подтвердить и углубить.

За сценографию взялся мастер лаконичных решений Тьерри Лепруст. За костюмы — не нуждающийся в рекомендациях Жан-Поль Готье. В музыкальный ряд Прельжокаж включил симфонические произведения гения позднего романтизма Густава Малера. Однако совокупный продукт получился шумным, невнятным и утомительным. Вежливая петербургская публика кряхтела, кашляла и встретила финальный занавес вздохом облегчения.

Есть предположение, что организаторы не угадали с аудиторией. Дети до 16 лет доступа в театр не получили — в связи с наличием откровенных сцен. Между тем спектакль просто создан для этого контингента. Потому как по структуре «Белоснежка» — многоуровневая компьютерная страшилка. На каждом следующем этапе героиню ждут новые испытания, а зрителя — свежие сильнодействующие эффекты. Похоже, в отрочестве маэстро не реализовал тягу к страшным сказкам, ныне тайно прикипел к сказкам компьютерным и выплеснул эту запоздалую страсть на сцену. 

Мощные удары грома (уровень децибелов зашкаливает). Дым, красиво клубящийся на темном фоне (художник по свету Патрик Риу — знаток своего дела). Удушливый запах серы (аллергикам стоит захватить лекарства). Сексапильная мачеха в латексном купальнике, разметающая поклонников падчерицы движением кисти (привет от феи Карабос из «Спящей красавицы»). Лесной олень (не менее эротичная танцовщица топлес), гарцующий с магическим яблоком. Гигантское черное зеркало в золотой раме. Гномы-скалолазы, перемещающиеся по отвесной стене. Мать Белоснежки, которая спускается на тросике к уснувшей дочери, берет ее на руки и летает над сценой. Зрители ахают: дочка, в отличие от мамочки, девушка крупная.

Еще есть милующиеся пары на морском берегу, брутальная сцена насилия под лесными кронами, наказание мачехи раскаленными камнями, белый свадебный кринолин от Готье и прочее, прочее, прочее. Нет только собственно истории о любви, верности и терпении. Об умении прощать и неотвратимости возмездия. О материнской самоотверженности и отцовском равнодушии.

Психология и взаимоотношения персонажей — то, что в балете находится в ведении пластики и музыки, — хореографа интересуют мало, как не интересуют танец и Малер. Откровения мятущегося романтика — не более чем фон, на котором однообразные движения складываются в однообразные комбинации. Танцовщики работают честно, но одухотворить стерильный текст им не под силу.

По сути любопытен лишь один финальный дуэт, где принц валяет туда-сюда бесчувственное тело Белоснежки. И лишь одна эмоциональная реакция — вдоволь натерзавшись, юноша замирает в отчаянии, и тут к нему прикасается очнувшаяся девушка. Страдалец в ужасе отшатывается — он уже привык к ее отсутствию. Жизнь идет своим чередом, и пришельцам из прошлого в ней не место.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...