Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Офисный планктон» государства благосостояния не создаст. С излишними щедротами пора заканчивать»

Экономист Лев Любимов — о финансировании высшего образования
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Стадия бума в российском политическом цикле подходит к пику. Вместе с ней к пику подходит массовая раздача щедрот, милостей и амнистий. Знатоки дружно говорят, что этой раздачей уже «схвачен» бюджет России на долгие годы вперед, и поэтому, когда наступит первая послебумовая неделя, власти начнут думать, как отыгрывать назад. В конце концов, выборы — дело сезонное, а сбалансированный бюджет нужен всегда. Ну а лукавство отъема обещанного, на мой взгляд, не грех. Ведь щедроты раздавали по большим электоральным «площадям», а не по точкам роста, с которых можно было бы  отдачу получить. Так что указанное лукавство на деле может стать как бы инструментом повышения экономической эффективности. А тогда, чем больше такого лукавства, тем, возможно, и лучше. Поэтому хочется даже подсказать что-нибудь такое, что помогло бы  послебумовую экономию увеличить.

Например, это вполне можно сделать по статье «Образование», особенно в разделах  о высшем образовании. Ведь если в фазе спада  раздач пряников и популизма можно вернуться к рациональному, то сразу же было бы разумно задать себе несколько вопросов. Первый: стоит ли тратить деньги налогоплательщиков на высшее образование для абитуриентов, получивших ниже 50–55  баллов? Какой смысл предлагать университетскую программу тому, кто школьную одолел еле-еле?

Второй вопрос: если у нас, как говорят все высокие начальники, слишком много  экономистов и юристов (с этим я, впрочем, немножко не согласен), то стоит ли еще сильнее сократить бюджетный прием на эти направления? А не согласен я с начальниками только в том, что у нас не слишком много, а просто немерено много не всяких, а плохих экономистов и юристов, хороших-то кот наплакал. Но это мое несогласие поставленный вопрос только усиливает. Если в стране действуют тысячи (!) программ высшего образования по экономике (тысячи филиалов, многие сотни непрофильных вузов), уровень которых низок, то не лучше ли «избавить» их от бюджетных мест и поберечь деньги налогоплательщиков?

Третий вопрос: кроме экономистов и юристов у нас во многих вузах плохо готовят психологов, менеджеров, политологов и т. д. — не стоит ли и по этим направлениям бюджетные места  сократить?

Положительный ответ на эти три вопроса может дать прямую и существенную экономию.  Но к ним можно добавить и вопрос об оптимизации тех бюджетных мест, которые останутся. Если в школьных реформах действует рациональный принцип «деньги следуют за ребенком» (то есть в ту школу, которую выбрал родитель), то почему бы в вузовском секторе не принять принцип «деньги следуют за студентом, избравшем наиболее нужные для  экономики страны факультеты»? Постоянные утверждения тех же начальников о  нехватке инженеров, специалистов  по естественным наукам пока не ведут к соответствующим корректировкам в образовательной политике. Видимо, считается, что этими утверждениями можно успешно воздействовать на абитуру — дескать, сами пойдут в инженеры.

И действительно пошли, но не намного больше, чем раньше. Однако баллы ЕГЭ у них, как  и раньше, таковы, что не верится в их высокое инженерное будущее. Во всяком случае, они заметно ниже, чем баллы поступающих на плохонькие экономические факультеты. В этом перспективная беда для России, рынок труда в которой предлагает «высокобалльнику» даже  плохонького экономического факультета перспективу работы с  зарплатой кратно выше, чем у будущего инженера, физика или химика.

Вывод: образовательная политика должна лоцировать бюджетных «высокобалльников» по приоритетным для экономики и общества направлениям высшего образования, то есть   направлениям, от которых зависят модернизация (пять секторов), инновации в обществе,  сильно отстающем банковском секторе, развитие науки и т. д.

Это существенно оптимизирует бюджетные затраты в вузах. Амбиции России как члена клуба ведущих держав нереальны, если модернизационные и инновационные сектора будут заняты медиакратией. Посредственности — основа порядка, status guo, а не  драйверы прогресса. Порядок непродуктивен, и мы наблюдаем это повсюду. Губернатор Пермского края О. А. Чиркунов пришедшим в пермские вузы студентам со средним баллом выше 225 (больше 75 за один ЕГЭ) платит  дополнительную, краевую стипендию 5 тыс. рублей. Ему посредственные инженеры не нужны! И России они тоже не нужны. Обратим внимание на ценз, «планку», установленную губернатором: это выше 75 баллов, а все, что ниже, — это, следовательно, посредственность. И никакого популизма!

Облагодетельствовать бюджетными средствами каждого — это конституционный долг России на уровне школьного образования. Но Конституция РФ не предусматривает  пролонгацию этого долга на высшее образование. На этом уровне идея расходования бюджетных средств должна быть экономической, а не социальной. Университеты — экономические инструменты общества, в знаниевой экономике — важнейшие. А мы все еще  держимся за «задачку» 1990-х годов для университетов, когда им давали немереное число бюджетных мест, чтобы они подержали у себя (как в камере хранения) побольше молодежи, поскольку в условиях резкого экономического спада число рабочих мест тоже резко сократилось. Но в те годы и «цена» бюджетного места была мизерной, не то что  сейчас, а главное — сегодня  потребность в миссии «камеры хранения» исчезла. Зато резко выросла потребность в «синих воротничках», пока покрываемая гастарбайтерами.

Увы, социологические опросы показывают, что тяга к подаяниям от государства (госпатернализм), традиционно наивысшая у наших старших поколений, начинает  прорастать и у молодежи. Кто же будет тогда донорами, а не реципиентами российского ВВП и госбюджета? Работой в «офисном планктоне» государства благосостояния не создашь. С излишними щедротами пора заканчивать. 

 

Автор — заместитель научного руководителя Высшей школы экономики


Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир