Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Окончить свои дни хочу в Аргентине, но до этого поставлю спектакль в Москве»

Роберт Стуруа об ироничном отношении к правителям, темпераменте Саакашвили и девушках с Facebook
0
«Окончить свои дни хочу в Аргентине, но до этого поставлю спектакль в Москве»
Роберт Стуруа, фото: ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Экс-худрук тбилисского Театра им. Шота Руставели, уволенный со своей должности «за этнические метафоры», а по сути за критику режима Саакашвили, ответил на вопросы корреспондента «Известий» Тамары Церетели.

— Даже не знаю, батоно Роберт, поздравлять вас со «свободой» или приносить соболезнования…

— Можно поздравить. Но не потому, что уволили, а потому, что мне надоело быть под присмотром.

— А театру можно посочувствовать?

— Это уже пускай он сам решает. Знаете, это как любящим супругам разводиться…

— Вы уже решили, в какой географической точке хотите находиться — Тбилиси, Москве, Лондоне?

— Я побуду в Тбилиси — интересно, чем тут все кончится. Наверное, через неделю все уже более или менее будет понятно. А пока у меня единственная проблема — финансовая. Большую семью я как-то должен содержать. Правда, мне предлагает театр Et Cetera пост с зарплатой, но я еще не решил (худрук театра Александр Калягин предложил Роберту Стуруа пост главного режиссера. — «Известия»).

— Ходили слухи, что вас и Таганка зовет…

— Официально мне никто ничего не говорил, только журналисты спрашивали. Но это же просто нереально — при живом Юрии Любимове приходить в его детище! А вообще я думаю, что лучше всего поехать куда-нибудь очень далеко, и это «далеко» для меня — Аргентина. Хорошо бы поселиться там и там окончить свои дни.

— Откуда такая любовь к заморской стране?

— Я в Буэнос-Айресе чувствую себя почти как в Тбилиси. Иду по Корриентес — центральной улице, там, где театры, — а меня все узнают, даже официанты выходят из кафе поздороваться. Я там шесть спектаклей поставил, а за последний — «Карьера Артуро Уи» по Брехту — получил семь национальных театральных премий. К тому же я очень растолстел, а там у меня есть врач, гомеопат. Под его присмотром я ем, как всегда, но за три месяца худею на 45 кг. А я сейчас хочу похудеть. Знаете, у Брехта есть цикл маленьких рассказов о господине Койнере. Там однажды господин К. выступал с пламенной речью против насилия, как вдруг увидел, что за спиной у него стоит само Насилие. Он тут же начал восхвалять его. А на упреки ответил: «У меня нет хребта, который я мог бы позволить перебить. Я хочу жить дольше, чем Насилие, чтобы увидеть, каков будет его финал». Вот и я хочу жить. Поэтому должен похудеть.

— Уже есть предложения из Аргентины?

— Я сказал аргентинцам, что хочу провести четырехмесячные курсы для режиссеров в Буэнос-Айресе, на что они с радостью согласились. В будущем году — когда там будет зима, а у нас лето — они мне предлагают курс. Но до Аргентины я, наверное, поставлю спектакль в Москве.

— В каком театре?

— Наверное, в Et Cetera. Приближается юбилей Александра Калягина, и он хочет, чтобы я что-нибудь поставил для него. Но пока я ничего не нашел.

— А вообще что бы вы хотели поставить?

— Я не из тех режиссеров, которые говорят, что они мечтают что-то там поставить. Многие мои спектакли сделаны по заказу. У меня есть несколько определений для режиссера. И одно из них — иллюстратор. Это как, например, дают художнику проиллюстрировать «Дон Кихота». И каждый его по-своему трактует. Или как пианисты — они не иллюстраторы, а интерпретаторы. Поэтому если мне предложат хорошую пьесу, я с удовольствием поставлю. Это может быть и классика, и современная драматургия. Вот сейчас я поставил пьесу Тамаза Чиладзе «Сезон охоты». Мы ее один раз сыграли на закрытии сезона, и будем играть на открытии.

— Вас уволили, а вы останетесь на открытие сезона?

— Я должен выпустить спектакль. Если, конечно, мне разрешат это сделать. Все может быть.

— В своих постановках вы изображаете правителей, в том числе действующих, с изрядной долей иронии. А в нынешней России принято дружить с властью. Если примете предложение Калягина, измените своей привычке?

— У меня ироничное отношение к правителям не из-за какого-то личного бзика. Вся мировая классика развивает этот радикальный вопрос — власть и народ. Очень интересно узнать механизмы — что происходит с человеком, когда он садится на трон или в кресло правителя.

— Говорят, министр культуры Руруа отказывался подписать приказ о вашем увольнении, и президент Саакашвили его чуть не побил. Чем вызвано такое «неравнодушие»?

— Не знаю. Видимо, у него индивидуальность такая — не совсем адекватная. Представьте, я стою после спектакля в дверях и расспрашиваю зрителей — понравилась им постановка или нет. И если мне говорят, что не понравилась, у меня начинается истерика и я лезу в драку. Видимо, не все способны выдерживать критику.

— А в театр президент ходит?

— Если и ходит, то только по телефону говорит. Когда мы отремонтировали театр, играли спектакль «Человек ли он». Он пришел — но плохо смотрел, все время говорил. Лучше бы вообще не приходил.

— В Тбилиси состоялся митинг в вашу поддержку. Его ваши актеры организовали?

— Наш театр не пошел, я им сказал: «Не надо вам ходить». Там были мои друзья по Facebook. Я несколько месяцев назад завел Facebook. Сперва мне не понравилось — я подумал, что это хорошее место для КГБ: обо всем открыто говорится. Но потом понял, что это новое публичное место, где ты беседуешь с людьми. У меня сейчас пять тысяч друзей. В основном молодые девушки — судя по фотографиям, очень красивые. И я с сожалением говорю: «Было бы это 20 лет назад…».

— Как восприняли вашу отставку в театре? Что там сейчас — растерянность, ярость, злость?

— Я уже давно в театре. Бывало, умирали очень важные люди. И казалось, все кончено. Но ничего не кончено. Когда уходит худрук, театр меняется. Я говорю своим артистам: представьте, что я умер, и успокойтесь.

— А что с репертуаром — он остается?

— Наверняка оставят, иначе нужно быстро ставить что-то новое. Возможно, какой-то план у них есть — так просто не сняли бы. Но думаю, пока нет кандидатуры, которую народ принял бы. Они сами не очень верят, что такой человек есть.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...