Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Норвегия не знала националистов страшнее россиян

Как живут в стране викингов российские ультраправые и выходцы с Кавказа
0
Норвегия не знала националистов страшнее россиян
Вячеслав Дацик, фото: из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В сентябре прошлого года на пороге полицейского участка в Осло появился лысый здоровяк в черной майке с символикой Третьего рейха. Он хмуро протянул пистолет и через переводчика попросил политического убежища.

Потом эта сцена появилась в интернете. «Он чеченец?» — невозмутимо поинтересовалась сотрудница миграционной службы. «Нет, русский. Сбежал из тюрьмы», — весело ответил сопровождавший здоровяка переводчик.

«Беженца» звали Вячеслав Дацик (Рыжий Тарзан), и до последнего времени большую головную боль для норвежского государства сложно было представить. Делом сбежавшего из питерской психушки националиста занимался даже норвежский король, а историю Дацика полгода крутили по всем местным телеканалам. Все это время «безумный русский», сидя в тюрьме, в знак протеста резал себе руки и шею и даже дрался с охраной.

В марте Рыжего Тарзана экстрадировали в Россию. Норвежцы вздохнули спокойно.

До двойного теракта, который в прошлую пятницу устроил Андерс Брейвик, самым проблемным «местным» националистом был язычник Варг Викернес, создатель блэк-метал-группы Burzum. В 1993 году Викернес получил норвежскую «вышку» — 21 год тюрьмы за поджоги церквей и убийство музыканта Ойстейна Орсета, но уже через 10 лет оказался в тюрьме облегченного режима.

Однажды выпущенный в недельный отпуск Викернес просто не вернулся. Кто знает, каких еще дел мог натворить поджигатель, если бы его вовремя не задержала полиция — в салоне угнанной машины у Викернеса нашли автоматическую винтовку, боевые ножи, противогаз. За эту выходку к сроку музыканта накинули еще 13 месяцев.

Других возмутителей общественного спокойствия в последние годы в Норвегии практически не было. Разве что в 2003 году 45 суток ареста получил основатель группировки Vigrid по имени Тор Тведт, позволявший себе расистские и антисемитские высказывания в интернете и местной прессе.

Как по всей Скандинавии, в Норвегии, конечно, существуют маленькие неонацистские группировки, состоящие из скинхедов, поклонников блэк-метал, футбольных фанатов, но терактов, серийных убийств на расовой почве, «белых патрулей» в Осло эксперты по экстремизму припомнить не могут. Во всей Норвегии вообще происходит в среднем 30–40 убийств в год — один из самых низких показателей в Европе на душу населения.

— Крупных агрессивных группировок, способных совершить масштабную акцию, в Норвегии не было. Другое дело, когда в мире растут антиисламские, антимиграционные настроения, появляются одиночки с неуравновешенной психикой, которые находят себе в интернете сообщников и по выложенным инструкциям создают адские машинки, — замечает правозащитник, член Общественной палаты Александр Брод, эксперт по международному экстремизму.

— Правое движение в Норвегии практически отсутствует. К сожалению, максимум, на что там способны, это пить пиво, трепаться в форумах и слушать тяжелый рок. Такие, как Андерс или Варг, почти не встречаются, — сетует переехавший в Норвегию русский националист, пожелавший остаться неизвестным.

В 1990-х земля викингов стала родным домом также для многих народов, в том числе и для беженцев с Северного Кавказа. Там, например, в городке Флоро нашла прибежище чеченская семья Кунгаевых, чья дочь Эльза была убита полковником Будановым. Глава семьи Виса работал завхозом в местном супермаркете, его жена Роза — воспитателем в детском саду. По словам Висы Кунгаева, в 2003 году, после переезда, семье угрожали некие люди — звонили дочери, говорили: «Вы недалеко ушли. Ты тоже пойдешь за своей сестрой». После этого члены семьи были взяты под охрану местной полицией. «А в целом выходцы с Северного Кавказа чувствовали себя в Норвегии в полной безопасности», — говорит Брод.

Норвежские националисты в разговоре о причинах произошедшего теракта поминают миграционную политику. 

— Правящей партией пропагандируются идеи превосходства мусульман, наркоманов, коммунистов и гомосексуалистов. В отношении этих социальных групп правительство Норвегии ведет политику вседозволенности, — говорит наш анонимный собеседник из числа русских националистов в Осло.

Эксперты не сомневаются, что после бойни, устроенной Брейвиком, спецслужбы Норвегии возьмут национальный вопрос на особый контроль. Местные ультраправые уже высказывают на форумах опасения, что в ближайшее время им грозят тотальный надзор и преследования.

Комментарии
Прямой эфир