Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Один из застрявших в Мозамбике моряков вернулся к семье во Владивосток
Мир
Президента Международного союза биатлонистов Далина заподозрили в коррупции
Мир
Польша предупредила США о «серьезных последствиях» из-за отказа помочь Украине
Мир
Израиль согласился пропустить партию муки из США в сектор Газа
Мир
Трамп пообещал заняться делами политзаключенных режима Байдена
Мир
В США ящерица выбралась из клетки и убила хозяина
Мир
МВФ достиг договоренности о новом транше Украине в размере $880 млн
Политика
Путин поддержал идею о создании межрегионального центра в Чувашии
Происшествия
В Горловке при обстреле ВФУ пострадали мирные граждане
Мир
Четыре человека погибли при пожаре в многоэтажном доме в Валенсии
Происшествия
Российская ПВО уничтожила беспилотник ВСУ в Брянской области
Происшествия
На севере Москвы произошло ДТП с полицейской машиной
Мир
Четверо полицейских погибли при крушении вертолета в Колумбии
Происшествия
Открытое горение на складе в Новосибирске ликвидировали
Мир
В Таиланде рыбаки поймали трехметрового сельдяного короля

Гребенщиков призвал разрешить марихуану

Рекордным столпотворением ознаменовался третий и, возможно, последний оупен-эйр «Рок над Волгой» близ Самары
0
Гребенщиков призвал разрешить марихуану
Появление Петра Мамонова не было заявлено на афишах и стало грандиозным сюрпризом фестиваля
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Летчики, которым, как известно, «сверху видно все», на протяжении праздничного дня российской независимости кружили над раскисшим от дождей полем у поволжского поселка Красный пахарь и фиксировали процесс прибывания туда поклонников бесплатного рока. Сведения передавались на землю.

Ежечасно по вип-трибуне разлеталась весть, громко озвученная кем-нибудь из службы безопасности фестиваля или оргкомитета: «Уже 202 тысячи», «Уже 220» и т.д. Остановились на 253 тысячах. Столько зрителей, если верить подсчетам, собрал на сей раз волжский слет отборных отечественных рок-сил и двух зарубежных спецгостей. Очень хотелось устроителям «Рока над Волгой» объявить о рекорде. Ну, и объявили.

Как и прежде бывало, фестивальная программа поделилась на тех, кто спешил к Кремлю, дабы в тот же день спеть и на московском праздничном концерте на Красной площади, и тех, кому спешить некуда. К первым относились коллективы «Чайф», «Би-2», «Ночные снайперы». Их даже Гоша Куценко (один из ведущих «Рока над Волгой») фактически не разглядел, ибо добрался до Красного пахаря из Сочи, транзитом через столицу, когда вышеназванные артисты свое отпели.

Герой фильмов «Любовь-морковь» грустить не стал, а сразу запел сам. В частности, «Звезду по имени Солнце» Виктора Цоя, ибо скоро выяснилось, что именно на такой музыке Гоша и рос. Сам, быть может, того не желая, актер-певец выразил на пресс-конференции суть нынешнего «Рока над Волгой». «Люди у нас верят рок-музыкантам больше, чем людям с табличкой «власть» на груди». О том же: людях, власти, вере, свободе говорили и пели главные действующие лица феста во второй его части.

Сначала, впрочем, состоялся еще один забавный эпизод: к «Ю-Питеру» Вячеслава Бутусова присоединился небольшой хор удмуртских «Бурановских бабушек» в национальных костюмах. На родном своем удмуртском языке они подпели бывшему фронтмену «Наутилуса Помпилиуса» в известной мелодичной вещи про апостола Андрея. С той же самоотдачей бабушки готовы были и к исполнению боевика Deep Purple. Так что на рок-фестах они, пожалуй, еще пригодятся. Даже досадно, что они не остались на сцене вместе с «Королем и Шутом». Добавили бы здоровой инфернальности в плясовые темы Князя и Горшка.

После «КиШа» пошли фестивальные тяжеловесы, и почти у каждого из них при желании можно было распознать некий смысловой посыл, что называется, между строк. Борис Гребенщиков в белом пиджаке от приветственной улыбки перешел к теме «Скорбец», усилил ощущение печального фатализма «Трамонтаной» и нашел из этого тупика привычный выход в реггей к «Словам  растамана», «Растаманам из глубинки» и т.д. Закончил же отрезвляющим «Полковником Васиным».

Как-то БГ сказал мне в интервью для «Известий», что пришла пора вновь петь этот старый призыв к отречению от отупляющей покорности, повторил эту мысль в разговоре и сейчас. А на прессухе добавил, что патриотизм для него — «последнее прибежище жуликов», что ему досадно, сколько идеологического груза сейчас пытаются навешивать на столь радостную вещь, как рок-фестивали, и что он приветствует идеи ООН по легализации марихуаны.

В концертном выступлении БГ была еще одна эксклюзивная штучка: на кельтских застольно-хороводных «Стаканах» на сцену выбежал накрепко завязавший с алкоголем шоумен «АукцЫона» Олег Гаркуша и отчаянно запрыгал под рефрен: «Все говорят, что пить нельзя. Я говорю, что буду».

Великим моментом «Рока над Волгой», конечно, стало не заявленное в предварительных афишах феста явление Петра Мамонова. Он, наконец, пришел не как «островной» старец, не как абсурдистский мелодекламатор. Петр Николаевич взял гитару и в одиночку зарычал легендарную «Досуги-буги». Половина толпы в поле впервые, думается, получила возможность увидеть, кто такой Мамонов – генератор исчезнувших уникальных «Звуков Му». Для других это был акт больших воспоминаний.

Отменно отыграл Юрий Шевчук с новым, очевидно, готовым к серьезному прорыву и переменам составом «ДДТ». Среди микса из старых песен прозвучала и премьера с припевом «Свобода, свобода, так много, так мало…». Дай Бог она станет популярнее шевчуковской «Осени».

Британские альтернативщики Skunk Anansie со всегда впечатляющей лысой темнокожей Деборой Энн Дайер, она же Скин, пошли дальше всех по пути сближения с массами. То есть Скин просто реально сошла со сцены в народ. Но еще больший эффект произвел выход другой иностранной дамы – финки Тарьи Турунен. Помимо собственного сета экс-вокалистка Nightwish всей мощью и страстью своего глубокого лирического сопрано подпела в балладе «Я здесь» Валерию Кипелову. Если бы не традиция – закрывать «Рок над Волгой» выступлением «Алисы», тут могли бы поставить точку. Но Кинчев и громкий салют над полем – это неотъемлемые знаки данного феста. И ими, естественно, не пренебрегли.

Тем более что такое было, возможно, в последний раз. Поле у Красного пахаря постепенно застраивается, и организаторы фестиваля сомневаются, что в будущем оно сохранит свою пригодность для столь многолюдных акций.

Комментарии
Прямой эфир