Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Святая Русь начиналась в Лувре

26 мая в здании Третьяковской галереи на Крымском Валу открывается уникальная выставка "Святая Русь". На ней будут представлены 450 экспонатов из 25 российских музеев, библиотек и архивов, а также один редчайший экспонат из Лувра.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С генеральным директором Третьяковки Ириной Лебедевой встретилась Елена Губайдуллина.

известия: Выставка "Святая Русь" состоится благодаря президенту России Дмитрию Медведеву. При каких обстоятельствах он выступил ее инициатором?

Ирина Лебедева: Президент видел выставку "Святая Русь" в прошлом году в Париже, в Лувре, когда она открывала культурную программу перекрестного года России и Франции. И, восхищенный, высказал пожелание показать все это в России. Не сомневаюсь, что чувство гордости за нашу историю испытала вся высокая делегация. Так же, как и директора музеев-участников. Все в один голос заговорили: "Как жаль, что такую выставку не увидят у нас!" И в эмоциональном порыве подумали, что выставка может сразу же переехать в Москву.

и: Почему же она открывается только сейчас?

Лебедева: Проанализировав ситуацию, мы поняли, что буквальный перенос выставки невозможен. Другое место диктует свое расположение материала, необходим заказ нового витринного оборудования, что достаточно трудоемко и дорого. К тому же и концепция выставки в России должна быть иной. Французские кураторы, в том числе директор Лувра Анри Луаретт, который любит русскую культуру, отобрали образцы из крупных музеев России. Экспонаты, мало известные во Франции, располагались в хронологическом порядке, сопровождались историческими пояснениями. Наш зритель в той или иной степени свою культуру знает. И нам хотелось сделать другие акценты, сосредоточиться на духовной, образной составляющей. Российская государственность складывалась в русле объединяющей идеи православия, и уникальные предметы, представленные на выставке, связаны с этой темой. Наши кураторы - Наталья Шередега, Левон Нерсесян и Галина Сидоренко - предложили свой вариант концепции. В итоге материал расположили по семи тематическим разделам.

и: Каков основной посыл экспозиции?

Лебедева: Шедевры древнерусского искусства хранятся в музеях разных регионов России, вряд ли кто-то будет специально путешествовать, чтобы на них посмотреть. Собранные вместе, такие уникальные памятники, конечно, дают высокий эмоциональный настрой, знакомят с высочайшей художественной культурой нашего государства того времени и свидетельствуют об исторических фактах. Соотнести себя со своей историей, понять, где наши корни, очень важно. Думаю, что и успех выставки Левитана связан с тем же - люди находили ответы на многие вопросы, которые неосознанно живут в душе. Конечно, мы понимаем, что "Святая Русь" - некий идеализированный образ. В истории нашей страны было предостаточно и драм, и трагедий. Но мы, показывая музейные ценности, хотим обратить внимание и на ценности вечные, подчеркнуть все самое высокое, нравственное, духовное, положительное.

и: Какие проблемы преодолевали в ходе работы?

Лебедева: Выставка и для Франции готовилась достаточно болезненно - несколько лет отбирались знаковые, лучшие памятники, а музеи всегда с некоторой опаской и неохотой выдают самые драгоценные экспонаты. После экспонирования в Париже все было возвращено и потом заново собиралось. Нужно было заново паковать, привозить, организовывать страховку, транспортировку, готовить оборудование, что очень дорого. А у выставки нет спонсоров, это государственный проект, все финансирование проходит через Министерство культуры. Помогли наши коллеги из Лувра - предоставили фотографии, необходимые на раннем этапе работы, прислали крепеж, изготовленный под конкретные экспонаты. Мы очень надеемся, что грандиозный труд, в котором мы все участвовали, вызовет интерес у зрителей, потому что выставка абсолютно уникальна.

и: Планировка Третьяковской галереи повлияла на концепцию?

Лебедева: "Святая Русь" представляет более 450 экспонатов из 26 музеев, библиотек и архивов, и то, что она будет показываться в нашем главном зале на Крымском Валу, было решено сразу. В Москве это самое большое музейное пространство, но очень сложное - гигантский пустой квадрат. Как выстроить экспозицию, чтобы зритель смог выбирать осмысленный маршрут? Ведь часто посетитель идет туда, куда обращен взор, а потом понимает, что заблудился, что-то упустил. Мы подготовили специальный план-маршрут, издали богатый каталог и его небольшой, демократичный вариант. Будут продаваться сувениры, открытки, постеры.

и: А новые технологии использовали?

Лебедева: К выставке сделан сайт, а саму экспозицию дополняет мультимедийный ряд. Информация на электронных панелях наверняка заинтересует и молодежь, которая живет в интернете, да и всех остальных, думаю, тоже. Будет уникальная возможность виртуально "перелистать" отсканированные старинные рукописи - подлинник в закрытой витрине развернут только на две страницы, зато рядом на мониторе можно посмотреть все остальные.

и: Какие экспонаты кажутся вам наиболее ценными?

Лебедева: Я не стала бы выделять отдельные памятники. Когда смотришь все в целом, понимаешь, какие блестящие мастера жили на Руси. Представлены и иконы, и археологические находки, и берестяные грамоты, и рукописи, и лицевое шитье, поражающее виртуозным исполнением. Устраивая выставку в Третьяковской галерее, мы дополнили ее несколькими работами из нашего собрания, специально отреставрировав несколько копий древних фресок. Они практически никогда не демонстрировались. Отправить на другую выставку их нельзя, зато возможно показать у себя.

и: Вы говорили о традициях и о новых технологиях применительно к выставке. А как эти понятия сочетаются в масштабах всего музея? Хранилище древностей - все-таки консервативная организация.

Лебедева: Совершенно очевидно, что консервативная роль музея наиболее важна. Это наша базовая деятельность - хранение ценностей, их научное изучение, популяризация в традиционном виде. Но и без новаторства не обойтись. Музей сегодня - место встречи представителей самых разных слоев общества. Вернисажи, другие мероприятия объединяют людей, в реальной жизни не пересекающихся. Произведения искусства должны вызывать эмоциональную реакцию, но чтобы она возникала, нужен определенный багаж знаний. Значит, мы должны искать интересные формы их подачи.

и: Что-то нашли?

Лебедева: В Лаврушинском сохраняется акцент на традиционных лекциях и экскурсиях, все же в историческое здание публика идет к шедеврам, знакомым с детства. А на Крымском Валу, где находится половина наших коллекций - произведения двадцатого, а теперь и двадцать первого века, есть возможность для большей свободы. К примеру, в "Ночь музеев" проходят фестивали современного искусства. Законченными экспозициями их назвать нельзя - на этих живых площадках можно устроить и концерт, и дискуссию. Молодежь откликается с удовольствием, понимая, что музей - это очень интересно. А потом те же зрители приходят на более традиционные выставки и лекции.

и: Здание на Крымском остается за Третьяковской галереей? Скандал исчерпан?

Лебедева: Предполагалось снести здание и на его месте построить что-то другое, из-за этого и возник скандал. Но мы и не хотели биться - здание неудобное, хотя дело не только в его техническом состоянии. 25 лет мы прожили вместе с Центральным домом художника, и в сознании всех Крымский Вал прежде всего связан с ЦДХ. Для главного национального музея страны это концептуально неправильная ситуация. Даже про выставку Левитана говорили - "Там, где ЦДХ". Это не вопрос амбиций, Третьяковская галерея - музей особый, он должен иметь запоминающийся визуальный облик. А мы живем как бы на фоне ЦДХ. Есть идея построить нам отдельное здание рядом, ближе к Садовому кольцу. Мы перевезли бы туда фонды, начали бы полноценно работать, и только потом решилась бы судьба прежнего помещения. Вообще вся территория "Парка искусств" требует нового градостроительного решения.

и: В Лаврушинском переулке тоже что-то строится?

Лебедева: Пока идут предварительные работы. Идея о продолжении музейного квартала до Кадашевской набережной родилась еще после революции. Ведь Третьяковская галерея выросла из достаточно небольшой частной коллекции и небольшого частного дома, тогда как многие крупные музеи располагаются в огромных дворцах. Третьяковка развивается, растут ее потребности, и жизненное пространство должно увеличиваться. Первая пристройка появилась еще в 1930-е годы. После реконструкции в 1995-м построен депозитарий, потом - Инженерный корпус. А сейчас необходимо еще одно здание - для фондохранилищ, реставрационных мастерских, технологических лабораторий. И нашим зрителям нужны новые пространства, представляющие музей как синтез искусств - должно быть место и для театра, и для музыки, и для кино. Надеемся, если все будет нормально, новый корпус появится в 2015 году.

и: Недавно получил огласку скандал, связанный с анонимными письмами, обвиняющими вас в коррупции и злоупотреблении служебным положением. Однако министр культуры РФ Александр Авдеев все эти домыслы отверг.

Лебедева: Про анонимки говорить не хочется, неизвестно, кто их писал, возможно, даже не наши сотрудники. Это не тема для разговора. А недовольные конечно же есть. Новый руководитель приходит со своим видением работы, которое не может нравиться всем. Часто недовольство связано с инертностью мышления, многие не хотят ничего менять, прилагать усилия. Особенно это свойственно старшему поколению, люди уже привыкли работать так, как работали десятилетиями. Конечно, проблема смены поколений очень остра. Движение вперед, обновление нам необходимы. Стараемся набирать молодежь, даем ей возможность попробовать свои силы. А старшие не всегда могут найти с ними общий язык. Но проблема отцов и детей существует и в жизни. Очень не хватает специалистов среднего поколения - инициативных, опытных профессионалов. Но эта беда не одной Третьяковской галереи, а кадровая проблема всей страны.

и: Зарплаты повышаете?

Лебедева: Государство нас финансирует, но мы и сами зарабатываем. Если бы платили сотрудникам только то, что дает государство, они бы от нас ушли. В то же время есть люди, работающие плохо. Возможно, сократим штат за счет такого балласта и увеличим зарплаты. Конечно, необходимо развивать и музейный менеджмент. Но работать как коммерческая структура мы не можем. Нужны не только финансово успешные выставки, но и такие, которые большого дохода не принесут, зато представят интересное направление нашей художественной культуры. Тем не менее считать деньги приходится постоянно. Чтобы найти средства на выставку, нужно заранее все просчитать, четко и точно выстроить концепцию. Нашим научным сотрудникам приходится работать более мобильно. Или, допустим, для привлечения спонсоров надо ярко и зазывно описать будущую выставку. А у нас пишут по-прежнему, в научном стиле. Я, прочитав такой текст, точно бы денег не дала. Словом, проблемы есть. Но это жизнь.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...