Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Чужая территория

Насколько сложно ликвидировать ЗИЛ? Огромная территория практически в центре Москвы приносит сплошные убытки.
0
Фото: Анастасии Зотовой
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Почему Лужков не трогал огромные площади "Завода имени Лихачева"? Бессмысленно гадать. Может быть он не нашел подходов к использованию производственных территорий, предпочитая зарабатывать деньги путем "точечной застройки", задействуя каждый метр свободной площади для капитального строительства, пренебрегая инфраструктурой – автостоянками, детскими площадками, местами отдыха и т.д.



Земля в Москве дорогая, стоимость недвижимости запредельная, какая уж тут инфраструктура? "Когда видишь деньги, не теряй времени" - говорил известный антигерой. Бывший градоначальник добавил бы в духе Иммануила Канта: "И пространства". Вот в таком ключе последнее время и трудился Лужков, чем это закончилось, все знают. Мэра сняли, но ротация кадров, жителям многоэтажных микрорайонов, лишенным самого необходимого, радости уже не принесла, поздно. Ныне на очереди ЗИЛ.



Площадь более 300 Га почти в центре города. Москва-река радует глаз, место окружено крупными транспортными артериями – 3-е кольцо, Большая Тульская, Велозаводская улица, недалеко Садовое кольцо. Вроде бы звучит крайне заманчиво. Так ли это на самом деле? Не взялся бы за подобную тему, если бы в свое время не отработал на ЗИЛе девять лет. Причем, начинал еще в те годы, когда автозавод выпускал огромное количество грузовиков - и ЗИЛ-130, и ЗИЛ-131 для нужд Советской Армии, домашние холодильники, а заводские конструктора даже разрабатывали новые модели техники.



Функционировало предприятие в две, а кое какие корпуса и в три смены, являясь по сути государством в государстве, где были свои законы, свои правила и свои перспективы роста. По территории ЗИЛа ходил автобус. Чтобы на него попасть, от второй проходной до остановки приходилось топать минут десять. А далее автобус, объезжая все корпуса, доставлял тружеников на смену. Как то раз прокатился от конечной до конечной. Засек время. Около получаса. Территория действительно огромна. Но загажена была даже тогда настолько, что и представить себе сложно.



Об экологии в те стародавние времена никто ничего не слышал. Когда в работу включался ГЛЦСЧ (Главный Литейный Цех Серого Чугуна номер 1), Автозаводский район заволакивало оранжевым туманом. Во ВТУЗе при ЗИЛе, как в середине 80-х назывался ВУЗ напротив первой проходной, окна почти во всех аудиториях не открывались, стояли кондиционеры. Видимо, такое решение было правильным – чего раньше времени травить молодых специалистов, надышаться разными гадостями еще успеют. Вы думаете, ГЛЦСЧ был один? Не угадали. Всего литеек было три, включая цех ковкого чугуна. Да много чего на территории предприятия было такого, от чего современных экологов хватил бы удар.



Впрочем, вопрос не в том, что земля автозавода пропитана отходами производства на несколько метров вглубь (кому интересно здоровье будущих жителей?), а кое в чем другом, что быстрее всего и составит главную головную боль для застройщиков. ЗИЛ работал не так, как было принято в цивилизованных странах, где один производитель делает детали подвески (Kayaba, Sachs, Tokico), другой электрику (Bosch, Hitachi, Mitsubishi), третий системы питания (Delphi, Denso, Bosch), ну и так далее. "Неродные" у иномарок даже коробки передач и детали рулевого управления – кто не слышал про фирмы ZF и TRW? И моторы импортных автомобилей зачастую комплектуются "чужими" поршнями! Зачем лишняя головная боль, когда компания "Mahle" в основном поршневой группой и занимается – проводит исследования, нанимает хороших спецов, имеет всевозможные испытательные стенды и лаборатории?



В СССР все было по-другому. ЗИЛ производил автомобиль из куска железа. Существовали, конечно, и смежники, но крайне мало. Отсюда такая территория. Сами производственные корпуса колоссальных размеров. По сути, каждый корпус ЗИЛа – отдельный завод. Ну какой это цех, когда на огромной площади стоит 2 000 единиц металлорежущего оборудования, плюс несколько длиннющих поточных линий. И из таких корпусов состоит весь завод имени Лихачева. Моторный корпус, механосборочные, ремонтно-механические, кузнечные, литейные, в общем, производственных помещений такое количество, устанешь перечислять. Они занимают всю территорию.



Как сносить подобные сооружения? Когда работал цех штамповки, вокруг тряслась земля. Как Вы думаете, на какую глубину надо было вкопать в землю станины прессов и залить все это бетоном, чтобы работало без сбоев, трещин перекрытий, других проблем? А какой фундамент должен быть у подобного цеха? Этажей пять вглубь? Впрочем, не только прессы, любое серьезное оборудование устанавливалось очень глубоко и прочно, и выдрать его оттуда будет крайне непросто. Сам видел, как бетонируются новые поточные линии. Даже в 80-х никто особо не халтурил, что уж говорить о совсем старых и совсем добрых временах. Во многих цехах стояли еще американские станки годов этак 30-х, 40-х, а также лендлизовские, малость посвежее. Было и трофейное оборудование Messerschmitt и иже с ним.



Вот его-то уж вгоняли в землю безо всяких нарушений технологии, кому хотелось прослыть "врэдителем" и незамедлительно отравиться в 25-летнюю командировку на Соловки? Как строить на такой земле – класть камень на десятки метров вглубь. Причем основание должно быть неоднородным – фундамент-то рассчитывался не под офисные здания, кругом сплошные коммуникации, верхушку (станки) можно срезать, а что делать с забетонированные толстенными стальными сваями, стоящими ровными рядами через каждые несколько метров и намертво спаянными с фундаментом. Я не строитель – может быть в строительном деле решают и не такие вопросы, но сколько это будет стоить? Взрывать? В центре города? Или завезти в Москву все населенье Средней Азии и вооружить его отбойными молотками? Второй сценарий кажется мне более правдоподобным. Ну и напоследок хотелось бы добавить, что уже в конце застойного периода ЗИЛ нуждался в серьезной модернизации как техники, так и персонала (в смысле мотивации).



К примеру, брак на участке поршневых колец достигал 80%. Ни в какие рамки это уже не вписывалось. Заводские перегонщики зачастую ленились плеснуть в радиатор даже полведра воды и в продажу поступали машины с уже подпаленными моторами. Когда-то колонны готовых "ЗИЛов" перегонялись по Автозаводской, Велозаводской улицам, проспекту Андропова. До цели доезжали не все. Помнится, едешь с работы, а через каждые 200-300 метров стоят новенькие грузовики со включенными аварийками. Во времена "Железного занавеса" у потребителя все равно не было выбора: купил – сразу ремонтируй. Как только границы открыли для импорта, завод практически прекратил свое существование. Да и не нужен он таким, тем более в центре города. Вопрос с ЗИЛом назрел давно и решать его, безусловно, нужно. Что ж, посмотрим, чем нас порадует нынешний градоначальник.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...