Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Болевые точки Старой Европы

В Северной Ирландии в результате подрыва автомобиля погиб полицейский. Конфликт в Ольстере еще долго будет создавать проблемы Соединенному Королевству. В этом уверена автор книги "Конец насилию. Как Северная Ирландия выходит из конфликта" профессор Кентского университета Элиз Ферон. В интервью обозревателю "Известий" Ксении Фокиной она рассказала и о других болевых точках Старой Европы.
0
Иллюстрация: GettyImages
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

известия: Вы утверждаете, что насилие в Северной Ирландии не закончилось. Почему так происходит?

Элиз Ферон: Противостояние перешло с политического уровня на бытовой. Партийная элита согласилась сотрудничать, разделив власть в правительстве Северной Ирландии и Североирландской ассамблее. Крупные теракты почти прекратились после официального разоружения Ирландской республиканской армии (ИРА), Ассоциации защиты Ольстера и Добровольческих сил Ольстера (военизированные организации Северной Ирландии. - "Известия"), а также после демонтажа основных британских военных объектов.

Однако обострились межобщинные столкновения. В отличие от элит массы не готовы к миру. Примеров много: рост популярности самых радикальных партий, столкновения между жителями католических и протестантских кварталов, поддержка населением военизированных подпольных формирований, выступающих против мирного процесса.

Но самое показательное - это культурное, если можно так выразиться, неприятие друг друга. Проведение парадов протестантов или смешанных свадеб (что происходит все реже) неизбежно оборачивается столкновениями. Я бы сказала, что это не политическая борьба, а борьба народная. На этом уровне конфликт активен как никогда. Семьи то и дело вынуждены переезжать из-за угроз. Да и теракты происходят - пусть не такие кровопролитные, как раньше, но явно свидетельствующие об активности вооруженных формирований.

и: Может ли возобновиться в Ольстере серьезный конфликт? Чем это чревато для Великобритании и для Европы в целом?

Ферон: "Возобновиться" - это не совсем то слово. Ведь конфликт на самом деле не прекращался. Британские спецслужбы последние годы констатируют рост активности вооруженных формирований. Они представляют серьезную опасность для страны. Нельзя исключить и возможности новых, очень крупных терактов со стороны, например, таких отколовшихся от ИРА формирований, как "Истинная ИРА" или "Продолжающаяся ИРА".

Для имиджа Великобритании Северная Ирландия представляет постоянную угрозу. Что касается Евросоюза, то он от проблемы отстранился, считая этот вопрос внутренним делом Лондона.

и: В каких еще странах Европы наблюдается подъем сепаратистских настроений?

Ферон: Дело и в исторических особенностях, и в порой радикально различных политических подходах к этой проблеме. Есть ряд стран, где очень сильны националистические настроения, чувство региональной идентичности. Например, Силезия в Польше. Но там нет серьезных сепаратистских движений. Или взять Швейцарию и Германию. Там региональные различия "канализированы" благодаря децентрализации.

Кроме того, различны подходы европейских стран, даже очень близких в географическом и культурном плане, к урегулированию всплесков сепаратизма, если они возникают. Например, Дания никак не возражала против требований Гренландии и Фарерских островов. А вот Испания крайне резко реагирует на притязания Каталонии и Страны Басков.

Проблемы, основанные на культурных и языковых различиях, есть у Италии. Хотя на самом деле стремление итальянского Севера отделиться от Юга продиктовано экономическими причинами. В Великобритании, кроме Северной Ирландии, есть еще Шотландия и Уэльс, мотивы которых исключительно в культурных различиях.

Самая сложная ситуация на Балканах, особенно в Сербии. Там за независимость высказывается Воеводина. Причины - экономические, хотя и преподносятся как культурные. Или Санджак, где у сепаратизма есть религиозный подтекст. В Боснии единство поддерживается лишь благодаря сильному международному присутствию. Пример Кипра, разделенного на две части, тоже показателен.

и: На Корсике приговоренный Парижем к пожизненному заключению Иван Колонна стал национальным героем. Насколько серьезную угрозу представляют земляки Наполеона для территориальной целостности Франции?

Ферон: Корсика - это постоянная проблема для французского правительства. Суть проблемы в том, что независимости там добивается меньшинство, 25 процентов, но делает это весьма активно. В том числе и на террористическом уровне. А кроме того, у корсиканских сепаратистов есть целая сеть сторонников на юге Франции.

и: Насколько серьезную угрозу представляют для Мадрида баски? Есть мнение, что в сложившихся политических и экономических условиях их борьба за независимость сошла на нет.

Ферон: Это правда, что ЭТА фактически прекратила свое существование с измельчанием командного состава. Сейчас это очень молодые люди, менее подготовленные, чем их предшественники. К тому же организация, похоже, решила снова попробовать силы на политическом поприще. Но ЭТА - не более чем образ баскской проблемы. Большинство басков против насилия, но при этом за независимость. И экономическая ситуация не меняет сути дела. Баски хотят самостоятельно решать свои дела без вмешательства Мадрида. Недостаточно устранить ЭТА, чтобы решить эту проблему.

и: В Бельгии сепаратизм не позволяет уже почти год сформировать правительство.

Ферон: Значительная часть жителей Фландрии выступает за независимость. В то же время там нет вооруженных формирований, если не считать кое-какие праворадикальные группировки. Сепаратизм здесь носит исключительно политический характер. А институциональный тупик, в котором находится эта страна, вызывает опасения, что фламандские националисты на этом не остановятся.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...