Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Куба снова в моде

Фотовыставка "Куба в революции", открывшаяся в Центре современной культуры "Гараж", кому напомнит, а кого и познакомит с хрониками тех уже давних времен, когда в обиход вошло понятие "Остров свободы".
0
1964 год. Во время визита в Советский Союз Фидель Кастро научился кататься на лыжах (фото: Альберто Корда)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Казалось бы, столько всяческих изменений претерпела политическая карта планеты за десятилетия после Второй мировой. И какой теперь прок вспоминать о том, как в далеком, 1959 году повстанцы во главе с Фиделем Кастро свергли диктатуру Фульхенсио Батисты, чтобы провозгласить свободу для кубинского народа?

Но осталась легенда, значение которой почему-то умаляется не так быстро, как требует фактическая реальность. И ладно бы эта легенда жила в сердцах лишь наших сограждан, коим она досталась в наследство от советской пропаганды. Так нет же, гордый лик команданте Че встретится вам в любом уголке планеты, включая "оплот империализма". Именно там, кстати, в Международном центре фотографии в Нью-Йорке, осенью прошлого года прошла премьера выставки "Куба в революции". Причем собрала неплохую прессу и аудиторию.

Пожалуй, в успехе проекта главную роль сыграла все-таки мифология, лишь косвенно соотносящаяся с истинными политическими раскладами. Кубинская революция вошла в историю прежде всего из-за своего неподдельного бескорыстия. На нем и базируется легенда, вне зависимости от дальнейших событий.

Московская версия экспозиции несколько отличается от нью-йоркской - в частности, здесь больше внимания уделено визиту Фиделя в заснеженную Москву. Но общая структура остается прежней. Присутствуют фотохроники дореволюционной Кубы, которые наглядно демонстрируют чудовищный разрыв между нищенским существованием основной части населения и тем райским благоденствием, в коем купались богатые туристы. Отслежены разные этапы революционной борьбы - от неудачного, но эпохального штурма казарм Монкада до триумфального вступления партизанских соединений в Гавану. Явственно видно, как возникает на острове официальный культ героев, как крепнут связи с Советским Союзом, как вырабатываются пропагандистские клише. Найдутся и свидетельства созревания на Кубе молодежной контркультуры, чьи ценности не совпадали с идеалами народной революции...

Едва ли не главным персонажем (после Фиделя, естественно) оказывается все тот же Че Гевара, чья биография выглядит почти безупречным воплощением революционного героизма. И даже в хрониках, запечатлевших возню боливийских военных вокруг его бездыханного трупа, нередко углядывают иконографию "Снятия с креста". Насчет мессианского предназначения вождя партизан имеются серьезные сомнения, но нельзя не заметить, что его фигура и сегодня окружена почти религиозным почитанием.

Считать ли фотопроект безоговорочным воспеванием кубинской революции? На то похоже, однако вряд ли кураторы Марк Сандерс и Юлия Аксенова всерьез брались отстаивать идеалы вооруженной борьбы с несправедливостью. История не имеет сослагательного наклонения, зато она вполне поддается романтизации - тем более повторной. В конце концов, не будет ничего плохого, если по итогам международного выставочного проекта вырастет туристический поток на Остров свободы. Сегодняшним кубинцам он явно не помешает.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...