Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рабство как главная крепость России

Эта реформа и по масштабу, и по значимости стоит в одном ряду с петровскими преобразованиями. О том, как шла ее подготовка, в интервью писателю Сергею Маркову рассказала Лариса Захарова, доктор исторических наук, профессор МГУ, ведущий специалист по истории самодержавия XIX века и реформе 1861 года
0
Типичный крестьянский двор начала XX века в России (фото: ИТАР-ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Известия: Лариса Георгиевна, к юбилею выходит ваша книга "Александр II и отмена крепостного права в России". Чем она может привлечь читателя сегодня, когда не слишком, мягко говоря, интересуются отечественной историей?

Лариса Захарова: Мне повезло: я занималась Александром II по его личным документам, что не могли сделать ни мои учителя, ни их учителя...

и: Вот как?

Захарова: Скажем, в 1911 году, в 50-летний юбилей отмены крепостного права, почти все личные материалы, переписка Александра II и даже многие официальные материалы были недоступны для историков - например, Секретного и Главного комитетов, Госсовета... Приходилось собирать, добывать, выцеживать информацию. И даже к 100-летнему юбилею в 1961 году появились статьи лишь в научных исторических журналах.

и: То есть на государственном уровне такие даты не отмечались?

Захарова: Да, именно так.

и: Что подтолкнуло Александра II к освобождению крестьян? Не доброта же душевная?

Захарова: Говоря современным языком, была потребность в модернизации страны. Отсталость России была обнажена во время Крымской войны 1853-1856 годов, поражение в которой было потрясением для всей страны. Самый яркий факт - Александр в Петербурге получал известия о военных действиях в Крыму из французских и английских газет и от дипломатов в Париже и Вене. Напомню, что Франция и Великобритания вместе с Турцией тогда воевали против России, а Австрия была нейтральна, но весьма враждебна.

О первом поражении при реке Альме император узнал от фельдъегеря, скакавшего до Петербурга семь с половиной суток! Столько же он скакал обратно с приказами от Николая I. Только в мае 1855-го открылась телеграфная линия из Николаева в Петербург. Не было железнодорожного сообщения с югом, не хватало вооружения - мощный западный паровой флот сражался с нашими допотопными парусниками и топил их нещадно! Не случайно великий князь Константин Николаевич, брат Александра II, возглавлявший морское министерство, первым отменил крепостное право на Охтинских верфях еще за три года до общей его отмены. По Парижскому миру, заключенному 18/30 марта 1856 года, в день, когда Александр I с союзными войсками в 1814 году вошел в Париж, что, конечно, было сделано Наполеоном III символично, чтобы стереть в исторической памяти французов национальное унижение, Россия лишалась права держать флот на Черном море - это называлось "нейтрализацией". Тогда же она лишилась и южной части Бессарабии. Из войны Россия вышла с колоссальным дефицитом - 266 миллионов рублей! Огромная сумма!

Главной целью Александра II, который не был ни либералом, ни реформатором, стало - "восстановить державное величие России". И даже консерваторы были согласны с тем, что реформы необходимы: не только в армии, но и в образовании, и в тюрьмах, и в промышленности... Было очевидно, что Россия со своим крепостным правом отстала.

и: А что, собственно, представляло собой крепостное право? Сейчас, полтора столетия спустя, о нем мало знают.

Захарова: Во-первых, в России были разные категории крестьян. Крепостные в подлинном смысле - это крестьяне, принадлежащие помещику. Их было около 22 миллионов душ (это только мужское население. - "Известия"). Крепостной, крепость - это зависимость крестьян от помещика-дворянина. Личная. То есть вотчинное право распоряжаться: судить, рядить, пользоваться его трудом, да буквально все, от рождения до смерти, сродни рабству, хотя у нас так не называлось. Великий Сперанский еще в 1802 году писал: "Сначала надо создать народ". Было население, но не было народа. Создать народ, а затем дать ему государственное устройство. Этот тезис прозвучит и в 1859 году при подготовке отмены крепостного права.

Крестьяне сидели на земельных наделах, юридически земля принадлежала помещикам, но крестьяне пользовались ею за эту свою зависимость и платили барщину, оброк и т.д. Незначительная часть была дворовыми, без земли, прислуга. 23-24 миллиона душ были государственные, сидевшие на казенных землях, принадлежавших государству. Положение государственных крепостных, кстати, было несколько более благоприятным. Было около двух миллионов удельных крестьян и кабинетных крестьян, принадлежавших императорской фамилии и лично императору. А вообще крестьяне составляли 80% населения России.

Александр II понял, что модернизацию страны необходимо начинать с раскрепощения труда. Но он, повторю, был не революционер на троне, а первый дворянин империи. И он хотел, чтобы инициатива в реформе шла от дворянства. Еще во время коронации в августе 1856 года в Московском Кремле, когда присутствовали все предводители дворянства, губернаторы, крупнейшие помещики-владельцы тысяч душ, он поручил министру внутренних дел начать переговоры с дворянством, чтобы прислали на имя императора адрес с предложением провести крестьянскую реформу. Никто желания не выразил. Но Александр лично переговорил с виленским, это северо-запад России, генерал-губернатором Владимиром Назимовым, своим другом молодости, и тот пообещал организовать. Ждали, ждали - и в октябре 1857 года наконец пришел всеподданнейший адрес на имя императора с просьбой приступить к отмене крепостного права, освобождению крестьян. Но без земли.

Александр II ухватился за это, уже не важно, без земли или с землей, главное - инициатива от дворян. 20 ноября 1857 года на основании этого адреса был дан рескрипт на имя виленского генерал-губернатора с разрешением открыть губернские дворянские комитеты для обсуждения вопроса еще не об освобождении, этого боялись, а пока осторожно - "об улучшении быта помещичьих крестьян". Ясной программы не было. Крестьянину давалось право выкупить усадебную землю, то есть на чем дом стоит, огород - но не хозяйственную землю, надел оставался в пользовании. Но на сколько он остается в пользовании? Величина надела? Рескрипт был принят Секретным комитетом по крестьянскому делу, этот Секретный комитет был по счету 10-й или 11-й, то есть долго топтались на месте. Но главное, что было в этом рескрипте, - то, что его предали гласности. Вообще в истории реформы много детективного. Я, когда изучала документы, долго не могла понять, что же произошло на самом деле. Министру внутренних дел удалось ночью напечатать 100 экземпляров рескрипта...

и: Вручную, что ли?

Захарова: У министерства была своя типография. И ночным же поездом, уже была железная дорога, отправить в Москву. Как подпольщик какой-то!

и: Как диссиденты действовали век спустя!

Захарова: Чиновник МВД, а в свободное от службы время писатель Мельников-Печерский, вообще многие писатели там в Министерстве внутренних дел сидели для жалованья - и Салтыков-Щедрин, и Гончаров...

и: Серьезное было МВД!

Захарова: ...Мельников-Печерский поинтересовался: почему ночью, зачем такая спешка? На что министр Сергей Ланской ответил: "Боюсь, что утром будет поздно". И действительно, утром пришло распоряжение задержать - но рескрипт уже уехал через Москву по всей России, предводителям дворянства и губернаторам. И вот, что знаменательно: гласность крестьянский вопрос получил по инициативе самого императора, писавшего о необходимости гласности в личном письме своему другу, назначенному им наместником Кавказа, Александру Ивановичу Барятинскому.

Гласность стала главной опорой либеральной бюрократии, ведущей реформы. Александра приветствовали за гласность и Чернышевский, и Герцен из Лондона...

Вначале рескрипт касался пока только северо-запада, еще сомневались, распространится ли реформа на всю империю. Но 5-8 декабря 1857 года был дан рескрипт и петербургскому дворянству, хотя оно никакого адреса не подавало - в архивах нашли какое-то старое обращение по какому-то мелкому вопросу, его и раскрутили. И тут, как говорят по-русски, пошла писать губерния - стали подавать адреса и другие, словно соревнуясь, и получать рескрипты. Впервые вопрос государственной важности обсуждался в губернских дворянских комитетах, их открылось 46 по всей Европейской России.

и: Неужели все так тихо, мирно проистекало? Как всегда в России, спустили реформу сверху, все и рады стараться?

Захарова: В "верхах" шла ожесточенная борьба крепостников, которые вообще не хотели реформы, но вынужденно смирились и признавали хотя бы безземельное освобождение, и тех, кто хотел сделать крестьян собственниками своих наделов. И в этой борьбе одержала победу либеральная, или, как ее называют на Западе, просвещенная бюрократия. А лидером либеральной бюрократии был реформатор Николай Алексеевич Милютин. Это поколение Александра II - 30-40-летних.

Секретный комитет переименовали в Главный комитет, все проекты стали туда стекаться, числом более 100! Но комитет состоял из 11 старцев, которые не могли разобраться в этой груде материала. И тогда были созданы Редакционные комиссии, потом одна комиссия. Более половины в ней составляли не чиновники, не бюрократы, а общественные деятели, сторонники освобождения крестьян с землей: Самарин, Черкасский, Семенов, будущий Тян-Шанский, только что совершивший свое восхождение на Тянь-Шань, другие выдающиеся граждане России.

и: Что значит "с землей"?

Захарова: С обязательным наделением землей, не бесплатно, за выкуп. И это широко обсуждалось, согласовывалось. Александр II говорил: "Пока в России есть хоть один дворянин, который против обязательного выкупа, я на обязательный выкуп не соглашусь". То есть крестьянин должен был выкупить землю с помощью государства. Сначала "существующий надел" был только в пользовании, а потом выкупался.

и: Каковы были цены и площади наделов?

Захарова: Цены не рыночные, да и цен определенных не было. Исходя из повинности. Площадь - по-разному в разных полосах России. 3, 4, 5 десятин на душу, десятина - это близко к гектару. Помещик был вынужден согласиться - надел этот передавался крестьянину в постоянное пользование, помещик не мог уже отобрать землю.

и: А если крестьянин - лодырь, алкоголик?

Захарова: С такими должна была разбираться община. С другой стороны, помещик не мог изменить повинность, на два года сохранялась барщина, то есть работа на земле хозяина 3-5 дней в неделю, затем - денежный оброк, что, конечно, легче. Уже к 1880 году 85% бывших помещичьих крестьян перешли на выкуп. То есть стали собственниками своих наделов номинально, потому что они еще должны были выплатить свой долг государству, которое деньги помещику за них уже заплатило. Выкупные платежи растягивались на 49 лет.

и: То есть выдавались кредиты?

Захарова: Да, и суммы практически за этот срок удваивались.

и: Как и сейчас.

Захарова: Но когда проводилась реформа, предполагали, что процент будет снижаться...

и: Благие намерения? Тогда ведь были созданы и многие банки Российской империи?

Захарова: Да, банковская система стала развиваться, с 1883 года начали давать ипотеку (Крестьянский банк).

и: Сразу в капитализм из феодализма?

Захарова: Положения 1861 года нельзя рассматривать как единовременный акт. Сначала, в день объявления Манифеста, крестьяне становились лично свободными. Было создано крестьянское самоуправление. В основу положена община, которая и прежде существовала в России, она выбирала своего старосту, сборщика налогов, наказывала нерадивых... Но вопрос общины - сильный вопрос для истории России, выходящий на Столыпина, а некоторые историки считают - на сталинскую коллективизацию и сегодняшний день. Почему при реформах XIX века оставили общину? Это ведь патриархальный институт, круговая порука сдерживает инициативу, ограничивает личную свободу, а они, реформаторы, вроде бы европейцы. Но в тот момент другой возможности не было. Община нужна была и чтобы защитить от натиска помещиков - если бы открыли общины, куда помещиков не допускали, помещик бы очень скоро вновь отобрал, вернул себе земли, скупил бы за гроши...

и: Как произошло в 1990-х, во время так называемой ваучерной приватизации?

Захарова: Примерно.

и: Как вы считаете, обусловлена хоть отчасти революция 1917 года отменой крепостного права?

Захарова: Впрямую - нет. Я что хочу повторить. Главной целью реформы было - создать народ. Нацию. "Мы создаем народ" - так говорил Сперанский, так говорил полвека спустя и председатель Редакционных комиссий генерал Яков Ростовцев, близкий друг Александра II.

и: Император Александр III не продолжил дело отца?

Захарова: Сейчас кое-кто сотворил из него едва ли не кумира, величайшую личность в истории России. Но он отменил, прекратил, свернул все, что делал отец: и земства, и гражданские права, усиливал позиции дворянства, принцип сословности... В своем Манифесте буквально через несколько недель после убийства его отца Александр III провозгласил "незыблемость самодержавия". В 1886 году он вообще запретил отмечать 25-летний юбилей отмены крепостного права! Но сама жизнь уже препятствовала проведению этих контрреформ.

и: Но ведь шло бурное экономическое развитие России!

Захарова: Шло, Сергей Витте сделал рубль конвертируемым, в некоторых областях промышленности Россия вырывалась чуть ли не на первые места, создавались новые отрасли, образовывавшие города... Но на душу населения богатство не росло. Россия вывозила массу зерна, лозунг был: "Не доедим, но вывезем!" Не социальная политика проводилась, а накопление для мощи государства. Модернизация шла, но параллельно отрыву власти от общества, от народа. Если Великие реформы шли сопряженно - власть и общество, все открыто обсуждалось, то при Александре III гласность заглохла, либеральные издания ликвидированы... И что было самым опасным: не развивалось гражданское общество. Георгий Плеханов, умнейший человек, сказал по поводу смерти Александра III в своей газете "Социал-демократ" в 1894 году: "Александр III сеял ветер. От Николая II зависит - разразится ли буря". Образовались ножницы между ростом экономики и состоянием общества...

и: И стали появляться, как мы знаем, миллионщики, олигархи - как сейчас...

Захарова: При том что тогда они трудом всего добивались! Не был создан средний класс, о котором мечтали реформаторы при отмене крепостного права, образовывался колоссальный разрыв между бедными и богатыми: одни покупали замки, пароходы, картины, острова, другие же не могли прокормить детей. И вышло так, что лишь революция 1905 года довела дело реформ до логического конца, когда просто взяли и отменили выкупные платежи и прочее...

и: Столыпин ведь продолжил дело Александра II?

Захарова: Безусловно! Он открыл общину, его цель тоже была создание крестьян-собственников, то есть среднего класса. А убит он был, приехав на открытие памятника Александру II в связи с 50-летним юбилеем отмены крепостного права.

и: Кому это было выгодно, если, как вы говорите, и Александр, и Столыпин поднимали Россию? Ведь не за "столыпинские галстуки", то есть подавление восстаний, его убили, как учили нас в советские времена?

Захарова: После отмены крепостного права, с 1862 года, издавался толстый ежегодник - "Бюджет", где публиковались доход, расход, жалованье министров, генералов и проч. Не нужны вечные поиски национальной идеи, нужна прозрачность. Порядочность. Я вот на что хочу обратить особое внимание. Те, кто совершил реформу, отмену крепостного права, отличались высокой нравственностью. Например, известного славянофила-либерала Кошелева не взяли в Редакционные комиссии, потому что он занимался винными откупами, а это коррупционная область. В дни славного юбилея нам есть о чем задуматься.

(рисунок: Анатолий Пустовит)
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...