Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Даешь Гомера

28 февраля просвещенный мир с благоговением отметит 165-летие великого казахского певца, Гомера ХХ века, казахского Стальского, легендарного народного поэта Джамбула Джабаева (1846-1945), прожившего первые 90 лет своей долгой жизни в бедности и безвестности, а в последние 9 лет вознесенного выше гор.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вот вам смешно, а в Казахстане кипят споры и выставляются иски: потомки и поклонники Джабаева 4 года назад потребовали с Ербола Курманбаева лично и с газеты "Свобода слова" 800 миллионов тенге за сомнение в авторстве Джабаева и в его литературной состоятельности как таковой. Историю создания мифа мы знаем достоверно: Горький выступил с идеей собрать новый фольклор. На I съезде Союза писателей граду и миру был явлен ашуг Сулейман Стальский, и тогдашний руководитель казахстанской компартии Левон Мирзоян выдвинул задачу: найти акына не хуже Стальского.

Честь открытия Джамбула оспаривают многие. Андрей Алдан-Семенов в мемуарах рассказывает, как обнаружил в каракулеводческом совхозе "Кара-Костек" чабана в засаленном бешмете и лисьем малахае, но с домброй. Другие утверждают, что Джабаева обнаружил Абдильда Тажибаев, проехавший в поисках акына весь Казахстан и нашедший его в Узун-Агаче. Именно Тажибаев напечатал первый известный текст Джамбула "Моя Родина", появившийся в переводе Павла Кузнецова в "Правде". Дальше у Джамбула завелся штат секретарей, которые, по одной версии, за ним записывали, а по другой - за него писали. По их свидетельствам, Джамбул мгновенно подхватывал политические новости и тут же выдавал лирическую их интерпретацию.

Наибольшую славу принесла ему "Песнь о батыре Ежове", причем репутация акына не пошатнулась и после низвержения батыра: он быстро смекнул, кого никогда не свергнут, на его-то век точно хватит, и с тех пор славословил уже только Сталина. Даже в колыбельной ("Чтобы ты, малыш, уснул, на домре звенит Джамбул") Сталин, никогда не спящий, является успокоить черноглазого казашонка: "О тебе, мой теплый крошка, Сталин думает в Кремле". Легко вообразить ужас крошки при виде неотступно думающего о нем Кощея, но дети во всех школах СССР учили это наизусть, мама моя до сих пор помнит, и я в детстве много тому хихикал.

Сейчас уже не хихикаю - и вот почему: на фоне отсутствующей сегодня национальной политики тогдашняя, советская, вовсе не так глупа. Эти самые национальные гении, созданные, конечно, при прямом содействии центра и во многом его руками, были лучшими эмиссарами России на Кавказе и в Закавказье; защищая свои почести, они способствовали межнациональной дружбе, и это лучше, чем способствовать возрождению, допустим, шариата. Гамзат Цадаса был в юности шариатским судьей, а умер народным поэтом Дагестана, и, как хотите, - это путь к модернизации, а не к архаике.

Джабаева, положим, сотворили коллективными усилиями из неграмотного чабана - но через двадцать лет такой политики в том же Казахстане появилась мощная поэтическая школа, и за Олжаса Сулейменова, скажем, не писал никто, он сам умеет. СССР не присваивал, а осваивал новые территории, и с Джамбула Джабаева, мир его праху, началась весьма мощная национальная культура, а миф о своем народном гении необходим всякой нации, и легенда об айтысе (певческом соревновании) нищего Джамбула с богатым Кулманбетом живет по сей день, хотя весьма точно копирует рассказ Тургенева "Певцы". Суть истории в том, что Кулманбет могучим басом зарокотал, как много у него пастбищ, как он славен и богат, а Джамбул дребезжащим лирическим тенорком пропел, как много у него братьев - вот сам он из рода шапрашты, а есть еще алимулы, байулы, аргыны, найманы, жалайыры, ысты, ошакты... И от этого перечисления все прослезились, а Кулманбет признал поражение. Было это или нет, а легенда такая нужна, и нацию цементирует она, а не пастбища и бабки.

Мы ведь понятия не имеем, кто был Гомер; по всей видимости, это был такой же пастух, возможно, слепой, а может, просто близорукий, - и когда афинскому тирану Писистрату понадобился героический эпос, он напряг лучших поэтов, и они совокупным усилием сочинили героические поэмы, а лавры достались пастуху. Кстати, легенда о поэтическом состязании Гомера с Гесиодом на Эвбее тоже имеет место (Гомер проиграл, поскольку Гесиод звал к более почтенным добродетелям). Видимо, без этого полноценную нацию не построишь, и какая нам разница, кто все это придумал? А за Шолохова кто писал? А за Маргарет Митчелл? Народу необходима легенда о своем гении - и лучше создать этого гения, чем поощрять средневековье, культивировать темноту и воспевать местное байство. Когда страна прикажет быть Гомером, у нас Гомером становится любой, в том числе пастух местных баранов. Но это лучше, чем когда страна приказывает быть бараном, потому что начальникам сподручней иметь дело со стадом.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...