Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Безвластные режимы

Запоздалые сожаления, которым сейчас предается Европа по поводу своих "заигрываний" с Каддафи, кажутся значительно более безобидными, чем попытка приветствовать революционную ситуацию в любой из охваченных волнениями стран Северной Африки и Ближнего Востока. Лидеры этих государств всегда были в лучшем случае полусоюзниками для Запада. Да, финансирование получали, но никогда не продавались до конца. Восточная традиция: улыбнутся в лицо, но в решающий момент толкнут в спину. Потому что они другие.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Исторически да и психологически Вашингтон всегда уступал на этой площадке Лондону, Парижу и Москве. Палестинский вопрос и безоговорочная поддержка Израиля, безусловно, сыграли здесь главную роль. Прямолинейность американской дипломатии не шла ни в какое сравнение с тонкой работой европейцев, которые облюбовали эти страны еще до того, как на песке проступила нефть. А дети бедуинов отправились поступать в престижные английские университеты с последующим доучиванием в Сорбонне. В разводе всегда виноваты двое, но особенно плохи те друзья, которые поучают: требуй всего - и все получишь. Европейцы, завороженные вездесущностью американской дипломатии, тоже как-то съежились. Тем более что своих проблем полно: то Европа объединяется, то Азия в экономике пошла на обгон, то мигранты понаехали. А трубы качают себе нефть. Палестинцы все ссорятся с израильтянами. Зиму сменяет весна...

Во время визита в Лондон российский министр иностранных дел очень ярко сказал о том, что Россия пережила несколько революций, поэтому относится к ним очень осторожно. И не стоит торопиться с поддержкой тех или иных сил, которые сейчас проявляются в Тунисе, Египте и т.д. Кому был адресован совет - понятно. Особенно с учетом того, что Вашингтон в последнее время напористо играл партию основного миротворца в "ближневосточном квартете". Госсекретарь Хиллари Клинтон посредничала при встречах израильтян и палестинцев, но ничего не двигалось вперед хотя бы на миллиметр. Если не считать, конечно, тектонических сдвигов, которые не зафиксировали ни спецслужбы тех стран, где вспыхнули волнения, ни все западное разведсообщество.

А ведь были уже опыт Афганистана и Ирака, которые усмирить не удалось. Саддам Хусейн был, конечно, диктатором, и, возможно, более свирепым, чем Каддафи. Но вот вопрос: разве теперь Ирак живет сытнее и демократичнее, стал более надежным соседом, у него есть хоть какая-то положительная перспектива?

Что произойдет, если цепная реакция бунтов не остановится, сменится власть в благополучных эмиратах и в нищих республиках, а освобожденные массы, разойдясь с площадей, обнаружат: работы и зарплаты по-прежнему нет, с хлебом перебои, лозунгами и религией сыт не будешь? Угроза исламизации региона сейчас катастрофически реальна. И она быстро перехлестнет границы благополучных стран.

Поэтому, думаю, президент Обама и был осторожен в своих высказываниях о ситуации в Ливии. А министры иностранных дел России, США, Англии и Франции уже в середине марта наконец одним рычагом попытаются сдвинуть с места скалу "ближневосточного урегулирования". При этом, кажется, палестинцы получили значительное преимущество. Если раньше при переговорах можно было пытаться воздействовать на них через лидеров соседних стран, дававших этому народу приют и деньги, то ныне сами правители боятся потерять и то и другое. Власть народного безвластия - страшная сила.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...