Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вернуться по-английски

В понедельник Сергей Лавров отправляется в Лондон. Фактически речь идет о размораживании отношений между двумя странами. Этот процесс занимает время, ведь для дипломатической кухни микроволновку пока не изобрели.
0
При Уинстоне Черчилле, несмотря на идеологические разногласия, наши страны были союзниками в войне (фото: AFP)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Призрак зловредной "англичанки" возник в отношениях между Россией и Британией несколько лет назад. Холодок все крепчал, а потом дипломатия опустилась ниже точки замерзания.

Британия сильна традициями. Одна из них - России проще иметь дело с консерваторами, чем с правительством лейбористов, которые исповедуют мессианство, во внешней политике сосредоточены на ЕС и США, а с партнерами за пределами Евро-Атлантики склонны разговаривать недальновидно и бесцеремонно. Считалось, что эта схема повторяет американский вариант: договариваться с президентом-демократом намного сложнее, но Джордж Буш-младший умудрился утерять даже этот исторический козырь республиканцев.

А вот премьер-министр Тони Блэр, из-за которого правившим 18 лет консерваторам пришлось освободить казенную квартиру на Даунинг-стрит, 10, поначалу производил впечатление лидера, способного даже стать посредником между Россией и остальной Европой. Он первым из западных глав государств познакомился с тогда еще не президентом Владимиром Путиным, и эксперты было предположили, что они подружатся. Для лейбористов это была лестная параллель: Маргарет Тэтчер в 1984 году тоже повстречалась с рядовым членом политбюро Михаилом Горбачевым и прозорливо объявила: "С этим человеком можно иметь дело".

Оперу "Война и мир", на которую в марте 2000 года сходили Блэр и Путин, выбрали потому, что в борьбе с Наполеоном наши страны объединились. Но на этом параллели закончились. При Тони Блэре отношения с Россией достигли самого высокого уровня с 1945 года, а затем безнадежно испортились, остановившись практически на грани двусторонней "холодной войны".

Все началось с разногласий вокруг Ирака. Затем раздражение стало нарастать из-за Бориса Березовского, Ахмеда Закаева и других "беженцев", против которых в России выдвинуты уголовные обвинения. Энергетический вопрос породил следующую волну споров. История со "шпионским камнем" в январе 2006 года была воспринята Лондоном как оскорбление. И, наконец, смерть бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко вызвала на Темзе просто политическую истерику. Гордон Браун довершил дело развода Лондона с Москвой, предприняв целый ряд антироссийских акций. При всей важности и противоречивости перечисленных проблем странно, что лейбористское правительство посчитало их настолько судьбоносными для серьезной внешней политики, что фактически прервало межгосударственный диалог. Хладнокровие явно отказывало премьеру и главе его дипломатии.

А кто горячится, обычно проигрывает. Иначе не объяснишь, почему за разругавшимся с Москвой Лондоном не последовала ни одна из влиятельных столиц Евросоюза. Оставалась надежда на Америку, которая всегда ревниво относится к российским инициативам по обеспечению безопасности, но резкой публичной критике их подвергает ее "ведущий союзник" Британия. И Джордж Буш-младший старался как мог. Но Барак Обама, став президентом, объявил "перезагрузку".

Европейские лидеры в отсутствие чопорных "островитян" с энтузиазмом выстраивали отношения с Россией с немалой политической пользой для себя. Кроме того, Меркель, Берлускони, Саркози понимали, что разразившийся финансовый кризис требует центростремительной силы. Уцелеть и выплыть всем вместе, вынырнув из экономического цунами, важнее, чем нанизывать на нитку обиды, а потом бесконечно перебирать их. Сердито дуться в углу отказался и британский бизнес - Англия осталась четвертым по значимости торгово-экономическим партнером России.

Присутствие Москвы на всех важнейших треках дипломатии - а это энергетика, Ближний Восток, "иранское досье", Афганистан, обсуждение проблем ПРО, ядерное нераспространение - сделало ситуацию еще более невыигрышной для Великобритании. К тому же новичок президент Обама и его госсекретарь Клинтон показали англичанам класс дипломатической игры: разоблачение в Америке целой десятки российских разведчиков не имело драматических последствий для двусторонних отношений. Лидеры двух стран изящно вышли из неприятной ситуации, а ведь из-за мутных связей и последовавшей таинственной смерти Александра Литвиненко Британия практически свернула даже контакты с Россией в области борьбы с терроризмом, который является реальной угрозой для обеих стран.

Приход к власти в Великобритании коалиционного правительства во главе с Дэвидом Кэмероном (Консервативная партия) и Ником Клеггом (Партия либеральных демократов) стал ожидаемым событием. Внешнеполитическое ведомство возглавил Уильям Хейг, четыре года проработавший лидером тори и побывавший в Москве еще в качестве министра "теневого" кабинета. В прошлом году, впервые с 1990-х, правительство выдвинуло новую концепцию внешней политики, которая подразумевает наращивание усилий Соединенного Королевства на мировой арене, более громкое звучание в решении вопросов глобальной повестки дня. Ее автор и исполнитель - все тот же Хейг, он же второй человек в партии консерваторов. Особые отношения с США останутся основой британской внешней политики, но при этом подчеркивается: "время, когда Лондон принимал все свои внешнеполитические решения с оглядкой на их последствия для связей с Вашингтоном, прошло". Главные изменения - в отношениях со странами с быстро развивающейся экономикой. Подчеркнуто, что правительство лейбористов "не располагало эффективным механизмом интеграции стратегических решений в области внешней политики, безопасности, обороны". Теперь этим займется новый правительственный орган - Совет национальной безопасности. С США, по-прежнему "особым" союзником, отношения Англии будут строиться как "твердые, но не раболепные".

Для России провозглашена политика "открытых дверей". Эксперты считают, что британская дипломатия способна снять с повестки дня претензии по резонансным вопросам, но только при ответных уступках Москвы. К примеру, изменить позицию по "делу Литвиненко" в обмен на возвращение в Россию отделений Британского совета.

Уступить Дэну Брауну с его "Кодом да Винчи", но оставить позади Джоан Роулинг с Гарри Поттером. Согласитесь, неплохой результат для писателя Уильяма Хейга. Уйдя с поста лидера консерваторов и еще не помышляя о портфеле министра иностранных дел, Хейг написал целых две книги. Биография Уильяма Питта-младшего, самого молодого премьера Великобритании, стала бестселлером. Правда, Гарри Поттера ему удалось опередить исключительно в читательской аудитории парламентариев.

Уильям Хейг, нынешний глава Форин-офис, слывет мастером слова. Некоторые утверждают, что он обладает "солнечным, почти проказливым чувством юмора". По британской традиции успешным политиком может стать только тот, кто наделен изрядной долей сарказма. Ядовитые ремарки - почти всегда домашние заготовки. Они должны искрить беспощадным презрением к противнику. Уильям Хейг уже попал в список классиков, ехидно прокомментировав визит Тони Блэра на Даунинг-стрит в качестве кандидата в президенты ЕС: "Скрип зубов, обкусывание ногтей, премьер-министр Великобритании появляется на пороге с улыбкой, выражающей невыносимые страдания..."

Первое, что выдает интернет о Хейге: "ему присущи гуттаперчевая упругость, умение держать удар". Министру всего 49, но он слишком рано начал. В свое время выступление 16-летнего консерватора выслушала сама Маргарет Тэтчер и чуть не прослезилась. Хейга даже называют "любимое дитя Тэтчер". На национальной конференции Консервативной партии в 1977 году он сказал: "Половины из вас через 30-40 лет уже не будет, а остальным придется терпеть последствия правления лейбористов". Лично у Хейга привести тори к победе не получилось. Кстати, перед решающей схваткой с лейбористами он, лидер партии консерваторов, решил отпраздновать свое 40-летие месяцем раньше календарной даты. Потом из-за выборов, мол, будет не до того. Пресса посчитала это экстравагантной выходкой. Суеверные граждане изумились. Тони Блэр выборы выиграл. Уильям Хейг распрощался с мечтой стать премьером. Судьба, наверное, не любит, когда пытаются забежать вперед.

Вернулся он на работу в Консервативную партию только в 2005 году - Хейга уговорил нынешний премьер Дэвид Кэмерон, и на особых условиях. Хейг не просто министр, но имеет эксклюзивный контроль над международной сферой. Премьер "курирует" исключительно отношения со странами ЕС и политику Лондона в Афганистане. Все остальное выстраивает команда Хейга.

Уйти по-английски можно без промедления, а вот возвращаться придется неторопливо. Быстрота и натиск Александра Суворова тут не сработают. Хотя про "англичанку" он сочно сказал. Вполне в духе британской традиции.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...