Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ленин, Королев и Понтий Пилат

15 сентября исполнилось бы 85 лет замечательному актеру, народному артисту СССР Кириллу Юрьевичу Лаврову. Накануне этой даты заслуженная артистка России, актриса петербургского БДТ Мария Лаврова рассказала о своем отце корреспонденту "Известий" Ирине Тумаковой
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

15 сентября исполнилось бы 85 лет замечательному актеру, народному артисту СССР Кириллу Юрьевичу Лаврову. Накануне этой даты заслуженная артистка России, актриса петербургского БДТ Мария Лаврова рассказала о своем отце корреспонденту "Известий".

известия: Вы выросли в актерской семье, ваша мама Валентина Николаева ведь тоже была актрисой БДТ. Как ваши родители познакомились?

мария лаврова: Папа после армии загорелся театром, пытался поступить в театральный институт. Но у него не было аттестата об окончании средней школы: война началась, и он ушел в армию. Поэтому в институт его не приняли, но предложили пойти во вспомогательный состав куда-нибудь в театр. И он поехал в Киев, его отец работал в Театре Леси Украинки. А мама приехала туда по распределению после Школы-студии МХАТ. Вот там они и познакомились. Потом родился мой брат.

и: Немудрено, что ваша мама его заметила даже в массовке: он всегда был очень красивым человеком.

лаврова: Мне кажется, он был не столько красивым, сколько удивительно обаятельным.

и: Выходит, все его образование - это вспомсостав?

лаврова: Абсолютно так. Но главное актерское образование - практика. Он работал в Театре Леси Украинки и смотрел на "великих стариков", там была очень хорошая труппа. Потом худрука Константина Павловича Хохлова пригласили в Ленинград, в БДТ. И он взял с собой только двух актеров - маму и папу. А потом уже главным папиным учителем был Георгий Александрович Товстоногов.

и: Какие роли отца в вашей семье больше всего любили?

лаврова: Я помню, маме нравилось, как он играл Костылева в "На дне". Это была последняя товстоноговская работа. Папа нашел очень интересный ключ к этому характеру. Мне нравится "Долгая, счастливая жизнь" - картина Геннадия Шпаликова, нравятся "Живые и мертвые". Насчет Ивана Карамазова - не знаю, но, по-моему, это тоже здорово.

и: Мне первым делом вспоминается "Укрощение огня".

лаврова: Да-да, это моя любимая папина роль! Он сам относился к ней по-особому. Это был большой пласт и в его личной биографии, и в актерской. И даже в биографии нашей семьи, потому что мы очень подружились с Наташей Королевой - дочкой Сергея Павловича, с ее семьей, они к нам в гости приезжали. Папа создал образ целеустремленного романтика. Согрел его своим обаянием.

и: Он сыграл Понтия Пилата в "Мастере и Маргарите", а у вас ведь наверняка было свое представление об этом персонаже...

лаврова: Как он сыграл - мне понравилось. Хотя мне всегда казалось, что у Булгакова фигура Понтия Пилата более жесткая и грозная. А у папы получился философ, мудрец. У него самого были опасения, что он гораздо старше реального Понтия Пилата.

и: Был период, когда Кирилл Юрьевич все время играл Ленина: в кино, на сцене... Как он сам к этому относился?

лаврова: В театре вообще не принято отказываться от ролей. А в кино это было ему интересно. Ему вообще был интересен этот характер. Так что относился он к этому исключительно как к работе. Хотя... В какой-то момент это начало его напрягать. Он пробовался на роль Николая Второго в фильме "Агония", и возникли разговоры: как же так, человек, который играет Ленина, не может играть Николая Второго! Это его так сильно задело, что он пошел и стал ругаться, отстаивать свою позицию: вы, мол, хотите похоронить меня, чтобы я стал актером одной роли?! Но, конечно, он не только Ленина играл.

и: Вы вместе работали в двух спектаклях - "Перед заходом солнца" и "Солнечная ночь". С ним трудно было как с партнером?

лаврова: Нет-нет, он был очень хороший партнер. Замечательный. Это вам любой скажет в нашем театре.

и: Как складывались его отношения с Товстоноговым? Не давила на него пресловутая режиссерская авторитарность?

лаврова: Он всегда преклонялся перед Товстоноговым, понимал, что это гений, всегда так и говорил. И Товстоногов его очень любил и как актера, и как человека. А когда уже папа пошел в политику, стал занимать какие-то посты, у них отношения сложились почти на равных. Хотя, конечно, они так долго работали вместе, что возникали и какие-то стычки.

и: Он рассказывал о них дома?

лаврова: Конечно. Вот была одна... Скорее, это хохма, папа их обожал. Приехал он за мамой на спектакль, в котором сам не был занят. А был там занят Ефим Захарович Копелян, его дружок. И вот, папа смешался с массовкой, вышел на сцену, подлез к Ефиму Захаровичу под руку и оказался с ним лицом к лицу. И тот, конечно, рухнул от смеха, раскололся. Но как только папа вернулся за кулисы, к нему подошел завтруппой и сказал, что Георгий Александрович просит подняться к нему в кабинет. В общем, папа получил по полной программе... Или как-то раз он опоздал к выходу. Они с мамой жили в общежитии и купили первый телевизор. А в то время записи не было, все шло в прямом эфире. И по телевизору транслировали спектакль из БДТ. А так как общежитие находилось через двор от театра, то папа, когда у него возникла пауза минут на пятнадцать, побежал домой - посмотреть по телевизору то, что идет на сцене. И вот они сидят с мамой: "О, как здорово! Смотри, смотри!.. О! Кто-то на сцену опаздывает!.." И тут - папа: "Это же я!" С криками, воплями побежал через двор на сцену.

и: С кем он дружил, кроме Копеляна?

лаврова: У него была очень веселая компания, не имеющая отношения к театру. Он вообще больше дружил с нетеатральными людьми. Был у него друг - замечательный хирург, который, к сожалению, очень рано ушел из жизни. Был друг - конструктор подводных лодок. Еще - генерал войск противовоздушной обороны. Когда папа играл Башкирцева, у нас появилось много друзей в космонавтике. В театре у него был друг Пирожок. Так он его называл. Владимир Павлович Куварин. Сначала он был у нас макетчиком, а потом завпостом.

и: Почему Пирожок?

лаврова: Вот не знаю, почему-то они друг друга называли Пирожками. "Привет, Пирожок!" - "Ну, как ты, Пирог?"

и: Зачем ему, человеку талантливому, самодостаточному, с юмором, понадобилось вступать в партию, идти "в политику"? Уж точно не ради карьеры?!

лаврова: Нет, конечно! Это был искренний порыв. Он вступил в партию во время войны. Он всегда чувствовал, что должен активно принимать участие во всех жизненных процессах, не оставаться в стороне, приносить пользу. Может быть, в чем-то это было наивно. Но он никогда не был карьеристом. И диссидентом тоже никогда не был. С властями у него отношения всегда складывались. Он ухитрялся даже на партийных собраниях говорить все что думает, и ему это сходило с рук. То ли работало его знаменитое обаяние, то ли он умел так дипломатично подать свое мнение, что оно не вызывало агрессии у власть имущих.

и: В Петербурге все знают, как страстно Кирилл Юрьевич любил футбол...

лаврова: О да! Он всегда болел так эмоционально, так громко, что мы с мамой подпрыгивали. Мог вдруг так заорать... Он в юности играл в какой-то ленинградской команде - кажется, в "Динамо". С возрастом увлечение не прошло, и даже когда он уже не мог играть сам, то оставался страстным болельщиком "Зенита". Он уже в больнице лежал, а в палате все время работал телевизор - показывали футбол...

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир