Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бунт в Михайловском

В честь столетия со дня рождения Вахтанга Чабукиани Михайловский театр представил "Лауренсию". Балет, датированный 1939 годом и возобновленный главным балетмейстером труппы Михаилом Мессерером, имеет все шансы украсить отечественную театральную афишу
0
Екатерина Борченко танцует Лауренсию во втором составе (фото: РИА "Новости")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В честь столетия со дня рождения Вахтанга Чабукиани Михайловский театр представил "Лауренсию". Балет, датированный 1939 годом и возобновленный главным балетмейстером труппы Михаилом Мессерером, имеет все шансы украсить отечественную театральную афишу.

Ленинград можно считать колыбелью не только революции, но и революционного балета. В 1930-х годах там появились два самых знаменитых повстанческих спектакля советского периода: "Пламя Парижа" - о революции 1789 года и "Лауренсия" по мотивам пьесы Лопе де Вега "Овечий источник". "Пламени..." в восхождении по карьерной лестнице повезло больше. Его вскоре перенесли в Москву, где поклонником спектакля стал Сталин. "Лауренсия" попала на столичную сцену в 1956-м, уже после смерти отца народов, надолго в репертуаре не задержалась и запомнилась премьерными спектаклями, где главных героев танцевали Вахтанг Чабукиани, он же постановщик, и главная испанка СССР Майя Плисецкая.

Ее кузен - Михаил Мессерер, тогда только начинал заниматься балетом и вряд ли помнит этот спектакль. Но то, что он воспроизвел на сцене Михайловского, впечатляет продуманностью целого и вниманием к деталям. Здесь есть все, чем был славен отечественный драмбалет. Тщательно прописанные, реалистические декорации Вадима Рындина. Сочно оркестрованная, брызжущая энергией музыка Александра Крейна (ясно становится, откуда черпал идеи автор "Спартака" Арам Хачатурян). Пылко влюбленные герои и не лишенные обаяния злодеи. Колоритная массовка, где каждый персонаж имеет свою линию. Без объяснений понятная пантомима и яркий, сработанный "под Испанию" танец. Наконец, искренняя авторская интонация - то, чего не хватило отстраненно-эстетскому "Пламени Парижа" Алексея Ратманского. И главная гордость жанра - стремительно развивающаяся и лихо закрученная интрига.

Центральное место в ней отведено крестьянке Лауренсии, которую пытается обесчестить чванливый Командор. Крестьянин Фрондосо вступается за свою невесту, а когда солдаты Командора уводят ее силой, деревня берется за оружие. Лауренсия же превращается в грозную мстительницу и сама ведет на штурм оскорбленных Командором женщин.

В психологической разработке этого сюжета Мессерер оказался тщательнее Чабукиани. Изъял, например, из бравурного "Танца шести" крестьянку Хасинту, посчитав, что девушке, подвергшейся насилию, не до свадебных плясок. А также лишил Фрондосо возможности сразиться с Командором на дуэли, решив, что при таком раскладе привычный к шпаге дворянин легко одолел бы крестьянина. Кроме того, с исторической "Лауренсией", воспевающей революционный экстремизм, Мессерер ведет постоянный диалог. На занавес проецирует кадры старого балета - ликующий народ с неистовым Фрондосо-Чабукиани во главе врывается в замок. А затем, уже в реальном времени, дает страшную сцену убийства Командора: озверевшая толпа сжимает несчастного в безжалостное кольцо. Так в изначально прямолинейном драмбалете появляется жутковатое двойное дно.

Молодым артистам Михайловского театра, вынужденным соревноваться с киногероями, приходится нелегко. Драмбалет требует особой актерской школы, которой нынешние танцовщики долгое время были лишены. Пока что лопаты и рогатины балетные девушки держат так же изящно, как цветочные корзинки. Из персонажей первого ряда отмечу Оксану Бондареву - Хасинту, на удивление органично и вполне в духе драмбалетных предшественниц сочетающую темпераментный танец и драматический жест. Что касается главных героев - Марата Шемиунова (Фрондосо) и Ирины Перрен (Лауренсия), то их достижения еще впереди. Хотя как пара эти двое, безусловно, состоялись.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...