Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Британия в "когтях пантеры"

Возле Букингемского дворца полиция перекрыла проезд. В Лондоне в отличие от Москвы это редкий случай. Королева дает прием в честь суперважного иностранного гостя? На мой вопрос полицейский объясняет: "Увы, сэр, это не прием, а похороны". Выйдя из машины, вижу траурную процессию. Она приближается к часовне в знаменитых казармах герцога Веллингтонского. Уэльские гвардейцы несут гроб, на его крышке - венок из белых роз, меч, ножны, пилотка, "сэм браун" (офицерский ремень с портупеей), медали и ордена
0
Михаил Озеров, публицист, политолог
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Возле Букингемского дворца полиция перекрыла проезд. В Лондоне в отличие от Москвы это редкий случай. Королева дает прием в честь суперважного иностранного гостя? На мой вопрос полицейский объясняет: "Увы, сэр, это не прием, а похороны".

Выйдя из машины, вижу траурную процессию. Она приближается к часовне в знаменитых казармах герцога Веллингтонского. Уэльские гвардейцы несут гроб, на его крышке - венок из белых роз, меч, ножны, пилотка, "сэм браун" (офицерский ремень с портупеей), медали и ордена. Среди гражданских лиц - принц Чарльз, который почти никогда не бывал на похоронах, разве что принцессы Дианы и королевы-матери.

39-летний подполковник Руперто Торнело командовал в Афганистане 1-м батальоном уэльской гвардии и погиб от взрыва бомбы. У него остались две маленькие дочери.

Подобные трогательные и торжественные прощания перестали быть редкостью, хотя именно Британская империя трижды (с 1839 по 1919 год) пыталась завоевать Афганистан. И трижды терпела унизительное поражение. Тем не менее, когда Буш-младший после терактов 11 сентября решил начать военные действия не только в Ираке, но и в Афганистане, официальный Лондон сразу поспешил присоединиться к "ответу Чемберлену". Он направил туда второй по численности после США военный контингент.

И что же теперь?

Стотысячная армия западной коалиции накрепко застряла в Афгане. Талибы остаются мощной силой, присутствуя в той или иной степени на 70 процентах территории страны. "Аль-Каида" не разбита, бен Ладен на свободе. Не спасает и операция "Коготь пантеры" американских, английских и правительственных афганских войск. Ее с середины июля проводят с большой помпой.

Но на Альбионе не забыли кровавый четверг лета 2005-го, когда четверо пакистанцев-смертников взорвали себя вместе с 55 англичанами в Лондоне, и нападение на аэропорт в Гатвике в 2007-м. В Соединенном Королевстве расплодились почти две тысячи мусульманских террористических группировок, а двести британских солдат погибли за многие сотни миль от дома... Прошлый месяц был рекордным по потерям в Афганистане.

- Эту войну по большому счету нам не выиграть, - услышал я от профессора истории Лондонского университета Виктора Маккинсти.

Не слишком ли категорично-пессимистичный прогноз? Напоминаю профессору о заявлении нового генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена: приоритетом номер один для Североатлантического альянса остается афганский вопрос, и войска будут находиться там столько, сколько необходимо для достижения успеха.

- Мистеру Расмуссену стоит внимательно изучить опыт советско-афганской войны, - возражает профессор. - И тогда, и сейчас наших ребят не упрекнешь. Но в каких невыносимых условиях они сражаются! Очень нелегкий климат, вражеская территория... Мы захватываем населенный пункт - и что? Моджахеды исчезают в горах и там прекрасно себя чувствуют. Вообще у них совершенно иная ментальность и нереально "привить" им западные демократические ценности. К тому же армии коалиции, как и четверть века назад советской, не хватает современной военной техники. И еще одна серьезнейшая проблема: разногласия между нашими политиками и военными относительно Афганистана... Короче, НАТО совершает те же ошибки, что Советский Союз. Чтобы их было меньше, нам надо тесно сотрудничать, хотя в окончательном успехе я очень сильно сомневаюсь.

С одной стороны, цель военных действий в Афганистане благородная: пусть сами жители контролируют свою территорию, чтобы оттуда не расползались метастазы терроризма. Но, с другой стороны, на Британских островах и за океаном все чаще произносят недоброе слово quagmire ("болото", "трясина"), которое уже сорок лет ассоциируется с провалом американцев во Вьетнаме.

Поэтому поистине гамлетовским стал вопрос - какова цена победы?

Понятно, что победа не должна быть пирровой. Однако и нашу песню: "мы за ценой не постоим" - в Афгане не исполнишь.

Самой реальной ценой представляется почетный мир. Но насколько он достижим? И каким он может быть? В Британии по этому поводу сейчас кипят бурные страсти. Масла в огонь подлил министр иностранных дел Дэвид Милибэнд, заговоривший о возможном "диалоге с умеренными талибами". Оппоненты называют эту идею капитуляцией.

Я был в палате общин, когда там перед самым началом парламентских каникул обсуждалась война в Афганистане. Зал буквально сотрясался от свиста и топота. Депутат-"заднескамеечник" кричал одному из членов правительства: "Достопочтенный джентльмен, вы глупец!". Тот, пытаясь заглушить возгласы парламентариев от оппозиции, сидящих по левую руку от спикера, растолковывал, что если войска НАТО уйдут из Афганистана, у бен Ладена будут развязаны руки. Еще один депутат, вскочив с места, стал громогласно возмущаться: "При чем тут бен Ладен? Он уже давно в других краях. И вообще террористы окопались в разных странах!".

Гордона Брауна слушали без улюлюканий. Особенно когда премьер предрек обострение политической и этнической нестабильности в Афганистане в преддверии и во время президентских выборов, назначенных на 20 августа. Если в первом туре никто из кандидатов не получит больше 50 процентов голосов, страну может захлестнуть волна насилия. Поэтому надо-де увеличить британский военный контингент в Афганистане и как можно скорее оснастить его самым современным оружием.

Следовательно, из "когтей пантеры" пока не вырваться...

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир