Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Страны Балтии выразили намерение продолжать санкционное давление на РФ
Мир
РФ передала Никарагуа около 350 т муки по программе ООН
Мир
В МИД РФ сообщили о планах США потратить более $11 млрд на кибератаки
Мир
Премьер Греции пообещал ЕС помочь стать независимым от газа из России
Мир
США перестали отговаривать Украину от нанесения ударов по РФ
Мир
Politico узнала об отсутствии решения у США о передаче Украине БПЛА
Мир
В МИД РФ заявили о попытках спровоцировать конфликт Тбилиси и Москвы
Мир
Столтенберг не исключил начала войны между Россией и НАТО из-за Киева
Происшествия
Подростки осквернили Вечный огонь в Горно-Алтайске
Армия
Российских мотострелков ЮВО наградили за мужество и героизм в зоне СВО
Мир
Американский журналист Грант Уол умер во время освещения ЧМ-2022
Мир
Скончался известный американский авиатор Джозеф Киттингер

Неизвестный Андропов. Часть первая

Кто лучше всех знал этого человека? Историку и публицисту Николаю Добрюхе довелось помогать двум бывшим председателям КГБ - Владимиру Семичастному и Владимиру Крючкову - после их ухода в отставку, писать политические статьи и мемуары. Они сообщили много интересного о Юрии Андропове
0
(фото: ИТАР-ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Неизвестный Андропов. Часть вторая

Кто лучше всех знал этого человека? Историку и публицисту Николаю Добрюхе довелось помогать двум бывшим председателям КГБ - Владимиру Семичастному и Владимиру Крючкову - после их ухода в отставку, писать  политические статьи и мемуары. Они сообщили много интересного о Юрии Андропове.

Владимир Крючков: Мог бы стать большим поэтом, а возглавил КГБ

Крючков: ...Я много говорил, какой это был большой человек - человек честный, бескорыстный, скромный, преданный общему делу, которому отдавал себя полностью. Кстати, Андропов скончался не на 70-м, как сообщалось, а на 69-м году жизни. Чтобы скорее начать работать, Юрий Владимирович в юности приписал себе лишний год.

Добрюха: Есть слух, что Андропов был масоном, тайно занимался мистикой и обладал такими экстрасенсорными данными, что мог именем КГБ запросто зомбировать любого субъекта, превращая самых влиятельных людей в своих   безукоризненно послушных агентов.

Крючков: Все это сказки. КГБ Андропова был, может быть, самой могущественной спецслужбой мира, но совсем не такой, чтобы доходить до подобных нелепостей.

Горбачев - не тот человек!

Добрюха: Много разговоров, что Андропов приложил руку к продвижению Горбачева.

Крючков: И этот слух я хотел бы развеять. Андропов Горбачева к власти не продвигал, хотя действительно поначалу был не против его перевода из Ставрополя в Москву секретарем ЦК. Инициатива перевода исходила от Кулакова и Ефремова, а Брежнев, Суслов и Андропов просто поддержали его кандидатуру. А потом, Горбачев до Москвы был совершенно другим и проявил себя только тогда, когда получил всю полноту власти. Именно полновластие оказалось той лакмусовой бумажкой, которая показала истинное лицо Горбачева. И все-таки где-то месяцев за восемь до кончины Андропов в нем разобрался и стал отпускать довольно-таки нелестные характеристики: говорил, что Горбачев - торопыга, спешит, нет ни в чем основательности. Словом, не тот человек!

И Шеварднадзе при Андропове даже не заикался об отделении Грузии. Наоборот, помню, как он говорил: "Солнце в Тбилиси всходит не на востоке, а на севере..." То есть имел в виду Москву! Более того, Шеварднадзе, с которым мы как-то летели в самолете из Кабула, резко отрицательно высказался о Яковлеве. А сам Андропов, будучи уже Генеральным секретарем, вообще назвал Яковлева проходимцем и сказал мне лично: "Что он думает на самом деле, ни черта не поймешь!  Неоткровенный человек..."

Когда меня спрашивают, что в моих глазах положительно, а что отрицательно в деятельности Андропова, я отвечаю так: Юрий Владимирович фактически первым по-настоящему утвердил среди чекистов торжество законопослушания. Слабая же сторона в том, что ему надо было смелее идти в народ с гласностью, говоря прямо об истинном положении дел в стране. Он же хотя и начал, однако как следует на это так и не решился.

Иногда он был горяч

Несомненна заслуга Андропова и в том, что он хотя бы на время своего правления вернул уважение к действительно научной теории развития общества и даже сам предпринял первую за долгие годы после Ленина и Сталина попытку теоретически разобраться в том, что происходит и может произойти с нашим обществом в близкой и далекой перспективе. Это очень серьезно, если учесть, что после Сталина мы, признаться, наплевали на настоящую науку об обществе и двигались фактически вслепую.

Кстати, я слышал от Андропова, что Хрущев, приступив к разоблачению Сталина, до этого сам настолько погряз в крови, что не ему было открывать рот. Да и в отношении Берии, по словам Юрия Владимировича, Никита Сергеевич наплел много такого, чего и не было. Поэтому, говорил мне Андропов, когда-то объективный подход в отношении Берии будет восстановлен. Относительно Сталина Андропов твердо придерживался мнения, что обязательно настанет день, когда имя Сталина будет достойно отмечено всеми народами мира. При этом не игнорировал и совершенные ошибки. Но в отличие от Хрущева преступником Сталина не называл.

Поведение Андропова в кризисных ситуациях можно представить на примере венгерских событий 1956 года, когда руководство страны пыталось убедить советское посольство оказать военную помощь для нормализации обстановки в Будапеште. Несмотря на все просьбы, Андропов как посол отказался ставить перед Москвой вопрос о вводе наших войск в столицу. И тогда венгры стали решать вопрос напрямую с Хрущевым.

Андропов не был таким руководителем, который соглашается со всеми. Часто спорил. Иногда споры принимали настолько острый характер, что Андропов - со мной, например, - по две недели не разговаривал. Но потом опять отношения восстанавливались и продолжались как ни в чем не бывало. Не был он злопамятный. Разрешал спорить с собой, однако, когда видел, что с выстраданной им точкой зрения не соглашаются, становился горяч. Вместе с тем после принятия решения, которое не совпадало с его собственным, выполнял общее решение так же добросовестно, как выполнял бы свое. Иногда в ходе заходившего в тупик спора говорил: "Все. Я исчерпал нормальные слова. Перехожу на другой лексикон". И мог сказать в порядке шутки пару русских словечек.

"Обязательно была матерщина"

В то же время, если взять его поэтическую деятельность, кажется, не было ни одного стихотворения, где бы он не отпустил такое словечко, которое делало публикацию стихотворения невозможной. Обязательно была матерщина.

Как-то после инфаркта он написал из Кунцевской больницы своим консультантам письмо. И в нем были примерно такие строки:

Лежу в больнице. Весь измучен,
Минутой каждой дорожа.
Да! Понимаешь вещи лучше,
Коль задом сядешь на ежа.

Конечно, я говорю здесь по мягче. У него резче сказано. Прочитав стихотворение, я почувствовал и боль, и смех, и грех. И предложил заменить последнюю строчку. Тогда бы это можно было даже напечатать. А он: "Я не для публикации пишу. Я - для души. А душа желает говорить только так..."

К сожалению, книга андроповских стихов не издана. Причин много. Скажем, что делать с теми самыми словечками не для всех?.. Короче, если бы Андропов не стал председателем КГБ, он бы мог быть большим поэтом!

За всю жизнь я от Андропова не слышал ни одного анекдота. Он любил слушать анекдоты, но не плоские, не оскорбительные. Оскорбительных он не воспринимал. А здоровые шутки любил. Бывало, так сказать, за чаем рассказывали ему анекдоты и про Хрущева, и про Косыгина, и про Брежнева. И он даже очень острые, если они не содержали злопыхательств, приветствовал. Искренне смеялся.

Нередко Андропов сам начинал со мной задушевные политические беседы. Раздумья о нашей действительности никогда не покидали его.

В гости не ходил...

Андропов никого к себе в гости не приглашал, да и сам не ходил ни к кому. Даже на дни рождения. Правда, иногда с другими членами Политбюро ездил встречать Новый год к Брежневу. И, пожалуй, все. Конечно, такое его "негостеприимство" могло объясняться постоянными тяжелыми недомоганиями жены.

Исключением были отношения Андропова с Устиновым и Громыко. И то не настолько близкие, как бывают между закадычными друзьями. Так что в полном смысле друга у него, судя по всему, не было.

Назначив Андропова председателем КГБ, Брежнев основательно укрепил свое положение, сделав этот важный для себя участок полностью безопасным. С этого направления Брежневу после отставки Семичастного и назначения Андропова уже ничего не угрожало. Андропов до конца сохранял полную лояльность Брежневу и стремился всячески ему помогать.

Приходилось мне и выпивать с Юрием Владимировичем, если так вообще можно говорить относительно Андропова. Пригубит вина или пива - и все. Водку же вообще не пил. И не курил совсем. А когда ему рассказывали, что новую дешевую водку зовут в народе "андроповка", добродушно смеялся.

Про национальность Андропова чего только не болтали: и грек он, и татарин, и швед, и немец, и даже еврей. Сам он всегда утверждал, что русский, хотя кто знает: чего только у нас у всех в крови за долгие годы войн и переселений народов не намешано?! Я же знал его как исключительно убежденного интернационалиста.

P.S. Развивать эту тему Крючков не стал. Я же как-то спросил его: "А вы знаете, в архивах обнаружилось, что настоящая фамилия Андропова - Флеккенштейн?" Однако, судя по всему, новостью для Крючкова оказалось не это, а то, что это рассекретили!

Интересно происхождение фамилии Флеккенштейн. Народ не просто дает прозвища, становящиеся фамилиями. Прозвища и фамилии чаще всего отражают главное в человеке. Латино-немецкое словообразование "флеккенштейн" переводится как "пятнистый", а еще точнее "гибкий камень", то есть человек, производящий впечатление каменной твердости, но в действительности - как бы это сказать - очень переменчивый, что ли? Образно говоря, "флеккенштейн" - это гибкий или легко приспосабливающийся камень! Вот такое необычное явление человеческой природы.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

Крючков Владимир Александрович

Родился 29 февраля 1924 года в городе Царицын. Во время войны работал разметчиком на артиллерийском заводе. В 1943 году началась его партийная карьера. В 1944-1946 годах находился на различных комсомольских должностях в Сталинграде. 1946-1951 годы - сотрудник прокуратуры Сталинграда разных уровней. В 1954 году по окончании Дипломатической академии МИД СССР направлен в советское посольство в Будапеште, где работал под руководством Юрия Андропова. Возвратившись на родину, занимал различные должности в ЦК КПСС. В 1967 году вместе с Андроповым переходит в КГБ, где с 1974 года
возглавляет Первое Главное управление (внешняя разведка). В 1988 году назначается председателем КГБ СССР. В 1989 году избирается членом Политбюро ЦК КПСС. В августе 1991 года становится активным участником ГКЧП. В результате чего следует его арест, продолжавшийся 17 месяцев. Скончался 23 ноября 2007 года.

Владимир Семичастный: У Брежнева был компромат на Юрия Владимировича

Семичастный: Во времена Берии и Маленкова, когда старость начала брать верх даже над таким человеком, как Сталин, разгорелась страшная борьба за его власть и вылилась в "ленинградское дело". В этом кровавом деле сыграл свою роль и Юрий Андропов...

Таким словам нужны подтверждения. Вот они. Как-то встал вопрос по Андропову, по поводу его "работы" в Карелии, когда "ленинградское дело" началось и "ленинградцев" в Карелии всех арестовали... Как председатель КГБ я дал команду все выяснить. И вскоре мне стало известно, что Куприянов, бывший первый секретарь Карельского обкома партии (которому 10 лет дали, и он их отсидел), дал показания по поводу того, что обращался и к Хрущеву, и к Брежневу, и в КПК, что это дело рук Андропова. Куприянов написал две тетради - целое досье на Андропова, которое потом попало в распоряжение Брежнева.

Пришло время, и Брежнев этим воспользовался. Дело в том, что после отставки Хрущева, которая "состоялась", естественно, не без участия КГБ, Брежневу моя самостоятельность не давала покоя... Еще и года не прошло после освобождения Хрущева от власти, как он (Брежнев) звонит мне (а он меня звал Володя) и говорит: "Володь, ты как думаешь? Может, тебе пора в нашу когорту переходить?" Я говорю: "Леонид Ильич, а что вы имеете в виду, когда говорите "в нашу когорту"?"

И вот, когда я сказал: "Что вы имеете в виду?" и он ответил: "Пора!", я говорю ему: "Да нет, знаете, Леонид Ильич, еще очень рано... Только Пленум прошел, надо, чтобы все, как говорится, утихомирилось, успокоилось, а со мной решить вопрос вы всегда успеете... Да я еще и не готов. Куда мне на такие посты? Дайте мне еще время подучиться и показать себя. Зачем так сразу прыгать? Тем более еще одно не успел, как следует, освоить, а тут сразу другое... Давайте не будем спешить?"

Добрюха: А это его, видно, еще больше напугало?

Семичастный: Вы совершенно правы. Леонид Ильич, конечно, побаивался: если так легко справились с Хрущевым, то с ним еще проще будет! Тайные советники очень много знают, и цари становятся как бы зависимыми от них.

Поэтому от советников так хотят избавиться и тем самым... развязать себе руки. Вот почему Брежнев в конце концов, можно сказать, сослал меня на 14 лет на Украину.

А все началось с того, что он заявил, что хочет приблизить КГБ к ЦК. На что я возразил: "А мы что? Действуем как-то отдельно от партии?" И все.

И тогда, чтобы все-таки избавиться от меня, был найден повод: побег дочери Сталина Светланы в Индию... Когда этот вопрос возник на Политбюро, я спросил: "А в чем дело?" Мжаванадзе говорит: "А за Светлану должен кто-то отвечать?" Я ему: "Знаете, пусть отвечает тот, кто ее выпустил".

И тогда Косыгин встал и все рассказал, как было: Светлана уговорила его дать ей разрешение на поездку в Индию. И Косыгин дал согласие. Это был самый порядочный и грамотный в Политбюро человек. И хотя его слова не могли просто так игнорировать, Брежневым была дана команда на вопросы "за что освободили Семичастного?" отвечать: "За то, что по его недосмотру Светлана осталась за границей!"

На мое место поставили Андропова. Мало того что он был, что называется, "из своих", из секретарей ЦК, но и еще в одном... в еще более важном отношении он был, так сказать, благонадежнее меня. Если я, как говорится, слишком много знал о Брежневе, и из-за этого Брежнев предполагал какую-то зависимость от меня, то с Андроповым было как раз наоборот: в распоряжении Брежнева находились две "тяжелые карельские тетради" Куприянова об излишнем усердии Андропова в так называемом расстрельном "ленинградском деле".

Так завершалось время самостоятельности председателя КГБ. Начиналось время Андропова.

(Публикуется с сокращениями.)

Окончание в следующем номере

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

Семичастный Владимир Ефимович

Родился 15 января 1924 года в селе Григорьевка Межевского района Днепропетровской области. Трудовую деятельность начал в 1941 году. С 1950 по 1959 годы работал в ЦК ВЛКСМ, в том числе первым секретарем. В 1961 году возглавил КГБ при Совете Министров СССР, после чего в 1967 году был назначен заместителем Председателя Совета Министров УССР. Возвратившись в 1981 году в Москву, стал заместителем председателя Всесоюзного общества "Знание", что являлось явным понижением. В 1988 году вышел на пенсию. Семичастному приписывают одну из ведущих ролей в организации партийного переворота 1964 года, в результате которого от власти был отстранен Хрущев. Умер 12 января 2001 года.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир