Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ездоки

Бывшему лидеру бывшего СПС, а ныне вятскому губернатору Н.Ю. Белых многие были рады вставить щетинку - "Ну, как живешь, почтенный ренегат?" - отчего известие о подготовке улиц г. Кирова к президентскому визиту, в ходе каковой закатали в асфальт канализационные люки и ж.-д. переезд, вызвало злорадное оживление
0
Максим Соколов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бывшему лидеру бывшего СПС, а ныне вятскому губернатору Н.Ю. Белых многие были рады вставить щетинку - "Ну, как живешь, почтенный ренегат?" - отчего известие о подготовке улиц г. Кирова к президентскому визиту, в ходе каковой закатали в асфальт канализационные люки и ж.-д. переезд, вызвало злорадное оживление.

В ответ на оживление Белых достойно и наивно отвечал: "Есть определенные правила и требования, которые не мы устанавливаем. Которые устанавливает такая организация, как Федеральная служба охраны, которая обеспечивает приезд первых лиц. И оценивать адекватность или неадекватность этих действий я считаю неправильным, потому что в вопросах безопасности я лично дилетант". Ибо ФСО ставит вопрос довольно просто - "Вы так делаете или мы даем заключение о том, что мы против приезда".

При этом заключение ФСО или аналогичных служб других государств является достаточно весомым. Державцы полумира, будучи в прочих отношениях весьма властными и самостоятельными, смиренно исполняют все требования своих охранных ведомств. Довольно вспомнить европейские поездки Д. Буша, когда канализационные люки не то что закатывались асфальтом, а заваривались автогеном, жители домов, расположенных по маршруту бушевского кортежа, получали строжайшие предписания, а сама городская жизнь Вены, Франкфурта, Праги, Майнца оказывалась полностью парализованной. При том что Д. Буш совершенно не параноик и ныне до смерти рад, что может сам мирно выгуливать своего кобелька и подбирать в пластиковый пакет продукты его жизнедеятельности. Тем не менее слово охранного ведомства - закон. Теоретически первое лицо может, конечно, своей властью презреть требования охраны, практически нам такие случаи неизвестны.

При этом можно говорить о непрестанной эскалации этих требований. Сталин в смысле организации проезда из Кремля на дачу и обратно настолько выделялся среди державных современников, что в такой его бдительности усматривали признаки явной паранойи. Сегодня сталинская организация кортежа сделалась нормой у первых лиц самых разных государств совершенно безотносительно к степени их приверженности демократическим и свободолюбивым ценностям. Напротив, фюрер и рейхсканцлер Гитлер никак не был демократом, но проезжал по городам Германии в открытом лимузине, причиняя жителям этих городов значительно меньше неудобств, нежели какой-нибудь нынешний хоть американский, хоть российский гость. А уж об открытой машине, которая еще полвека назад была чуть ли не нормой, сегодняшние службы не могут помыслить без религиозного ужаса.

Беда в том, что эскалация требований - не прихоть. Наставления охранных служб подобно боевым уставам написаны кровью, отчего и охраняемые лица, зная это, не перечат требованиям охраны. Времена, когда императоры и короли мирно гуляли пешком по улицам своей столицы, ушли если не навсегда, то надолго. Ибо методику индивидуального террора невозможно изобрести обратно, и важные лица обречены причинять рядовым гражданам неудобства.

Другое дело, каков объем этих неизбежных неудобств. Тут показателен казус с главой СФ С.М. Мироновым, который восхитился закатной панорамой, открывающейся с Троицкого моста в Петербурге, затормозил кортеж и стал фотографировать чудные виды. Мост и подъезды к нему стояли. По итогам фотосессии справедливый С.М. Миронов принес извинения всем участникам движения и присовокупил: "В очередной раз озвучу свою позицию - на дорогах у нас должны действовать правила движения, одинаковые для всех".

Искренняя такая позиция или неискренняя - в любом случае она нереалистическая. ФСО никогда на такое не согласится. Это надо принимать как данность, но при этом важным лицам стоило бы принимать как данность также и принцип, согласно которому точность есть вежливость королей. Такая точность, она же вежливость в том, чтобы проехать, не останавливаясь, мимо прекрасных видов. Она в том, чтобы, вызвав кортеж на 9.00, выйти к подъезду - как это делал Б.Н. Ельцин - в 8.59.40, минимизируя тем самым задержки с перекрытием движения. Неточность с опозданиями на полчаса, час и более есть крайняя невежливость королей. Раз уж золотая клетка неизбежна, жить в ней надо, повинуясь строгой дисциплине.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...