Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

К вершинам с альпенштоком и на пуантах

Апофеоз "застоя"... До смерти Леонида Ильича Брежнева - пять месяцев. Состояние его здоровья - секрет Полишинеля. Тем не менее повсеместный трудовой энтузиазм крепчал, и "Известия" под руководством П.Ф. Алексеева стремились быть в лидерах распространения передового опыта и демонстрации достижений
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Апофеоз "застоя"... До смерти Леонида Ильича Брежнева - пять месяцев. Состояние его здоровья - секрет Полишинеля. Тем не менее повсеместный трудовой энтузиазм крепчал, и "Известия" под руководством П.Ф. Алексеева стремились быть в лидерах распространения передового опыта и демонстрации достижений.

Есть в газетном жаргоне словцо - "шапка", главный лозунг полосы (в основном первой). Так вот по "шапкозакидательству" "Известия" переплюнули всех. "Шапки" только одной недели - на любой вкус: "Ударный труд на полях страны", "5 000 000 холодильников выпускает ежегодно промышленность страны", "Страна Советов готовится к выборам", "Свыше 50 миллионов советских людей отдохнут и наберутся сил в здравницах страны в нынешнем году", "Страна, где учится каждый третий".

На фоне советского благоденствия мир трясли региональные конфликты: продолжались войны в Афганистане и Вьетнаме, не ослабевали очаги напряженности между Палестиной и Израилем, Ираком и Ираном, Аргентиной и Англией (боевые действия в Атлантике из-за Фолклендских - Мальвинских - островов). Остро и всесторонне комментируя эти события, именитые журналисты-международники "Известий" С. Кондрашов, В. Осипов, М. Стуруа, М. Михайлов (Цейтлин), К. Гейвандов, Р. Тучнин разбавляли скучное варево внутренней тематики.

Но и "под родными небесами" была тема, которую безошибочно эксплуатировал главный редактор, сохраняя тропинку читательского внимания к газете, - добрые движения души, сила положительного примера, хотя и она часто подавалась под соусом пресной рубрики "Гражданин Страны Советов".

В очерке Натальи Тюриной "Урок доброты" рассказывалось о судьбе трех ребятишек из Вильнюса, которых после смерти жены четыре года воспитывал отец. Когда умер и он, ребят взяла под крыло молодая воспитательница из Дома ребенка. Благодаря человеческой доброте их миновала горькая доля сиротства. Добрая поучительная сказка... Меня же особо тронула одна фраза из очерка. Когда у одной из дочек художника Адама Матуляускаса спросили, есть ли в их доме стиральная машина, маленькая Юрате ответила: "Есть. Это мой папа"...

И все же были в той жизни примеры неподдельного мужества, высокого даже в буквальном смысле. Это в первую очередь космические полеты, которые через 20 лет после Юрия Гагарина еще не дегероизировались туристическими путешествиями. Еще запоминались имена новых героев космоса. Вот и 14 мая 1982 года на орбите произошла стыковка корабля "Союз Т-5" с беспилотной станцией "Салют-7". Осуществили ее командир корабля Анатолий Березовой и борт-инженер Валентин Лебедев. Их позывные - "Эльбрусы" - вступили в символическую перекличку с сигналами, которые подали миру покорители еще одной вершины, самой что ни на есть земной, но не менее неприступной. Речь о покорении Эвереста (на востоке известном как Джомолунгма или Сагарматха).

Впервые в истории альпинизма восхождение на вершину мира (8848 метров) по самому сложному контрфорсу юго-западной стены Эвереста совершила группа из 11 советских альпинистов под руководством Эдуарда Мысловского и Владимира Балыбердина. Примечательны слова, сказанные одним из героев после преодоления феерической вертикали: "На вершине мы сняли маски, чтобы попробовать на вкус свежий и морозный воздух". Что и говорить, нелегка дорога за глотком свежего воздуха.

Впрочем, у каждого свой путь к вершине. У Екатерины Максимовой, которую мы проводили недавно, он тогда уложился в тридцать с небольшим сантиметров. Поднявшись на пуанты, она навсегда осталась в памяти единственной, неповторимой Анютой в одноименном балете Валерия Гаврилина по чеховской "Анне на шее", премьера которого только что прошла по ТВ. "Рискованно, трудно, попросту страшно было браться за Чехова", - призналась тогда Максимова "Известиям". И добавила: "Чехова я очень люблю, поэтому так дорога мне моя Анюта". Эта роль осталась одной из ее творческих вершин, покоренных великой балериной через преодоление себя.

Комментарии
Прямой эфир