Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Меня зовут Снегирев. Юрий Снегирев

Бывший советник президента Андрей Илларионов считает обозревателя "Известий" агентом спецслужб. Эту версию он изложил в своем ответе на нашу публикацию "Саакашвили отогнал 200 российских танков от Тбилиси?" за 30 октября
0
В шпионском костюме корреспондента "Известий" Юрия Снегирева легко спутать со знаменитым Джеймсом Бондом (компиляция "Известий")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Андрей Илларионов: "Обозреватель "Известий" - агент спецслужб"

Бывший советник президента Андрей Илларионов считает обозревателя "Известий" агентом спецслужб. Эту версию он изложил в своем ответе на нашу публикацию "Саакашвили отогнал 200 российских танков от Тбилиси?" за 30 октября.

Напомню: речь в моей заметке шла о беспардонном вранье про то, что российские вооруженные силы находились на территории Южной Осетии как минимум за сутки до нападения Грузии на Цхинвал и что неприкрытая агрессия грузинской стороны - это всего лишь ответ на вторжение России. В стройный хор грузинских политиков, оправдывающих действия Саакашвили (а как же иначе? - Ю.С.), влился голос господина Илларионова, который в интервью газете "Монд" привел конкретные цифры: к началу боевых действий в Южной Осетии уже находилось около 20 тысяч штыков и 200 танков.

Вот что пишет в своем ответе на мою статью Андрей Илларионов: "В происхождении этой цифры большого секрета нет. Она складывается из неоднократно опубликованных в российской печати оценок численности служащих всех силовых структур Южной Осетии в 5,5 тысячи человек, югоосетинских резервистов - около 10 тысяч человек, северокавказских добровольцев, проникавших с 3 августа в Южную Осетию через Рокский перевал группами от 300 до 1000 человек за ночь, а также подразделений регулярных российских войск - 135-го и 693-го мотострелковых полков, 141-го отдельного танкового батальона, 22-й бригады спецназа - общей численностью до 2 тысяч человек, вошедших на территорию Южной Осетии до полуночи 7 августа".

Я догадываюсь, какие публикации Андрей Илларионов складывал, чтобы получилась искомая цифра. Сейчас и в интернете, и в печати появляются материалы так называемых "независимых военных экспертов", которые вполне "авторитетно" рассуждают, не выходя из своих кабинетов, о российской военной угрозе. Информация во время боевых действий - да и сейчас - иногда просто потрясает воображение. По грузинскому телеканалу "Алания" во время штурма Цхинвала я собственными ушами слышал информационное сообщение о том, что в Черное море на подмогу Грузии зашел авианосец "Авраам Линкольн", с американской военной базы в Узбекистане выдвинулся спецназ, а турецкий десант блокировал Рокский тоннель и русские танки не могут войти в Южную Осетию. Чему здесь верить? Я предпочитаю верить тому, что видел собственными глазами.

В июне-июле в Северной Осетии проходили войсковые учения 58-й армии. Но после их окончания техника не ушла в боксы, а осталась ПЕРЕД (на территории Северной Осетии. - Ю.С.) въездом в Рокский тоннель. После тоннеля техники не было. Это я видел сам. Это могут подтвердить и другие мои коллеги, которые после обстрела Цхинвала 2 августа стали заезжать в Южную Осетию ежедневно.

Государственный преступник

"Заметка г-на Снегирева примечательна также тем, что в ней автор рассказывает о своем появлении на территории Южной Осетии не позже 4 августа - то есть тогда, когда регион официально признавался Российской Федерацией в качестве неотъемлемой части территории Грузии. Следовательно, для зарубежного путешествия журналисту необходимо было получить грузинскую визу, что, очевидно, не было сделано. Следовательно, журналист пересек государственную границу Грузии незаконно и находился на ее территории в течение 8 дней нелегально. Обычные граждане, не обремененные особыми званиями и спецзаданиями, как правило, так не делают. Однако г-н Снегирев пересек государственную границу не только Грузии, но и России. Следовательно, он должен был получить разрешение на прохождение российского пограничного пункта, находящегося, как известно, в ведении Федеральной службы безопасности Российской Федерации. По каким соображениям ФСБ России дала разрешение на пересечение государственной границы страны г-ну Снегиреву, зная, что у него нет и не будет легального разрешения грузинских властей на нахождение на территории Грузии? Риторический вопрос?" - задается в своем письме г-н Илларионов.

Увы, господин Илларионов страшно далек от простого российского народа, который ежегодно за неимением средств отдыхает не в Ницце, а на курортах теперь уже признанной Абхазии! Это вам не в Америку слетать! За сезон в разные годы туда прибывало от 5 до 20 тысяч россиян. Для прохождения границы достаточно предъявить общегражданский паспорт. Точно так, как и на границе с Южной Осетией. И никаких разрешений ни от ФСБ ни от ООН не требуется. Г-н Илларионов, представляете, 20 тысяч шпионов! Вместе - мы сила!

Я бы, как и другие россияне, ступая на территорию Грузии (таковой формально Южная Осетия и Абхазия были до 26 августа. - Ю.С.), с удовольствием купил бы визу, как я делал это раньше по прилете в Тбилиси. Но, к своему удивлению, ни в Абхазии, ни в Южной Осетии я никогда не видел не то что грузинского пограничника - хотя бы таможенника! Это не мои проблемы, а проблемы Грузии, которые, к счастью, уже разрешились.

Сколько было танков

Следующее утверждение г-на Илларионова я зачитал секретарю Совета безопасности Южной Осетии генерал-лейтенанту Анатолию Баранкевичу: "Упомянутая в интервью газете "Монд" численность танков и бронетехники, находившихся в распоряжении осетино-российской стороны, складывается из неоднократно опубликованных в российской печати данных о наличии у Южной Осетии на 7 августа 87 танков, 265 БМП и БТР, а также данных о численности бронетехники в нескольких колоннах регулярных российских Вооруженных сил (до 150 единиц в каждой), успевших выйти из южного портала Рокского туннеля до полуночи 8 августа. Нетрудно видеть, что приведенная в моем интервью оценка числа танков и бронетехники является, скорее всего, заниженной".

- 87 танков? - удивился генерал. - Их было ровно 11. И то - развалюхи Т-55. Юрий, ведь вы были рядом утром 8 августа, когда я просил о помощи Российскую армию по сотовому телефону. Есть даже видеозапись этого момента. Ответственно заявляю: Российская армия ввела свои войска на территорию Южной Осетии 8 августа во второй половине дня. А господин Илларионов, мягко говоря, не прав в своих расчетах.

Еще один немаловажный момент. До последнего часа в штабе миротворцев и на всех постах находились грузинские наблюдатели, которые, впрочем, слиняли ровно за 45 минут до ночного обстрела Цхинвала. Неужели они не заметили бы передвижения столь крупных российских сил в зоне своей ответственности? А заметив, не подняли бы шум на всю Европу? Бери выше: в первую очередь - на США. Тому мы знаем множество примеров. Но храбрые грузинские миротворцы набрали в рот воды. Неужели они продались коварной Москве, не проинформировав Запад? Число шпионов еще подросло.

Кого берут в разведку

Страница за страницей в своем письме г-н Илларионов подводит читателя и меня к тому, что я - агент ФСБ. Хотя к чему я скромничаю? Суперагент: и через границу шастаю, и уничтожаю секретные документы (миротворцы попросили помочь - грузины были у ворот части, каждая минута была на счету. - Ю.С.), и в разведку хожу. "Сам г-н Снегирев ... "вместе с разведгруппой МВД Южной Осетии побывал на окраине грузинского села Нули (в 20 км от Цхинвала)". Спрашивается: кого разведчики могут взять с собой в разведку на вражескую территорию?" - пишет бывший советник российского президента.

Что ж не пойти в разведку, когда берут? Тем более что я там был не единственным представителем российской прессы. Вместе со мной репортажи снимали "Первый канал" и "Вести". А вот вас, господин Илларионов, в разведку не берут. И слава богу, что вы - бывший советник президента. А то бы вы насоветовали...

"То, что г-н Снегирев имеет, как минимум, особые отношения с российскими спецслужбами, рассказано в его заметке и не является большой проблемой", - разоблачает меня г-н Илларионов.

Как раз большой проблемой и является: я не умею подтягиваться, разговариваю во сне и люблю блондинок. Любой, кто посмотрел хоть одну серию "бондианы", скажет, что в суперагенты я не гожусь. Посмотрите в интернете мои публикации. Было дело - работал я в другой газете. И с приятелем на пару запросто мог написать шедевр "Как мы отращивали мужское достоинство". Таких работ наберется десятка три, и нынче я без особой радости (но и без печали) вспоминаю эту часть своего творческого наследия. Скажу прямо: ни один российский офицер ни за какие коврижки под таким "прикрытием" работать не станет. Только мы, гражданские штафирки, считаем: нет запретных тем! Но мне лестно, если после этих строк хотя бы помощники г-на Илларионова ознакомятся с прошлыми этапами моего творчества и познают российскую жизнь во всем ее бурном разнообразии.

Ну, и напоследок совет от меня: г-н Илларионов, поезжайте в Южную Осетию. Я по "старой службе" договорюсь с пограничниками и ФСБ. Сейчас там уже не опасно. Посмотрите на все своими глазами. Поговорите с людьми. Я слышал, что вы собираетесь в те края. Правда, в Тбилиси. На комиссию по югоосетинской войне. Вы там, наверное, свидетельствовать будете? Опираясь на "неоднократно опубликованные в российской печати оценки"? Саакашвили понравится, Вашингтону тоже. И цифирь ваша сойдет за правду.

Письмо г-на Илларионова заканчивается фразой, которая меня искренне порадовала: "Г-на Снегирева можно поблагодарить - его заметка является ценным документом и наверняка будет приобщена к материалам будущего международного трибунала об агрессии России против Грузии". Я тоже надеюсь, что именно по моей заметке будут судить Грузию. А еще лучше - по целой серии репортажей, которые я передал с войны.

Уже в двух фильмах Бонд не говорит свою коронную фразу. Теперь она уже не является "визитной карточкой" агентов. Поэтому я ее и вынес в заголовок. Я, Юрий Снегирев, просто журналист и просто очевидец всего того, о чем я рассказал читателям.

 Полный текст письма Андрея Илларионова

Комментарии
Прямой эфир