Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"А небо синее, моцАрть!"

Формально 250-летний день рождения Моцарта прошел еще зимой, но одного дня для главного композитора всех времен и народов, конечно, мало. Моцартовский праздник по всему миру (и на российской территории) длится целый год. А сейчас подходит к концу летняя кульминация торжеств на нелюбимой гением родине: знаменитый Зальцбургский фестиваль в этом году показывает все 22 оперы композитора, включая те, о существовании которых не помнят даже музыковеды.
0
Моцартовский праздник по всему миру (и на российской территории) длится целый год (фото reuters)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Формально 250-летний день рождения Моцарта прошел еще зимой, но одного дня для главного композитора всех времен и народов, конечно, мало. Моцартовский праздник по всему миру (и на российской территории) длится целый год. А сейчас подходит к концу летняя кульминация торжеств на нелюбимой гением родине: знаменитый Зальцбургский фестиваль в этом году показывает все 22 оперы композитора, включая те, о существовании которых не помнят даже музыковеды. О том, чем может удивить оперный Моцарт-2006, рассказывает обозреватель "Недели" Екатерина Бирюкова.

Время снимать парики, и не только

В отличие от наших сцен для западных Моцарт всегда был одним из обязательных блюд. Так что, когда в оперной режиссуре наступила пора сменить парики и латы на офисные костюмы и мини-юбки, то Моцарт попался под руку одним из первых — ведь что же еще опровергать и переосмысливать, как не хрестоматийные ценности.

Поставленную в этом году в Большом "Волшебную флейту", которую английский режиссер Грэм Вик населил персонажами в джинсах и противогазах, у нас сочли непростой для восприятия — в первую очередь потому, что никто не помнит, в чем в этой опере, собственно, дело. Но вообще-то чернокожие обитатели Гарлема Дон Жуан с Лепорелло или служащие нью-йоркского гостиничного небоскреба Фигаро с Сюзанной — это уже классика 15-летней давности, сделанная режиссером Питером Селларсом. Кто не видел этих постановок живьем, можно купить в записи.

Сейчас все сложнее представить, как именно можно удивить Моцартом. Тем не менее юбилейный сезон показал, что не все еще ресурсы исчерпаны. Парижская опера, например, обратилась за помощью к знаменитым кинорежиссерам. В этом году ее репертуар пополнился операми "Так поступают все женщины" в постановке Патриса Шеро и "Дон Жуаном" Михаэля Ханеке...

Анна Нетребко ушла от Дона Жуана к Фигаро

Супербуржуазный с виду Зальцбург, который в послекараяновскую эпоху превратился в главного оперного хулигана, уже несколько лет готовился к штурму своей главной святыни — Моцарта — и постепенно копил постановки его опер. Так что главный его юбилейный козырь — это цифра 22: ровно столько опер Моцарта можно было посмотреть на фестивале этим летом.

Одно из главных моцартовских названий — "Дон Жуан" — здесь было доверено еще четыре года назад уважаемому дирижеру Николаусу Арнонкуру и молодому смельчаку-режиссеру Мартину Кушею. Результатов оказалось сразу два.

Во-первых, получился очень выразительный и осмысленный спектакль, в котором череда молодых красавиц в нижнем белье сменялась страшными, расплывшимися старухами в трусиках стринг. Эта находка, трудно представимая в нашем оперном пространстве, нужна была вовсе не для того, чтобы шокировать (хотя все равно шокированные чем-нибудь зрители найдутся всегда): она лишь приоткрывала дверку в потустороннее (кто сказал, что оно приятно глазу?), с которым заигрывает Дон Жуан.

И во-вторых, именно с этого спектакля началась феерическая слава Анны Нетребко, спевшей там Донну Анну.

В этом году "Дон Жуан" идет в Зальцбурге уже без нее, а специально для гламурной дивы режиссером Клаусом Гутом поставлен еще один моцартовский хит — "Свадьба Фигаро". Там обходится без голых тел, но застегнутая на все пуговицы Нетребко в роли Сюзанны в белом фартучке горничной — еще соблазнительнее, чем обычно...

В каком серале жизнь веселей?

Вообще же, раздеваться или не раздеваться на сцене — этот вопрос остро стоит только перед нашей оперой, где подобными ходами режиссер рапортует о своей незашоренности. Характерный пример — "Так поступают все женщины" в Московском театре имени Станиславского и Немировича-Данченко в постановке Александра Тителя: сцена с главными героинями в лифчиках ничего не прибавляет к общей и без того трогательной атмосфере военно-полевого романа, в которую режиссер поместил моцартовских героев.

Для Запада же банальное раздевание — совершенно нормальное, а вовсе не страшное дело. Самой скандальной моцартовской постановкой Зальцбурга этого года стало "Похищение из сераля" Стефана Херхайма — но все-таки не потому, что спектакль начинается с появления Адама и Евы, а потому, что там весь сюжет переписан безо всякого почтения к авторам оперы.

Пожалуй, единственный режиссер, которому удалось в этом моцартовском сезоне по-настоящему шокировать публику голым человеческим телом, был испанец Каликсто Бието. Это на сегодня главный провокатор на оперной сцене, его называют "каталонским головорезом", и есть за что. На его спектаклях, уж не знаю, с помощью каких бутафорских средств, рекой льются кровь и сперма, а сами спектакли приближаются по силе и неприятности воздействия к актуальному искусству.

Вклад Бието в моцартовский марафон — "Похищение из сераля" в берлинской Komische Oper, действие которого перенесено в бордель, очень натуралистично предлагающий все, даже самые извращенные виды сексуальных услуг, вплоть до членовредительства. Самое удивительное, что на музыкальном качестве спектакля (за пультом — наш соотечественник Кирилл Петренко) это все никак не отражается.

Про то, что Моцарт-2006 — это еще и музыка, никто не забывает.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...