Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хореограф Ирек Мухамедов: "Все лучшее из России перешло на Запад, все худшее с Запада - в Россию"

На сцене лондонского "Ковент-Гарден" продолжаются гастроли Большого балета. Поездка приурочена к юбилейной дате. Первый британский вояж Большого театра состоялся ровно полвека назад и увенчался невиданным триумфом. Ирек Мухамедов в то время еще не появился на свет, однако именно ему суждено было стать танцовщиком, породнившим Королевский и Большой балеты. Звезда ГАБТа 80-х, он покинул СССР в 1990 году, замкнув четверку знаменитых балетных невозвращенцев.
0
На сцене лондонского "Ковент-Гарден" продолжаются гастроли Большого балета (фото Игорь Захаркин, "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На сцене лондонского "Ковент-Гарден" продолжаются гастроли Большого балета. Поездка приурочена к юбилейной дате. Первый британский вояж Большого театра состоялся ровно полвека назад и увенчался невиданным триумфом. Ирек Мухамедов в то время еще не появился на свет, однако именно ему суждено было стать танцовщиком, породнившим Королевский и Большой балеты. Звезда ГАБТа 80-х, он покинул СССР в 1990 году, замкнув четверку знаменитых балетных невозвращенцев. Сергей Довлатов сказал по этому поводу: "Можно сделать такую рекламу: лайнер — на его фоне фотографии Нуриева, Барышникова, Годунова, Мухамедова и слоган: "Летайте самолетами "Аэрофлота"... Следующее десятилетие Ирек блистал на сцене Королевского балета Великобритании, где специально для него ставил балеты Кеннет Макмиллан. С Мухамедовым — ныне хореографом и педагогом — встретилась корреспондент "Известий" Светлана Наборщикова.

вопрос: Григорович видел в вас героя, Макмиллан — романтика. Какие стороны вашей натуры остались невыраженными?

ответ: Все свершилось в моей судьбе. Я — героический романтик.

в: В вашей жизни были две страны и несколько театров. В какой период вам хочется вернуться?

о: Мне хорошо сейчас. Имей я шанс пустить время вспять, ничего бы не изменил.

в: Что вас более всего поразило по приезде в Лондон?

о: Объем работы и нехватка времени. В Большом театре я танцевал два спектакля в месяц. В Королевском балете — по пять, шесть балетов в неделю. Но, естественно, не трехактные спектакли. В Большом я готовил "Спартака" четыре месяца, "Ивана Грозного" — два. В Королевском балете самое большее, на что я мог рассчитывать, — месяц.

в: Минувшей весной, на "Бенуа де ла данс", вы вновь — спустя шестнадцать лет — встретились с Юрием Григоровичем. О былом не вспоминали?

о: Только о хорошем. У каждого из нас своя правда. Он считает, что я его предал, когда уехал в Англию. Я считаю, что он — меня, когда стал заниматься собственной труппой, а не Большим театром. Были же потрясающие задумки — "Болт", "Светлый ручей" — то, что потом сделал Ратманский. Но все в прошлом. Жизнь, слава богу, продолжается и у меня, и у него.

в: В Большом театре возобновили "Золотой век", который был поставлен на вас. Видно, что сегодняшним танцовщикам ваша роль не по меркам: масштаб не тот.

о: Танцовщика рождает хореограф. Васильев, Лавровский, Владимиров, ваш покорный слуга выросли на таких спектаклях, как "Спартак", "Иван Грозный", тот же "Золотой век". Нынешним артистам Большого такого счастья не выпало. Им можно только посочувствовать.

в: Допустим, появится новый Григорович. С кем ему ставить современного "Спартака", если танцовщики становятся все более женоподобными?

о: Женоподобие — западное влияние. Мне вообще кажется, что все хорошее из России перешло на Запад, а самое плохое с Запада — в Россию. Когда в 1950-е годы Большой театр приехал в Лондон, он поразил именно мужским танцем. С нас начали брать пример, и сейчас на Западе много ярких мужчин-танцовщиков.

в: А в России? В нашей школе теперь не учат быть мужчинами?

о: Вероятно, учат недостаточно. Кому-то мужская харизма дается от рождения, кого-то надо учить быть мужественным. Личным примером — из рук в руки, из ног в ноги.

в: Сейчас много балетов "унисекс" — к чему там мужественность?

о: Для меня балет был и остается историей любви мужчины и женщины. И не важно, какая у тебя сексуальная ориентация. На эту тему стесняются говорить, хотя об этом надо кричать. Нуриев был геем, знаменитый датчанин Брун был геем, но на сцене они умели выглядеть стопроцентными мужчинами.

в: Ваша 15-летняя дочь недавно участвовала в балетном конкурсе. Можно говорить о династии?

о: Ну, разве что по женской линии (жена Мухамедова — экс-солистка БТ Мария Ковбас. — "Известия"). Сын к балету равнодушен. Макса много раз водили смотреть, как я танцую, и он всегда просил разбудить его, когда балет закончится. Что касается Саши, мне важно, чтобы она поняла: в балете надо работать по максимуму. Пока у нее получается. Что будет дальше, не знаю. Во всяком случае, еще не поздно с балетом закончить.

в: Дети говорят по-русски?

о: Друг с другом — только по-английски. Но у нас с женой еще хватает терпения говорить с ними исключительно по-русски.

в: У вас много лет британское гражданство. Вы уже вполне натурализовались?

о: Трудно сказать. У нас практически нет друзей-англичан, но мне это не в тягость. Мне многое нравится в британцах, особенно их принцип "мой дом — моя крепость". В то же время я понимаю: как бы тебя здесь ни уважали, ты всегда будешь иностранцем, пусть и с британским паспортом. На работу возьмут своего, если, конечно, есть возможность выбора. Я трижды баллотировался на пост арт-директора труппы. Пробовался в Королевский балет, в Национальный балет, в Шотландский балет — и все безрезультатно. Хотя, казалось бы, моя кандидатура предпочтительнее по всем параметрам.

в: Но сейчас, когда вы успешно ставите и преподаете, об этом можно и забыть.

о: Можно, но я не забываю. Я хотел бы стать директором. Есть ощущение, что у меня получится. Никогда не думал, что смогу быть хореографом, а сейчас получаю огромное удовольствие от создания балетов. Если представится повод быть и директором, и хореографом, и педагогом, я бы делал это одновременно.

Комментарии
Прямой эфир