Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Любовь и страсть Серебряного века

Александр Корин. Любовь и страсть Серебряного века. Роковые любовные страсти, как известно, вообще одна из отличительных черт Серебряного века. Так что тема не нова. Важнее в данном случае не тема, а герои, точнее - героини. Одни из них известны достаточно хорошо - как любовь Владимира Маяковского Татьяна Яковлева, другие популярны гораздо менее. Скажем, жена Василия Кандинского Нина Кандинская, трагически закончившая свою жизнь.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

эссе
***
Александр Корин. Любовь и страсть Серебряного века. — М.: Эксмо, 2006. — 448 с.

Роковые любовные страсти, как известно, вообще одна из отличительных черт Серебряного века. Так что тема не нова. Важнее в данном случае не тема, а герои, точнее - героини. Одни из них известны достаточно хорошо - как любовь Владимира Маяковского Татьяна Яковлева, другие популярны гораздо менее. Скажем, жена Василия Кандинского Нина Кандинская, трагически закончившая свою жизнь. Или, например, большая любительница русского балета, предмет страсти и восхищения Тулуз-Лотрека, Пикассо, Шагала, Равеля, Дебюсси, Стравинского - мадам Серт.

не совсем детское
****
Аника Тор. Остров в море / Пер. с шведск. Марины Конобаевой. — М.: Самокат, 2006. — 288 с.

Сюжет кажется не вполне детским. В нашем восприятии по крайней мере. И не только потому, что речь идет о вещах серьезных. А потому, что до недавнего времени об одних серьезных вещах говорить детям было можно, а о других предпочитали умалчивать. Мол, еще рано. В данном же случае речь идет вот о чем. Во время Второй мировой войны шведская семья спасла еврейскую девочку. Девочка живет в рыбацкой деревне на маленьком острове. И живет совсем не просто. Потому что и она не понимает окружающих ее людей, и они, в свою очередь, отнюдь не всегда принимают ее чужеродность, непохожесть, инородство.

эзотерическое
***
Аркадий Ровнер. Гурджиев и Успенский. — М.: Старклайт, М.: Номос, 2006. — 416 с.

Имя Георгия Гурджиева, полугрека-полуармянина, одного из самых таинственных (во всех смыслах) людей прошедшего столетия, известно многим. Известно, кстати говоря, во многом благодаря Петру Успенскому, который и стал главным восприемником оккультных практик Гурджиева. Собственно говоря, именно поэтому книга начинается с подробного рассказа об Успенском, о становлении его мировоззрения, о его занятиях мистикой и оккультизмом, его теории "четвертого измерения", его путешествиях на Восток до встречи с Гурджиевым в 1915 году. Вторая часть монографии посвящена рассказу о деятельности Гурджиева, третья — о сохранении Успенским гурджиевского наследия.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...