Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Пиковая дама" ждет Плетнева в Большом

Московская филармония увеличила число абонементов до 130 и за первые две недели продала половину всего прошлогоднего объема. Дом музыки предлагает 25 абонементов. Подключается и консерватория, у нее - 32. Большой театр, лидирующий по части планового ведения хозяйства, объявил о четырех премьерах в новом сезоне. Классическая музыка становится все более заметной, престижной и гарантированной частью столичного досуга.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Московская филармония увеличила число абонементов до 130 и за первые две недели продала половину всего прошлогоднего объема. Дом музыки предлагает 25 абонементов. Подключается и консерватория, у нее - 32. Большой театр, лидирующий по части планового ведения хозяйства, объявил о четырех премьерах в новом сезоне. Классическая музыка становится все более заметной, престижной и гарантированной частью столичного досуга.

Главная новость даже не в количестве предлагаемых музыкальных событий, а в том, что о них теперь становится известно заранее. Именно так дела обстоят в цивилизованном музыкальном мире, где для того, чтобы пойти на концерт классической музыки, человек заглядывает в давным-давно напечатанный буклет, а не глазеет на растяжки и билборды, спешно этот концерт рекламирующие.

По словам директора Московской филармонии Алексея Шалашева, уже через год наступит то фантастическое время, когда самая толстая абонементная книжка — филармоническая — будет напечатана с точными датами каждого концерта. Это серьезный удар по менталитету отечественных музыкантов, привыкших, что на Западе все надо делать вовремя, а дома — как получится.

Количество и качество событий тоже впечатляет. Москва переживает настоящий музыкальный бум, который объясняется то ли растущим благосостоянием граждан, то ли увеличением (прежде всего благодаря Дому музыки) числа концертных площадок и образовавшейся между ними здоровой конкуренцией.

Иногда законы рынка, конечно, демонстрируют свои изъяны. Так, 25 сентября, в день столетия Шостаковича, наложатся друг на друга исторические выступления двух обиженных великих старцев: в Большом театре Геннадий Рождественский продирижирует оперой "Леди Макбет Мценского уезда", в Большом зале консерватории выступит Мстислав Ростропович в рамках огромного филармонического юбилейного фестиваля (где заявлены также Михаил Плетнев, Владимир Юровский и Кент Нагано).

Зато есть более удачные для слушателей ситуации. Например, очень обидно, что Владимир Федосеев поставил немало опер за границей, а на родине — ни одной и что Большому театру никак не удается с ним договориться. А филармонии удалось: в Зале Чайковского маэстро делает в следующем сезоне "Царскую невесту" Римского-Корсакова. В рамках той же "новой пространственной концепции зала" гораздо более радикальный Рождественский представляет оперу Эдисона Денисова "Четыре девушки". А Дом музыки предлагает персональный абонемент еще одного бывшего лидера Большого — Александра Лазарева, который по очереди продирижирует тремя главными московскими оркестрами: Национальным филармоническим, Государственным академическим и Российским национальным.

Что касается самого Большого, то он продолжает курс на сильную режиссуру, оставляя за скобками проблему с дирижерами. Жаль даже не то, что отодвинулась на неопределенный срок премьера "Травиаты" в исполнении мэтра немецкой режиссуры Ахима Фрайера, а что вместе с Фрайером исчез из следующего сезона абсолютно неизвестный у нас отличный молодой дирижер Кирилл Петренко, возглавляющий сейчас берлинскую Komische Oper. Правда, через год обещан Михаил Плетнев с "Пиковой дамой" Чайковского, что является настоящей сенсацией.

Двумя же оперными премьерами ближайшего сезона дирижирует Александр Ведерников, и премьеры обещают быть громкими. Причиной шума будут в первую очередь имена режиссеров и названия самих произведений: 1 сентября Дмитрий Черняков выпускает "Евгения Онегина", 24 апреля Александр Сокуров — "Бориса Годунова" во второй авторской редакции. По мнению руководства театра, реконструкция основного здания — самый подходящий момент для того, чтобы заняться новым прочтением своего золотого репертуара. А что делать с тем, что уже читано-перечитано, то есть с "Онегиным" 1944 года и "Годуновым" 1948 года, — вопрос деликатный. Если вдуматься, он неплохо рифмуется с вопросом про тело Ленина. И ответ на него зависит не столько от решительности театрального руководства, сколько от общего имиджа русского оперного искусства (для намеченных на июль гастролей в "Ковент-Гардене" англичане запросили именно сталинского "Бориса Годунова") и менталитета его рядовых потребителей. А уж с этим менталитетом филармоническими или какими другими изящными методами так просто не справиться.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...