Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Неловкий скандалист

Забавно, что при этом сам Уэльбек менее всего подходит на роль популярного писателя и в отличие, скажем, от Фредерика Бегбедера довольно жалко выглядит на публике. Он менее всего похож на автора эпатажных произведений. Странный, скованный, неловкий. Говорит медленно и тихо, как будто для себя. Не стремится поразить слушателей шутками и красноречием. Глядит на мир как бы "сквозь мутное стекло". Кажется, он закрыт полунепроницаемой скорлупой...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Программа пребывания Уэльбека в России весьма насыщенна. Он уже выступал в Большом зале Политехнического музея и в клубе "На Брестской". Вчера он встречался с читателями в "Доме книги", завтра его ждут в Литературном кафе книжного магазина "Библио-Глобус", а сегодня — во Французском культурном центре. В субботу Уэльбек прибудет в Санкт-Петербург, где выступит во Французском институте и в клубе "Платформа".

Накануне приезда Уэльбека в издательстве "Иностранка" вышел его последний роман "Возможность острова". В первый же день было продано 7 тысяч экземпляров. Для интеллектуального писателя это впечатляющий успех. Уэльбек действительно известен и читаем в России. На русский язык переведены и его романы — "Расширение пространства борьбы", "Элементарные частицы", "Платформа", и стихи, и критические эссе. Он воспринимается как автор, читать которого престижно, как символ того, что противостоит гламуру. Не случайно же герой нашумевшей книжки "Духless", желая подчеркнуть свое отличие от серой массы, с гордостью заявляет, что читает Уэльбека.

Интерес к Уэльбеку на Западе подогревается его скандальной репутацией. Выход каждой книги, начиная с "Элементарных частиц", сопровождался необыкновенным шумом. Эпатирующая откровенность, проповедь "сексуального туризма", неприятие буржуазности и консюмеризма, резкие высказывания в адрес ислама и главных монотеистических религий вообще, — все это возбуждало многочисленные дискуссии вокруг Уэльбека.

Забавно, что при этом сам Уэльбек менее всего подходит на роль популярного писателя и в отличие, скажем, от Фредерика Бегбедера довольно жалко выглядит на публике. Он менее всего похож на автора эпатажных произведений. Странный, скованный, неловкий. Говорит медленно и тихо, как будто для себя. Не стремится поразить слушателей шутками и красноречием. Глядит на мир как бы "сквозь мутное стекло". Кажется, он закрыт полунепроницаемой скорлупой...

Сегодня Уэльбек утверждает, что ни "сексуальный туризм", ни исламский экстремизм его больше не интересуют. В Москве, например, он пожелал посетить прежде всего супер- и гипермаркеты. Вряд ли с целью критики и обличения "консюмеризма". Для Уэльбека это знаки другой, новой цивилизации. Роман "Возможность острова" (одна из главных тем которого — клонирование и бесполое общество будущего), по его признанию, написан под впечатлением от чтения научной фантастики, и дальнейшее развитие техногенной цивилизации сейчас занимает писателя прежде всего.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...