Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Всё, о чем вы стеснялись спросить де Сада

Солидный том, впечатляющий своей масштабностью: с приложениями, комментариями, библиографией. Академическую строгость дотошного и всестороннего исследования Мориса Левера нарушают только силуэтные иллюстрации Павленко. Впрочем, называть этот труд исследованием не совсем точно.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Солидный том, впечатляющий своей масштабностью: с приложениями, комментариями, библиографией. Академическую строгость дотошного и всестороннего исследования Мориса Левера нарушают только силуэтные иллюстрации Павленко. Впрочем, называть этот труд исследованием не совсем точно. Это скорее подробное жизнеописание.

Морис Левер дает возможность читателю узнать всё — по возможности из первоисточников — о жизни маркиза де Сада. Документальная основа действительно впечатляет. Страницы монографии пестрят цитатами из писем и свидетельствами современников. Огромный архив де Сада задействован в полной мере. Читатель узнает, например, что, согласно семейной легенде, знаменитая Лаура, воспетая Петраркой, та самая красавица, встреча с которой в авиньонской церкви поразила воображение итальянца, — родственница де Сада. На протяжении всей истории рода одна из девочек в семье де Сад обязательно носила имя Лаура и считалась покровительницей семьи.

Не менее впечатляет и подробный рассказ об отце де Сада — Жане-Батисте. Левер пытается показать, что склонности знаменитого маркиза возникли не на пустом месте, и в сыне во многом угадывается отец, дипломат, человек близкий дому герцогов Конде, развратник, прославившийся своими похождениями. Влияние отца, влияние дяди — аббата, который, помимо изучения жизни Петрарки, прославился страстью к прекрасному полу, влияние иезуитского коллежа — все это и формирует личность будущего апологета безудержного наслаждения.

Не литературное творчество де Сада на первом плане в книге Левера, а его жизнь, которая, впрочем, стоит многих романов. Хотя связь жизненного опыта и художественных фантазий де Сада несомненна. Тонкость в том, что свои эстетические пристрастия (любовь к театру например) де Сад воплощал не только на бумаге, но и в многочисленных оргиях.

Морис Левер. Маркиз де Сад. Пер. с фр. Е. Морозовой. М.: Ладомир, 2006. — 963 с.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...