Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дело врачей трансплантологов: трижды обвиненные

Шок - одним словом можно описать впечатление, произведенное вчера решением Верховного суда РФ отменить второй оправдательный приговор по делу, которое будоражит страну уже два года. Дело врачей-трансплантологов, которых обвинили сначала в покушении на убийство, а затем в покушении на причинение тяжкого вреда здоровью, дважды рассматривалось в Мосгорсуде и дважды подсудимые были оправданы. Теперь будет суд третий
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Шок - одним словом можно описать впечатление, произведенное решением Верховного суда РФ отменить второй оправдательный приговор по делу, которое будоражит страну уже два года. Дело врачей-трансплантологов, которых обвинили сначала в покушении на убийство, а затем в покушении на причинение тяжкого вреда здоровью, дважды рассматривалось в Мосгорсуде и дважды подсудимые были оправданы. Теперь будет суд третий.

Вряд ли кто не знает перипетий этой истории. Но коротко напомним, что все началось 11 апреля 2003 года. В городской больнице № 20, одной из немногих в столице, которым разрешено изъятие донорских органов, пытались спасти пациента с травмой черепа. Когда стало ясно, что спасти не получится, врачи вызвали бригаду по забору органов из Московского координационного центра органного донорства. Вскоре в операционную ворвались омоновцы, представители прокуратуры. Врачам сказали: "У вас тут происходит убийство".

Прокуратура Хорошевского района готовилась к операции хорошо: велась прослушка телефонов, в тот день среди медперсонала были надежные агенты с микрофонами, вели видеозапись, в ходе которой верные указаниям люди специально говорили и делали то, что ясно указывало бы на вину обвиняемых...

На первом суде многих шокировало заявление о том, что "следствие создавало условия для совершения преступления" сознательно. Тем не менее в ходе первого судебного процесса доказать вину подсудимых в покушении на убийство не удалось. Не удалось и в ходе второго, когда прокуратура переквалифицировала обвинение на более мягкое "покушение на причинение тяжкого вреда здоровью".

Те, кто присутствовал на процессах, отмечали профессионализм и  скрупулезность судей, их внимание к мельчайшим деталям, всем показаниям, даже прямо не относящимся к делу. Первую отмену приговора и подсудимые, и адвокаты, и сочувствующие встретили разочарованно, но сдержанно: может, действительно городской суд не учел каких-то частностей, может, верховные судьи хотят еще большей тщательности, еще более прозрачной ясности. Смущала скорость, с которой Верховный суд рассмотрел многотомное дело - всего за 19 дней. Зато повторный оправдательный вердикт он изучал целых пять месяцев, явно испытывая крепость нервов подсудимых, их близких и адвокатов. И вновь - отмена оправдательного приговора. Что по сути, если называть вещи своими именами, означает обвинение. Третье по счету.

Дума собирается уточнить закон

Многие юристы считают, что "дело врачей" стало возможным и из-за лакун в законодательстве, а также нечеткости и противоречивости ведомственных инструкций по установлению факта смерти человека.

Группой депутатов в Думу внесен законопроект о поправках в закон РФ "О трансплантации органов и тканей человека". В нем предлагается установить формальный порядок прижизненного отказа человека от изъятия органов в виде специального заявления. Те же, кто таких заявлений не напишет, в случае смерти от черепно-мозговой травмы или мозговой катастрофы будут считаться потенциальными донорами.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

В 2003-2005 годах в Москве использованы органы 172 трупных доноров. В целом это в два раза меньше, чем в предыдущие годы. С начала 2006 года изъяты органы всего у 19 доноров. Ежегодно в столице бывает до 1500 потенциальных доноров - погибших от черепно-мозговых травм или инсультов. Но их органы не изымаются: либо непригодны, либо врачи не хотят делать это из-за угрозы судебного преследования. В листе ожидания на пересадку почки стоит более 1000 человек, 66 ждут печень, еще 66 - сердце. По стране ожидающих тысячи, пересадки измеряются десятками.

ЧТО ГОВОРЯТ

Александр Ремизов, прокурор: "Мы полностью удовлетворены решением Верховного суда".

Евгений Мартынов, адвокат: "Конечно, мы будем обжаловать решение в Президиум Верховного суда. Если руководствоваться законом и здравым смыслом, решение Верховного суда абсурдно".

Владимир Стародубов, заместитель министра здравоохранения и социального развития РФ:  "Прошло время, нуждается в доработке вся нормативная база трансплантации - над этим сейчас работают наши специалисты. Но всякое грубое и некомпетентное вмешательство во врачебную деятельность всегда приводит в негативным последствиям. У нас резко сократились пересадки органов, возросла смертность среди этих категорий больных. Оправдание врачей судом давало нам шанс исправить ситуацию, теперь он опять упущен".

Сергей Колесников, депутат Госдумы, академик РАМН: "Трансплантология - дорогой рынок. Надо искать тех, кому выгодно разрушить ее в России и направить потоки больных за рубеж".

Валерий Шумаков, академик, директор НИИ трансплантологии и искусственных органов: "Все стоит в замороженном виде, и никому дела нет, что умирают совсем молодые люди. Просто нет слов".

Клиническая смерть

Клинической смертью называют остановку сердца. Если в последующие 5-6 минут сердце не запустить вновь, человек умрет окончательно и бесповоротно. 5-6 минут у врачей есть на то, чтобы вернуть, вырвать его у смерти, порой на грани человеческих сил и страсти. Они не всегда успевают, порой не умеют, иногда ошибаются.

То, что сегодня происходит с российской трансплантологией - высокой областью мировой медицины, которая определяет место страны в ряду цивилизованных государств наряду с космическими или генетическими исследованиями, - тоже клиническая смерть. Но не это самое страшное в истории с врачами, которых назвали убийцами задолго до суда и следствия.

Дважды получить в нашем суде (не суде присяжных, а высокопрофессиональном, жестком!) оправдательный приговор по тяжелым статьям - это беспрецедентно, почти нереально. Верховный суд дважды опротестовал его, поставив под сомнение компетенцию и порядочность сразу шестерых своих коллег. И даже  у самых непредубежденных складывается впечатление, что городскому суду послан ясный сигнал о том, какой приговор будет "более правильным". Но и это полбеды.

Самое страшное, что безмолвствует общество, и прежде всего профессиональное сообщество врачей. Привычные к полувоенной дисциплине, чинопочитанию, унижению своего профессионального достоинства, врачи молча смотрят, как четверых их товарищей два года подряд публично распинают в назидание всем остальным. Молчат профессиональные ассоциации, не ставят пикетов перед судом врачебные общества, безмолвствует некогда боевой профсоюз, в норке сидит отраслевая пресса. А мы, пациенты, разделились на два лагеря. Те, у кого свой счет претензий к врачам, тихо радуются. Те, кто врачам безмерно благодарен, тихо сочувствуют. Пример автолюбителей, отстоявших своего товарища по возможному несчастью перед неправым судом, нас не вдохновил.

Может быть, конечно, повезет, и все мы будем жить долго и счастливо. Ну, а если завтра придется с надеждой заглядывать в глаза врачу? А он  возьмет и отвернется.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир