Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Учебник нового язычества

Максим Кантор более известен как художник. Причем, известен прежде всего на Западе. Он живет между Лондоном и Москвой, выставляется в Европе, а свой "Учебник рисования" писал четыре года, что, в общем, даже не много для масштабного текста в полторы тысячи страниц. И художник в создателе романа чувствуется постоянно. Собственно, роман и задумывался как трактат по искусству. Фрагменты этого трактата, именно трактата, то есть архаичного жанра, рассыпаны по всему повествованию.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Осмысление последних двадцати лет нашей истории — вот что представляет собой эпопея Максима Кантора. Эпопея — слово обязывающее, хотя бы потому, что сразу вызывает в памяти "Войну и мир", но Кантор намеренно подчеркивает переклички с толстовским произведением. "Миновало двести лет со времени того нашествия двунадесяти языков, что описано Львом Толстым... Прошло двести лет, и новое либеральное нашествие прогрессивного Запада затопило Российскую империю". Толстой пытался понять, какая сила заставила народы Европы перемещаться сначала с Запада на Восток, а затем обратно. Кантор старается осмыслить, почему так стремительно изменились лицо и строй жизни огромного государства.

Максим Кантор более известен как художник. Причем, известен прежде всего на Западе. Он живет между Лондоном и Москвой, выставляется в Европе, а свой "Учебник рисования" писал четыре года, что, в общем, даже не много для масштабного текста в полторы тысячи страниц. И художник в создателе романа чувствуется постоянно.

Собственно, роман и задумывался как трактат по искусству. Фрагменты этого трактата, именно трактата, то есть архаичного жанра, рассыпаны по всему повествованию: художник с кистью перед мольбертом, подобный фехтовальщику со шпагой, палитра, нанесение краски на полотно и т.д. Понятно, что в общем строе романа эти, казалось бы, необязательные отступления являются еще и метафорическими иллюстрациями сюжетных событий. Артистическая среда в России последних двух десятилетий, выставки, споры, вернисажи, конференции и прочее — все это прежде всего изображает Кантор в своем романе. Здесь господствует фельетон, легко угадываются имена и события (вроде художника Сыча, прославившегося перфомансом, во время которого он насиловал хорька). Кантор рисует торжество постмодернизма, столь ярко проявившееся и в искусстве, и в жизни: "Новый мир сводил счеты с миром модернизма, с миром утопий Сезанна и Маркса, Ленина, Пикассо и Ван Гога". Но и это еще не все. Кантор старается и фельетонной составляющей своего романа придать философское направление. Поэтому в "Учебнике рисования" появляются две фигуры: Соломон Рихтер и Сергей Татарников, пожилые люди, ведущие бесконечные разговоры историко-философского характера. Отталкиваясь от современности, разумеется. Для Кантора это важно хотя бы потому, что в конечном счете пишет он не только о России. Он как будто пытается оправдать свой двойственный взгляд — из Лондона и из Москвы одновременно — и убедить читателя, что "Учебник рисования" — это еще и книга о судьбе христианской цивилизации, о постепенном исторжении из культуры и искусства прежних ценностей, о победе постмодернизма и переходе к новому язычеству.

Максим Кантор. Учебник рисования: В 2 т.. — М.: ОГИ, 2006

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...