Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Врача роддома обвиняют в похищении ребенка

Случаи похищения и подмены младенцев выявила прокуратура Калининского района Санкт-Петербурга в роддоме № 15. Обвиняемая - завкафедрой акушерства и гинекологии Академии имени Мечникова, профессор, доктор медицинских наук Нина Татарова - начала в минувшую пятницу изучать материалы уголовного дела. По версии прокуратуры, Татарова, действуя в интересах бездетной женщины, которая девять месяцев исправно изображала беременность, уговорила юную роженицу отказаться от ребенка. А когда запахло жареным, врач принесла ребенка обратно в роддом, оставив его без присмотра у открытого окна. Незадолго до этого в роддоме № 15 произошла совсем уж жуткая история.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Родителям сообщили, что у них родился мертвый ребенок. Но они заподозрили неладное и настояли на генетической экспертизе, которая показала, что мертвый ребенок не может быть их сыном.

Дело о похищении живого ребенка

Когда появилось это уголовное дело, его "главному фигуранту" исполнился месяц. К этому времени крепыша Сан Саныча, получившего свое прозвище за не по-младенчески серьезный вид, успели предать два раза.

- Меня еще в приемном покое спросили: будете забирать ребенка или оставите? - рассказала "Известиям" мама Сан Саныча, Ирина Мурашкина, которой только недавно исполнилось восемнадцать. - Потом приходила Татарова, спрашивала то же самое. Сказала, что все документы подготовит... Я не знала, как поступить...

15-й роддом в Петербурге имеет скверную репутацию. Этому есть вполне логичное объяснение: сюда, согласно приказу комитета по здравоохранению, доставляют рожениц без документов, не состоявших на учете в женской консультации. Не мудрено, что здешний "контингент" отказывается от детей чаще, чем благополучные мамы.

- У нас ежегодно отказываются от трехсот детей! Неужели мне нужно было кого-то убеждать в этом специально? - говорит Нина Татарова.

Ее, впрочем, не обвиняют в том, что она "убеждала" Иру Мурашкину отказаться от младенца. Как следует из материалов уголовного дела, физически здорового ребенка с удовлетворительными генетическими показателями и со славянской внешностью доктор Татарова искала для своей пациентки, страдавшей бесплодием. Этого, надо отметить, не отрицает и сама Нина Татарова. Более того: приводит схему, по которой должно было состояться усыновление.

Ее пациентка, рассказывает Нина Александровна, очень страдала из-за невозможности иметь детей. Решение об усыновлении семья приняла самостоятельно, доктор не считает себя вправе давать такие советы. Она лишь помогала женщине, так сказать, информацией: кто родился, какие родители и так далее.

К январю этого года, когда родился Сан Саныч, пациентка Татаровой уже почти 9 месяцев имитировала беременность: носила на животе подушку. Одновременно шел поиск ребенка. И никто вокруг не должен был заподозрить, что малыш - усыновленный. В январе нужно было решать: или сообщить всем о "неудачных родах", или срочно найти младенца.

Когда Ира Мурашкина заявила, что от ребенка, видимо, откажется, с телефона Нины Татаровой, как установило следствие, сразу же пошли исходящие звонки на номера пациентки и ее мужа.

- На очной ставке я узнала, - всхлипывает Ира Мурашкина, - что Татарова позвонила усыновителям в 12 ночи, почти сразу, как я родила. Сказала, что есть малыш...

Бездетную чету представили юной маме как медсестру и юриста роддома. Несколькими днями позже Ирину выписали, "медсестра" забрала у нее малыша, а "юрист" вручил 10 тысяч рублей - "на витамины".

Как об этом деле узнала прокуратура, до конца не ясно. Вроде бы патронажная сестра пришла домой к Мурашкиной и, не обнаружив у нее ребенка, сообщила главврачу поликлиники, а тот - куда следует.

Когда прокуратура начала расследование, Татарова, утверждает следствие, подбросила ребенка в роддом. Согласно показаниям дежурной санитарки, 16 февраля в 11 часов вечера Нина Александровна вдруг вернулась на работу, неся что-то объемистое в большом полиэтиленовом пакете с ручками. Вышла из роддома доктор Татарова уже без ручной клади.

Сан Саныч, как утверждает следствие, лежал в распахнутом одеяльце на столе перед раскрытым окном в пустом коридоре. На этом основании Нине Татаровой вменяется статья "Оставление в опасности": малыш мог скатиться, свалиться, простудиться.

Сейчас то самое окно, возле которого прошлой зимой, как следует из уголовного дела, доктор Татарова разыгрывала сцену из "Семнадцати мгновений весны", плотно закрыто и заклеено. Два адвоката Нины Татаровой по-своему объясняют, для чего их клиентке вменяется указанная выше статья:

- Согласно нашему законодательству, если похититель добровольно вернул похищенного, он освобождается от уголовной ответственности. Без "Оставления в опасности" дело надо было бы прекращать.

Дело о подмене живого ребенка мертвым

Между тем, как выяснили "Известия", в производстве у следователя, ведущего дело Нины Татаровой, находится еще одно дело - о подмене живого ребенка мертвым. И в нем тоже фигурирует 15-й роддом.

Ребенок Натальи и Александра Драб был долгожданным, сами мама с папой - люди физически здоровые и вполне состоявшиеся. Заранее выбрали роддом, нашли доктора. Малыша с хорошими генетическими показателями ждали в январе 2005-го. Как раз в январе, напомним, должна была закончиться "беременность" пациентки доктора Татаровой. Впрочем, в уголовном деле нет данных о взаимосвязи этих фактов.

Роды у Натальи начались на две недели раньше срока. Александр был в командировке. Женщина сама вызвала "скорую", а та повезла роженицу в "пятнашку". Там, рассказывает Наташа, ее почему-то сразу поместили в отдельный бокс...

Новорожденного Наталья Драб так и не увидела: ей просто сообщили, что мальчик родился мертвым. Узнав о случившемся, Александр прервал командировку и вернулся домой. Именно он заподозрил неладное: рост и вес младенца, якобы рожденного женой, слишком сильно отличались от показаний ультразвукового исследования недельной давности. Кроме того, врачи сказали Наташе, что ребенок умер задолго до родов, назвали дату. Но женщина утверждает, что все время чувствовала, как малыш шевелится.

- УЗИ может ошибиться даже на килограмм, - объясняет "Известиям" Нина Татарова уже в качестве эксперта. По ее словам, легко объясняется и "шевеление", которое женщина чувствовала за несколько часов до родов, когда ребенок был мертв: эмбрион-то ведь плавает в околоплодной жидкости.

Чтобы устранить сомнения, Наталья и Александр Драб сделали генетический анализ. Специалисты Института акушерства и гинекологии имени Отта дали заключение: Наталья и Александр Драб не являются родителями ребенка, чьи биоматериалы исследовались. Правда, эксперты сделали оговорку: не исключено, что им по ошибке прислали парафиновые блоки с биоматериалами другого младенца. В тот день в 15-м роддоме было два мертворожденных ребенка, их вполне могли перепутать. Следствие по делу, возбужденному по статье "Подмена ребенка", длится уже 5 месяцев, и о его ходе общественность не информируется.
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир