Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Суды идут

Тенденция. Главные федеральные каналы, идущие ноздря в ноздрю, борются последнее время не столько за зрителя, сколько друг против друга, стараясь если не очки в индивидуальном рейтинговом зачете заработать, то хотя бы подгадить конкуренту. Вместо того чтобы поднапрячься да придумать что-то оригинальное, свое, они клонируют успешное чужое или перетягивают к себе программы и персон, которые дают конкуренту высокий рейтинг. Канал "Россия" перетащил к себе "Кривое зеркало" с Евгением Петросяном, а "Первый канал" в отместку коварному конкуренту мало того что старые выпуски петросяновского шедевра упорно гоняет, так еще и переманил взращенного "Россией" Ивана Урганта
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
На пике мертвого сезона в один и тот же день, 2 августа, сразу на двух каналах стартовали новые программы: "Федеральный судья" - на "Первом" и "Суд идет" - на "России". Тенденция, однако?

Тенденция. Главные федеральные каналы, идущие ноздря в ноздрю, борются последнее время не столько за зрителя, сколько друг против друга, стараясь если не очки в индивидуальном рейтинговом зачете заработать, то хотя бы подгадить конкуренту. Вместо того чтобы поднапрячься да придумать что-то оригинальное, свое, они клонируют успешное чужое или перетягивают к себе программы и персон, которые дают конкуренту высокий рейтинг. Канал "Россия" перетащил к себе "Кривое зеркало" с Евгением Петросяном, а "Первый канал" в отместку коварному конкуренту мало того что старые выпуски петросяновского шедевра упорно гоняет, так еще и переманил взращенного "Россией" Ивана Урганта на свою "Большую премьеру". "Россия" в долгу не осталась, быстренько соорудив аналогичный "Субботний вечер". Апофеоза эта дикая конкуренция достигает в праздничные дни, когда зрители обоих каналов вынуждены много часов подряд в одно и то же время пялиться в "Кривые зеркала".

И вот теперь два главных канала синхронно запустили практически одинаковые премьерные программы. Создается впечатление, что, подустав догонять или подсекать друг друга, они просто завели шпионов в генеральном штабе противника, и эти Штирлицы заранее оповещают собственные Ставки о планирующемся в тылу врага генеральном наступлении на зрителя. И хотя планы телеканалов - тайна за семью печатями, на телевидении, в сущности, нет ничего тайного, что мгновенно не становилось бы явным.

Тем более и идея судебной программы не нова: ее впервые успешно реализовал в 1998 году канал НТВ в проекте "Суд идет" (так что каналу "Россия", как видим, даже не пришлось морочиться с названием). Чрезвычайно успешными оказались и проекты канала REN TV "Час суда" и "Час суда. Дела семейные".

В старом "Суде" на НТВ реальные люди обсуждали свои реальные конфликты в обстановке, приближенной к реальной. Там же впервые, еще до появления в России настоящего суда присяжных, организовали телевизионный суд присяжных, приглашая для участия в нем людей разных профессий, которые и выносили свой вердикт. Судьи там, правда, были ненастоящие, их роли исполняли журналисты. Но главное слово оставалось именно за присяжными.

В "Часе суда" нет реальных героев - их играют актеры. Но все дела - подлинные, о чем сообщают субтитры в финале программы с указанием имен и фамилий зрителей, рассказавших авторам свои истории. И мировой судья - настоящий юрист Павел Астахов. Правда, по профессии Астахов адвокат. Но и в роли мирового судьи он выглядит весьма убедительным, мастерски разбирая различные гражданские споры.

В "Делах семейных" в качестве судьи выступает Елена Дмитриева, тоже юрист (она, кстати, долгое время возглавляла юридическую службу Всероссийской государственной телекомпании). В основе передачи - судебные тяжбы между родственниками: наследственные, бракоразводные, имущественные.

Обе эти программы чрезвычайно динамичны и познавательны. Авторы умело чередуют драматические и комические ситуации, подбирая на роли героев - истцов и ответчиков - яркие и узнаваемые типажи: сутягу-зятя и оторву-сноху, сквалыгу-мужа и мотовку-жену, "пилу"-тещу и зануду-свекровь. "Мораль сей басни" в конце программы выводит популярная писательница-детективщица Татьяна Устинова: коротко, емко, остроумно. "Час суда", просвещая, развлекает и, развлекая, просвещает, ликвидируя при этом тотальную правовую безграмотность нашего населения и прививая нам зачатки правового сознания.

И вот полку телесудов прибыло. Дело как будто бы полезное. Даешь массовое правовое обучение! Больше судов - хороших и разных!

Что касается разницы, то она весьма незначительна. Сходства куда больше. Начнем с декораций. Похоже, они выполнены по эскизу одного художника - даже доминирующий в студиях цвет (розовато-бежеватый) совпадает. При этом художник явно взял за основу не типичный российский зал суда с облупившейся со стен штукатуркой, протекшим потолком и обшарпанной мебелью, а какой-нибудь американский, который видел в американском же кино: светлый, просторный, с высокими потолками. Храм правосудия, а не занюханное судебное присутствие.

В обеих программах судьи реальные: на "Первом канале" - знаменитый Сергей Пашин, на "России" - Борис Тарасов. Правда, на "Первом", в отличие от "России", в судебном заседании участвует и прокурор: женщина в мундире полковника юстиции (настоящий прокурор или ряженый - не знаю). И там, и там есть защитники, похожие на средней руки адвокатов, которых закон в обязательном порядке предоставляет людям, не способным нанять за свои деньги мэтров и корифеев этой профессии. Реальные они или подставные? Бог весть.

И там, и там есть свои истцы, ответчики, подсудимые, свидетели и эксперты. По поводу их подлинности сомневаться не приходится. Все без исключения - актеры. И почти все либо самодеятельные, прошедшие школу актерского мастерства в клубе колхоза "Красный лапоть", либо отчисленные за профнепригодность со второго курса театрального училища.

Именно уровень актерского мастерства сближает обе программы с погасшими наконец "Окнами", где такие же артисты погорелого театра изображали страсти-мордасти, ничуть не заботясь о правдоподобии, как не заботились о правдоподобии и авторы, придумывавшие для них эти страсти. Но там и ведущий был несерьезный. Нагиев прикалывался и бузил в точном соответствии с форматом "анти-реалити-шоу", целиком и полностью построенного на подставах.

Здесь же несоответствие между серьезностью обсуждаемых дел, реальностью судей и невероятной, режущей глаз и ухо фальшью актеров, играющих героев, не только разрушает неплохой вроде замысел, но и создает порой явно не запланированный создателями комический эффект.

Когда главная героиня процесса, обвиняемая в умышленном убийстве мужа, картинно заламывает руки, истерически кричит, а потом падает грудью на стол, дрожа всем телом и заходясь в бурных рыданиях, я чувствую себя зрителем бездарного "мыла", переложившего на современный манер ("ремейк", типа!) "Леди Макбет Мценского уезда". Хотя коллизия, пожалуй, покруче будет. Эта "леди Макбет" якобы год за годом подсыпала постылому мужу яд в пищу, дабы воссоединиться с молодым любовником. "Любовник" находится здесь же (в субтитре так и значится: "Любовник подсудимой"): столь же убедительный в роли свидетеля, как и его "возлюбленная" в роли подсудимой.

Судья Пашин на фоне этой антихудожественной самодеятельности тоже начинает казаться актером, плохо выучившим роль. Таких ласковых, таких предупредительных, таких душевных судей наши граждане, наверное, отродясь не встречали. А таких процессов, где между всеми сторонами царит полное согласие ("Да, Ваша честь!", "Согласен, Ваша честь!", "Спасибо за показания", "Будьте любезны, присаживайтесь, пожалуйста"), просто не бывает в живой природе. Тут и закрадывается мысль: может, они издеваются? Может, прикалываются? Кажется, подложи авторы программы под все эти сцены закадровый смех - и получится типичный ситком - комедия положений из судебной практики (хотя в финале фальшивую подсудимую прямо в фальшивом зале суда берет под стражу фальшивый милиционер, подразумевая "драму положений").

Но в "Федеральном судье" хоть посмеяться было над чем. А на канале "Россия" в программе "Суд идет" кроме такой же нестерпимой фальши большинства "актеров" угнетает еще и скука несусветная. Все так называемые юристы изъясняются на профессиональном языке, в котором черт ногу сломит, а в паузах диктор в целях просвещения населения зачитывает цитаты из Гражданского и Уголовного кодексов, тоже мало приспособленные для обывательского уха.

И все же, если телевизионные суды вдруг пошли косяком да на государственных каналах, значит, это кому-нибудь нужно. Нынешнее правосудие называют "басманным", о доверии и уважении к нему наших граждан говорить, увы, не приходится. Видимо, задача ТВ в том, чтобы показать идеальный суд - гуманный, справедливый, честный и независимый. Хотя бы по телевизору. Но пока и по телевизору это выглядит в лучшем случае комично.
Комментарии
Прямой эфир