Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Председатель Верховного суда Казахстана Кайрат Мами: Борьба с коррупцией у нас никак не связана с политическим заказом

"Основная трудность в исполнении судебного акта - это получение материальной части взыскания. Многие должники слушают постановление суда "с легким сердцем", успев уже вывести активы и переписав имущество. Задача исполнителей - найти все это, что зачастую бывает трудновыполнимым, если учесть при этом их невысокий правовой статус и отсутствие материальной заинтересованности. Поэтому на сегодня не исполняется каждое третье судебное решение. Появление же частных исполнителей создаст конкурентную среду"
0
Кайрат Мами: "Я хочу сказать, что настоящего судью от просто хорошего юриста отличает умение предвидеть последствия принимаемого им решения"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В скором времени в Казахстане появится институт частных судебных исполнителей. "Это новшество поможет нам решить проблему исполнения судебных актов, особенно связанных с получением материальной части взыскания", - убежден председатель Верховного суда Казахстана Кайрат Мами. О том, как и за сколько "частники" будут возвращать причитающееся по закону имущество владельцам, об особенностях судебной власти Казахстана он рассказал в интервью корреспонденту "Известий" Наталье Ратиани.

Кайрат Мами: Основная трудность в исполнении судебного акта - это получение материальной части взыскания. Многие должники слушают постановление суда "с легким сердцем", успев уже вывести активы и переписав имущество. Задача исполнителей - найти все это, что зачастую бывает трудновыполнимым, если учесть при этом их невысокий правовой статус и отсутствие материальной заинтересованности. Поэтому на сегодня не исполняется каждое третье судебное решение. Появление же частных исполнителей создаст конкурентную среду - пострадавший сможет выбирать, к кому обратиться: к государственному органу или частному исполнителю. Да, частному исполнителю он будет должен заплатить определенный процент от найденных и возвращенных денег. Но у частного исполнителя будет стимул как можно быстрее привести решение суда в исполнение. Опыт Франции, который мы всесторонне изучили, свидетельствует об эффективности такого института.

известия: Западные эксперты подтверждают, что в судебной реформе Казахстану удалось достичь многого. Но тогда почему многие из них, а также оппозиция и ряд казахстанских СМИ говорят об отсутствии свобод и нарушениях прав человека в Казахстане, обвиняют исполнительную власть в узурпации других ветвей?

Мами: Конечно, это можно было бы просто объяснить заинтересованностью определенных кругов и радикально настроенных лиц, их нежеланием видеть то положительное, что наметилось в ходе проведения судебной реформы. Однако наряду с этим фактором имеются и другие. Прежде всего это так называемые «болезни» роста. Судебная система отделилась от исполнительной ветви власти и получила реальную независимость сравнительно недавно. Груз старых проблем и сложившихся стереотипов все еще продолжает оказывать существенное влияние на развитие и становление органов правосудия. Здесь и традиционное отношение к суду как к карательному органу, и бытующее у части населения мнение о подконтрольности судей исполнительным органам власти, и попытки вмешательства в деятельность судов, в том числе с использованием СМИ. Судебная власть только начинает завоевывать авторитет у населения. Вместе с тем непростой процесс утверждения самостоятельных органов правосудия не всегда находит адекватное понимание и в обществе, и в СМИ.

известия: Почему?

Мами: Для этого нужно время. Только стало приходить понимание того, что без сильной судебной власти не могут осуществляться эффективные социально-экономические и политические реформы. Мы, конечно, сами очень мало говорим и о том, насколько сложно проходит реформа, и о том, что в ее осуществлении должны участвовать все государственные и общественные институты. Наиболее остро это ощущается сегодня. Когда всего лишь одна предвзятая публикация с ошибочными выводами и высказываниями в СМИ может негативно сказаться на имидже всей судебной системы и существенно понизить доверие граждан к судам.

Есть и еще одна причина. Это вопросы оказания квалифицированной юридической помощи. За эти годы вы в России сумели создать более действенную систему адвокатуры. Мы же только в начале пути.

известия: Может ли сильная и независимая судебная власть стать арбитром между властями и недовольными массами, стихийные волнения которых все чаще перерастают в "цветные" революции?

Мами: Это сложный вопрос. Однозначный ответ на вопрос, может ли судебная власть служить основным элементом недопущения разного рода революционных или стихийных ситуаций, дать трудно. Но суд, рассматривая конфликтные ситуации, может разрешить их, приняв справедливое и законное решение, и тем самым снять определенную напряженность в той или иной общественной среде. Я хочу сказать, что настоящего судью от просто хорошего юриста отличает умение предвидеть последствия принимаемого им решения. Порой даже одно такое решение может укрепить сознание людей в правильности или неправильности их действий. Поэтому на судебной власти лежит огромная ответственность за проводимые в стране реформы. Вместе с тем любая реформа, в том числе и политическая, нуждается в адекватном правовом сопровождении, предусматривающем создание эффективных правовых институтов, в том числе судебной системы. В этом, собственно, и секрет нашего экономического успеха.

известия: Казахстан все чаще называют авторитарным государством, критикуют за отсутствие политических реформ, зажим оппозиции. Если бы Казахстан, формируя свою государственность в начале 90-х, вернулся, как предлагали ряд политических деятелей, к истокам - судам биев, которые были наделены не только судебными, но и исполнительными функциями, а их решение не подлежало оспариванию, а также к степным кодексам - как бы, на ваш взгляд, выглядела страна сейчас?

Мами: Примерно так же, как сегодня выглядят некоторые среднеазиатские государства. Если бы не было политической воли главы государства Нурсултана Назарбаева, мы бы остались на том уровне развития. Экономический скачок нам удался еще и потому, что мы вовремя успели принять блок основных законов по реформированию правовой системы. Был подготовлен и реализован ряд государственных программ в общественных, экономических и политических сферах. Все это и позволило нам сравнительно быстро пройти так называемый транзитный период. В частности, создать понятную и доступную для населения судебную систему, отвечающую современным правовым стандартам и ожиданиям общества.

известия: В августе Казахстан будет отмечать десятилетие своей Конституции. За эти 10 лет насколько удалось государству обеспечить гражданам заявленные в Основном законе права и свободы?

Мами: Мы можем гордиться своей Конституцией - без нее невозможно было бы развить и удержать взятый темп реформ.

известия: Изменения в Конституцию вносить не планируете?

Мами: Необходимые изменения в Конституцию были внесены в 1997 году. Сейчас некоторые, ссылаясь на якобы возникшие новые условия, предлагают новые изменения. Но потенциал действующей Конституции еще далеко не исчерпан, острой необходимости для внесения изменений в Основной закон нет.

известия: Выступая на недавнем съезде казахстанских судей, Нурсултан Назарбаев сказал, что "существуют большие претензии как к качеству работы судей, так и к их моральному облику". При этом согласился продлить срок работы судей, посоветовал соблюдать преемственность поколений. Судьям также были обещаны повышение зарплаты и усиление соцгарантий. Как это будет все увязано? Не помешает ли старое поколение работать молодым по новым "объективным и беспристрастным" стандартам?

Мами: Вначале о возрасте судей. Согласно Конституции, судьи Верховного суда избираются сенатом, а судьи местных судов назначаются президентом страны на постоянный срок. Многие судьи, которые достигли пенсионного возраста, склонны считать постоянный срок пожизненным. В своих доводах они даже используют толкование словаря Ожегова. В общем, каждый трактует так, как ему выгодно. Однако постоянство или пожизненность срока не гарантирует судьям в случае проступка сохранения должности и закрепленных за ними соцгарантий. Возможность получения высокой зарплаты еще надо оправдать. Так, до того как юрист решил примерить на себя мантию судьи, он должен быть морально готов ограничить себя во многом. К сожалению, это понимают не все.

Приведу пример. К нам поступил сигнал, что один судья часто играет в казино. По результатам служебной проверки данный судья лишился должности, большой зарплаты и соцгарантий. Если судья, совершивший мелкий проступок, уходит по собственному желанию, то еще могут быть варианты - за ним может быть сохранена пенсия, возможность работать в других правоохранительных органах. Но если он совершил что-то существенное, то лишается всех предусмотренных социальных гарантий. За последние 5 лет за действия, несовместимые с должностью судьи, прекращены полномочия 74 судей. Так что разговоры на тему, что с усилением независимости судей невозможно стало отстранить их от должности, совершенно беспочвенны.

известия: А зарплата большая?

Мами: Судья Верховного суда получает порядка 2 тысяч долларов. К сожалению, судья районного суда получает порядка 500 долларов. О повышении зарплаты им в первую очередь и говорил Нурсултан Назарбаев на съезде судей.

известия: А как вы узнаете о фактах взяток или несоответствующем поведении судей? Они у вас что, круглосуточно "под колпаком"?

Мами: Термин «под колпаком» здесь неуместен. Эти времена давно прошли. У нас в каждом суде висит специальный ящик для жалоб, к тому же жалобы можно направить по электронной почте, в интернете имеется адрес нашего сайта. Но мы рассматриваем только подписанные жалобы с конкретными указаниями на несоответствующее статусу судей поведение. У нас уже 4 года работает специальная комиссия по судейской этике, которая имеет право рекомендовать привлечь судью к дисциплинарной ответственности, вплоть до освобождения от должности. Два года назад в республике были созданы специализированные административные суды, наделенные полномочиями по разрешению споров по гражданским делам, связанным с обжалованием решений государственных органов и действий должностных лиц.

известия: И что - народ идет и выигрывает?

Мами: Еще как. Объем рассматриваемых дел увеличился как раз за счет административных дел. Процедура там более простая и скорая. Число обращений граждан в суды за защитой своих прав от неправомерных действий чиновников возросло с 5,9 тысячи в 2000 году до 16,5 тысячи в 2004 году, или почти в 3 раза.

известия: В России прокуратура обладает большими полномочиями в судебной системе, прокурор назначается Советом федерации по представлению президента. А как у вас обстоят дела с прокурором?

Мами: Как и во многих постсоветских странах, прокуратура мало изменилась. Прокурор по-прежнему обладает контрольно-надзорными функциями, имеет право вмешиваться в спор между двумя хозяйствующими субъектами. В перспективе, конечно, и это надо менять. Надзорное производство, пережиток советской эпохи, позволяет часто по надуманным мотивам многократно пересматривать и отменять приговоры и решения судов, уже вступивших в силу, в том числе по протесту прокурора. Это вызывает непонимание и подозрение. Надо максимально сократить надзорные инстанции. Сегодня говорить о полном равенстве сторон обвинения и защиты нельзя - полномочия прокурора значительно шире, чем полномочия защитника.

Раньше в Казахстане, как, впрочем, и в других советских республиках, как таковой судебной власти не было - была судебная система. Судебная власть и судебная система - это не одно и то же. А многие эти понятия отождествляют, что мешает становлению органов правосудия.

известия: Казахстан первым из стран СНГ осуществил амнистию капиталов, тогда многие вышли из тени. Несмотря на такую смелость государства по отношению к бизнесменам, возможно ли у вас посадить олигарха за крупную недоплату налогов в бюджет? Или они все законопослушны?

Мами: У нас такие дела были. Борьба с коррупцией шла и идет, но, понимая подтекст вашего вопроса, могу отметить: она никак не связана с политическим заказом.

известия: Долгое время Казахстан не решался на либерализацию уголовного законодательства. Но дело все же сдвинулось с мертвой точки. В прошлом году ввели мораторий на смертную казнь. Это было продиктовано внутренней потребностью или сыграло роль давление извне?

Мами: Вопрос об отмене смертной казни обсуждался очень серьезно. Мы провели исследование, которое показало - исходя из наших традиций, общество считает полный отказ преждевременным, поэтому был введен мораторий. Но мы будем дальше двигаться к полной отмене смертной казни. Гуманизация и либерализация уголовного законодательства, дифференцированный подход к назначению наказаний привел к тому, что за 4 года - с 2000 по 2004 - людей в тюрьмах стало почти в два раза меньше. По данным Международного центра тюремных исследований, по числу заключенных из расчета на 100 тысяч человек Казахстан с 4-го места в мире переместился на 19-е. В два раза больше стало выноситься оправдательных приговоров. Намечено поэтапное внедрение суда с участием присяжных заседателей. Соответствующие законопроекты уже подготовлены.

Астана-Москва
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...