Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Истребитель олигархов

Владимир Колесников, прослывший подлинным "истребителем олигархов", точнее, человеком, информировавшим общественность о громких делах, снова взял на себя роль "споуксмена", пресс-секретаря российской обвинительной машины, и, не называя конкретных имен, лишний раз доказал потенциальным инвесторам, что дело Ходорковского - отнюдь не единичный случай, имеющий воспитальное значение для неплательщиков налогов, а тенденция
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Заместитель генерального прокурора РФ Владимир Колесников, известный своей специфической манерой публично и в сочных выражениях объявлять виновными тех, чья вина еще не доказана судом, сообщил в телевизионном эфире, что дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева - не последнее дело против олигархов в России: "У нас в обойме есть дела. Могу сказать, это дело - не последнее".

Владимир Колесников, прослывший подлинным "истребителем олигархов", точнее, человеком, информировавшим общественность о громких делах, снова взял на себя роль "споуксмена", пресс-секретаря российской обвинительной машины, и, не называя конкретных имен, лишний раз доказал потенциальным инвесторам, что дело Ходорковского - отнюдь не единичный случай, имеющий воспитальное значение для неплательщиков налогов, а тенденция.

Сообщил он и о том, что у почти 100 процентов руководства "ЮКОСа" руки "в крови". Последнее заявление оказалось особенно сильным, потому что, хотя Колесников и заработал себе репутацию некоей смеси Жириновского с Шандыбиным от уголовной юстиции, публичное обвинение в тяжких преступлениях практически всех руководителей компании - слишком ответственная шутка, чтобы остаться незамеченной.

Фактически замгенпрокурора разрушил всю систему пропаганды, которая выстраивалась вокруг дела Ходорковского. Всю ювелирную "пиаровскую" стратегию, которая была призвана не отпугнуть внутренних и внешних инвесторов. Кроме того, он крайне неудачно нанес еще несколько ярких мазков на и без того весьма специфический образ российской юстиции, которая в представлении уже не только бизнесменов имеет отчетливо репрессивный характер.

Понятно, что Владимир Колесников не может быть лицом российской юстиции. Бывший начальник Уголовного розыска, затем в 1995-2000 годах первый заместитель министра внутренних дел, а затем советник генерального прокурора и его заместитель - скорее, лицо "ястребиной" части российской юстиции. Но проблема в том, что люди его склада доминируют в российской следственной практике.

Колесников известен и тем, что жестко дискутировал с нынешним полпредом президента в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, причем в то самое время, когда последний, еще работая в администрации главы государства, пытался реализовать некоторые идеи судебной реформы и избавления прокуратуры от некоторых ее функций, свойственных прокурорскому надзору в СССР. Последняя же наиболее яркая акция замгенпрокурора - его вмешательство в электоральный процесс в Абхазии. При этом правовой статус российского прокурора, прямо "курировавшего" выборы в другой стране, был абсолютно неясен. Сам Владимир Ильич утверждал, что он приехал в Абхазию как "сын своего народа" (Колесников является уроженцем города Гудаута).

Вполне очевидно, что угрозы Колесникова "недобитым" олигархам необязательно повлекут за собой начало еще нескольких судебных процессов. Однако бодрый настрой прокуратуры понятен бизнесменам. И они получают еще одно недвусмысленное напоминание о том, что любой бизнес, пусть даже самый чистый и прозрачный, нужно вести с учетом двух рисков: "фактора прокуратуры" и "фактора налоговой инспекции".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...