Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Алексей Кудрин: "Тратить хочется, но боязно, потому что будет инфляция"

2006 год является скорее экспериментальным. А вот начиная с 2007 года и в еще большей степени с 2008-го бюджетирование по результатам станет действительно широко распространенным. Что здесь нового? В апреле вышло постановление о формировании ведомственных целевых программ. Раньше большинство расходов федеральных ведомств считались "базовыми", каждый год они индексировались и крайне редко кто-то возвращался к пересмотру того, а что же мы индексируем, что же там у нас в этой базе. Теперь же все расходы должны быть расписаны по ведомственным целевым программам
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Бюджет России на будущий год станет "экспериментальным". Изменения коснутся и стабилизационного фонда, и самих принципов формирования главного финансового документа страны. О том, что это будет означать для россиян, о ситуации в российской экономике и острых дискуссиях вокруг формирования федерального бюджета на ближайшие три года Алексей Кудрин рассказал в интервью корреспонденту "Известий" Константину Фрумкину.

известия: За последние годы мы привыкли, что в бюджетной сфере все спокойно. Однако вокруг проекта бюджета-2006 уже начались скандалы. Что вдруг изменилось?

Алексей Кудрин: Изменения любых правил всегда болезненны. Скажем, снижение налогов дается трудно для доходов бюджетов. Субъекты федерации считают, что им остается меньше денег, чем нужно. Но мы принимаем решение в пользу бизнеса и экономического роста. И в конечном счете налоговые доходы и расходы бюджетов только возрастают. При подготовке бюджета 2006 года в части использования средств от высоких цен на нефть у нас тоже впервые произошло изменение правил в сторону уменьшения стабилизационного фонда и увеличения расходов бюджета. Это нам тоже далось болезненно. Тратить хочется, но боязно, потому что будет инфляция. Вот на этой проблеме и состоялся весь спор. В других областях у нас тоже происходят изменения - например, мы вводим принцип бюджета, ориентированного на результат.

известия: Когда начнутся реальные бюджетные перемены?

Кудрин: 2006 год является скорее экспериментальным. А вот начиная с 2007 года и в еще большей степени с 2008-го бюджетирование по результатам станет действительно широко распространенным. Что здесь нового? В апреле вышло постановление о формировании ведомственных целевых программ. Раньше большинство расходов федеральных ведомств считались "базовыми", каждый год они индексировались и крайне редко кто-то возвращался к пересмотру того, а что же мы индексируем, что же там у нас в этой базе. Теперь же все расходы должны быть расписаны по ведомственным целевым программам. Правда, думаю, что в 2006 году по целевым программам будет расписано не более 30 процентов ведомственных расходов. Впоследствии - все больше и больше.

известия: Вы не опасаетесь, что переход на "бюджетирование по результату" сведется к тому, что министерства начнут писать планы и отчеты по новой форме?

Кудрин: Конечно, в первый год на 90 процентов будет именно так. Расходы, которые были всегда, министерства и ведомства оформят как ведомственные целевые программы. Но на следующем-то этапе им придется отчитываться за спланированные результаты! Результаты от внедрения этих программ мы увидим через год-два-три. Три года - это, я вас уверяю, очень немного. Я проработал в Минфине 8 лет. И те реформы, которые мы начинали 8 лет назад, зачастую удавалось реализовать только лет через пять. Сегодня, слава Богу, есть за что отчитаться. Сначала старые расходы будут просто переписаны в ведомственные целевые программы. Через год будет спрошено - что же получилось? И расходы будут откорректированы. Через год - еще раз. За два-три года эти программы действительно начнут соответствовать каким-то требованиям.

известия. Представители аппарата правительства жалуются, что в разработанном Минфином плане предусмотрено недостаточно инвестиционных расходов, так что даже не удастся выполнить уже принятые решения.

Кудрин. С тех пор как я работаю в Министерстве финансов, мы всегда обсуждали, что у нас мало расходов на инвестиции. Я могу напомнить, что накануне дефолта - финансового краха -мы как раз обсуждали закон о бюджете развития. Звучит очень красиво - "развитие"! Но всегда надо смотреть, что за этими словами стоит. Зачастую это разбазаривание государственных средств на проекты, которые чиновники лоббируют. Сегодня к расходам инвестиционного характера предъявляются качественно новые требования. Ни в коем случае это не должен быть коммерческий проект. Коммерческими проектами должен заниматься частный бизнес. Государство должно отвечать за дороги, за взлетные полосы аэропортов. Сами здания аэропортов могут быть частными, за размещение в них ресторанов и билетных касс должен отвечать частный бизнес.

известия. Но вот терминал для аэропорта "Шереметьево" частный бизнес никак построить не может...

Кудрин. В ситуации с "Шереметьево" виновато как раз государство, которое никак не может провести прозрачный тендер. Всем кажется, что это настолько вкусный кусок, что, когда за него начинается "чисто конкретная" борьба, все тендеры проходят в довольно сомнительном виде. Это как раз говорит о том, что когда чиновники лоббируют интересы отдельных представителей бизнеса, то проект очень трудно реализовать. Сейчас мы, кстати, как раз обсуждаем вопрос о продаже на тендерах аэропортов в Южном федеральном округе. Один аэропорт уже передали в частные руки. Здание аэропорта - частное, а взлетная полоса - государственная. То же самое на железной дороге. Рельсы - государственные, а вагоны и перевозочные компании могут быть частными. То же самое в портах. Причальная стенка - государственная, а сам порт со всеми сооружениями, складами и терминалами - частный. Так во всем мире. Мы определились, что на следующий год расходы инвестиционного характера прирастают как минимум на 2,2 млрд долларов.

известия. В дискуссиях о Стабилизационном фонде вы постоянно говорите о борьбе с инфляцией. Но ведь регулирование денежной массы - задача Центробанка. Он что, не справляется?

Кудрин. В стране с нормальной экономикой, в которой приток и отток валюты сбалансирован, так же, как и платежный баланс, и нет "голландской болезни", ведущую роль в регулировании денежной массы и инфляции играет Национальный банк. В этом случае экономический рост всегда вызывает необходимость увеличивать объем денежной массы. И центральные банки ее постепенно увеличивают. Они кредитуют коммерческие банки под процент. На рынке всегда присутствует источник кредитов - Центральный банк, который дает деньги по ставке рефинансирования, ее еще называют учетной ставкой. В США учетную ставку устанавливает Федеральная резервная система. Весь мир с замиранием сердца смотрит, как глава ФРС Алан Гринспен меняет учетную ставку на полпроцента или даже на двадцать пять сотых процента. И такое изменение меняет движение капиталов в мире. Но у нас ситуация нестандартная для мировой экономики в целом. У нас очень большой приток валюты из-за роста мировых цен на наши природные богатства, причем он может меняться в течение года значительно. Чтобы стерилизовать крайне избыточную денежную массу, методов Центрального банка недостаточно. Поэтому в таких нефтяных странах, как Норвегия, Кувейт или Россия, создаются специальные нефтяные бюджетные фонды. У Центрального банка просто не хватает инструментов, и значительную часть работы по настройке денежного рынка должно выполнять правительство.

Но как? Правительство не должно из месяца в месяц выходить на рынок и участвовать в поддержке валютного курса. Правительство не должно регулировать денежную массу в обращении. Правительство все это должно сделать одним простым решением, например, установив цену отсечения при формировании Стабфонда. Цена отсечения должна быть одна, и постоянная, дальше правительство уже ничего не меняет. Стабфонд - это постоянный автоматический регулятор денежной массы. Если цена на нефть больше, то и денег в Стабфонд попадает больше.

известия. Может быть, проблему избытка денежной массы в России облегчит введение свободной конвертации рубля?

Кудрин. Конвертация рубля, безусловно, облегчает движение капитала и дисциплинирует правительство. При плохой экономической политике возможен дополнительный отток капитала из страны, а в случае хорошей экономической политики, наоборот, мы будем иметь дело с постоянным притоком. Это хороший сигнал, вселяющий уверенность бизнесу, что в любом случае он не потеряет вложенные деньги. Я думаю, что в 2007 году, когда запланирована свободная конвертация, у нас будет хорошая экономическая политика, и у нас будет приток капиталов.

известия. Как изменятся расходы бюджета в 2006 году? По каким статьям финансирование увеличится?

Кудрин. Приоритетными статьями является социальная политика, и в части образования - зарплата профессоров, преподавателей, в части здравоохранения - зарплата врачей и специалистов. Будут повышаться денежные довольствия военнослужащим, будут повышаться пенсии. Все они будут повышаться, опережая инфляцию. Наша задача - постоянно улучшать уровень жизни категорий населения, зависящих от бюджета. Кроме того, важнейшими задачами бюджета остаются: инвестиции в инфраструктуру, бюджетная помощь субъектам федерации, оборона и борьба с терроризмом.

известия. В своих выступлениях, говоря о причинах инфляции, вы постоянно говорите, что отечественное производство не поспевает за накачанным деньгами спросом. Почему наша экономика начала плохо "усваивать" деньги?

Кудрин. Она и раньше плохо усваивала. До дефолта 1998 года доллар можно было купить за 6 рублей. После кризиса - уже за 30 рублей. Но зарплаты у людей остались прежними. Они прирастали не так быстро, как курс доллара. Это означало, что товар ценою в 10 долларов до кризиса стоил 60 рублей, а после кризиса стал стоить 300 рублей. А у человека зарплата та же самая. Импортный товар теперь он позволить себе не может. И люди пошли за отечественными товарами. И у нас стали загружаться промышленные предприятия. Первые 2-3 года после кризиса наши промышленные предприятия наращивали свои мощности. И вот они все, что имели, загрузили. А дальше нужно инвестировать в новое производство. И вот здесь у нашего частного сектора не хватает опыта, не хватает инвестиционных средств. Производство не поспевает за спросом, прежде всего потому, что у нас некачественные рыночные институты, такие, как банки, налоговая система, административная система.

Инфляция должна снижаться, налоги должны снижаться, административные барьеры - это вопрос компетенции государства, например, по упрощенной схеме надо разрешать открывать в зданиях склады и производства. Пожарные, санэпидемстанция, технадзоры - все надзорные инстанции должны уменьшить давление на бизнес.

Кроме того, пытаясь сдержать инфляцию, мы укрепляем курс рубля. Центральный банк не выкупает с рынка значительную часть поступившей валютной выручки, а позволяет ей давить на рубль и побуждать его укрепляться. Что это значит? Раньше продукция за 10 долларов стоила 300 рублей, но рубль укрепился, и теперь она уже стоит 270 рублей. Ничего не изменилось, импортная продукция как стоила 10 долларов, так и стоит. Но на внутреннем рынке она стала дешевле, возрос на нее спрос в ущерб отечественной. За последние 4 года в реальном выражении - то есть с учетом номинального курса и инфляции - рубль к доллару укрепился на 40%, тем самым мы на 40% снизили внешние торговые барьеры. Вот нам иногда говорят: "Вступление в ВТО будет нам невыгодно". Но в ВТО мы торгуемся о таможенных барьерах в размере 15-20%. А в результате укрепления курса у нас естественные торговые барьеры, стоявшие на пути импорта, снизились на 40%! В этих условиях даже обложенная таможенными пошлинами импортная продукция оказывается на нашем рынке конкурентоспособной. Тут уже надо бить во все колокола!

известия. Но что же делать?

Кудрин. Во-первых, все-таки сбивать темпы укрепления рубля, во-вторых, развивать инфраструктурные институты, в-третьих, государству сдерживать расходы, делать их более эффективными. Потому я так бьюсь за нерастрату Стабилизационного фонда. Деньги, потраченные из Стабилизационного фонда, укрепляют рубль, делают нашу экономику еще менее конкурентоспособной.

известия. Однако инфляция явно превышает те плановые показатели, которые установило себе правительство.

Кудрин. Обеспечить снижение инфляции до планируемых показателей нужно. И даже в этом году, несмотря на крайне высокие нефтяные цены, теоретически можно. Вопрос о цене. Я хочу напомнить, что, когда на заседании правительства обсуждали сценарные условия развития экономики, глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин сказал: мы сегодня принимаем решения, которые нам через 2-3 года обернутся чрезмерным укреплением рубля. По сути правительство проголосовало за курс 25 рублей за доллар. Инфляция будет "правильной", но это будет тот случай, когда, что называется, нос вытащили, хвост увяз. А укрепление рубля опять затормозит нашу экономику.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...