Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Берлин: день Освобождения

На главном здании одной из самых влиятельных партий Германии - PDS - огромный плакат: "Спасибо! Merci! Thank you!". Одна из самых многочисленных демонстраций в Берлине тоже проходит под лозунгом: "Спасибо!". Шестьдесят лет назад никто, конечно, и предположить не мог, что через десятилетия этот день сами немцы назовут "Днем освобождения", а внуки и правнуки тех, кто с ужасом воспринимал приход союзных войск, устроят благодарные демонстрации в честь бывших "оккупантов" и почти хором скажут нацизму "Nеin!"
0
Берлин. Митинг неонацистов (фото AFP)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"День освобождения" праздновали в Карлсхорсте - там, где был подписан акт о капитуляции Германии, у Бранденбургских ворот, которые в мае 1945-го были почти стерты в порошок, на Александерплатц и у памятника советскому солдату. На концертных площадках с речами выступали президент Германии Хорст Келлер, Борис Беккер, Бруно Ганс, пели известные музыканты. Но не для всех это был "День освобождения". Неонацисты тоже высказали свой взгляд на события той войны.

На главном здании одной из самых влиятельных партий Германии - PDS - огромный плакат: "Спасибо! Merci! Thank you!". Одна из самых многочисленных демонстраций в Берлине тоже проходит под лозунгом: "Спасибо!". Шестьдесят лет назад никто, конечно, и предположить не мог, что через десятилетия этот день сами немцы назовут "Днем освобождения", а внуки и правнуки тех, кто с ужасом воспринимал приход союзных войск, устроят благодарные демонстрации в честь бывших "оккупантов" и почти хором скажут нацизму "Nеin!".

Пафоса у празднований никакого: надо петь, танцевать, пить пиво, прославлять демократию, проклинать фашизм. Где-то танцуют еврейские танцы и играют еврейскую музыку; русские гулянья проходят у памятника советскому солдату; в центре Берлина открывают памятник погибшим во время Холокоста европейским евреям... В Карлсхорсте устроили загадочное мероприятие под названием "Бокс за мир". По дороге к музею - распродажа: пиво "Октябрь", французское вино, вазочки и сувениры. Особой популярностью пользуются русские конфеты.

Уяснив, что ничего больше Карлсхорст сегодня предложить не может, я отправился на Александерплатц, где одна из многочисленных молодежных антифашистских организаций устраивала митинг. Он был мил и уютен, этот митинг против фашизма: коляски с детьми, добрые взгляды, бокалы пива, его закусывают хот-догами.

Выступает старик, бывший член гитлерюгенда. Он рассказывает, как неподалеку от этого места, в центре Берлина, он двенадцатилетним юношей слушал выступление Адольфа Гитлера, который призывал молодых немцев отдать жизнь за Германию, не сдавать столицу Третьего рейха русским. Вспоминал, как огромная площадь тысячами голосов отзывалась: "Мы - готовы! Мы - готовы!". И через несколько месяцев Берлина не стало. Город был разрушен почти полностью.

И вот Бранденбургские ворота, символ Берлина. Люди, которые к ним приближаются, надолго останавливаются у огромной фотопанорамы. На ней изображены Бранденбургские ворота в мае 1945-го: крошево из машин и домов, расстрелянные из автоматов и пушек колонны, горы металла и каменной трухи. Таков этот праздник - тебя все время отбрасывают в прошлое.

"А теперь, - орет ведущий - парень в черно-белом костюме и внушительных очках, - выступает группа "Титаны" из Штутгарта!". Крики, аплодисменты, и на сцену выходят не то чтобы титаны, но действительно два крепких мужика. "Мне нужно ваше "нет!", - закричал один. Мимо меня проходит старик, у которого к уху ниточкой привязан шарик с надписью "Нет нацизму!". Именно такого "нет!" и требовал "титан". Вместо припева он плавно напевает, что любит демократию. Еще один полуприпев: "Нам не нужно мировое господство! Нам и так хорошо!".

Путь к метро - мимо Рейхстага. Иду мимо внушительных стендов из небьющегося стекла, на которых написаны законы немецкой Конституции. Шестой закон гласит, что все немцы имеют право на свободу собраний. Это значит, что завтра никто не сможет запретить неонацистам собраться на митинг.

"Немцы не виноваты в той войне!"

У выхода из метро "Александерплатц" - толпы полицейских в зеленых одеждах, на всех бронежилеты. При каждом - собака в наморднике.

Контролировать демонстрацию неонацистов со всех концов Германии прибыло 10 тысяч полицейских, больше тысячи машин и даже 10 танков. Танки нужны, чтобы, если новым нацистам вздумается построить баррикады, их разрушить. Полицейские озабочены. Я еле-еле прохожу через кордон, машу пресс-картой перед носом у каждого. Меня уверяют, что это может быть опасно. Но журналистов все же пускают. Перед тем как пройти через кордон, вижу, что сквозь ряды полиции хочет протиснуться парень лет пятнадцати: короткая стрижка, темная куртка - в общем, ничего примечательного. "Ты куда?" - останавливает его полицейский. Парень гордо: "К товарищам!" Его не пускают, и он с тоской вслушивается в раздающиеся издали слабо слышные призывы: "Это абсурд, что в течение стольких лет нас заставляют испытывать чувство вины! Немцы не виноваты в той войне! Она была нам навязана!"

На Александерплатц - три тысячи неонацистов. Многие приехали специально из других городов в Берлин на демонстрацию. В толпе много молодых лиц, разного интеллектуального уровня. Пивком никто не балуется, шариками не машет. Здесь - знамена, написанные черной краской лозунги: "Мы хотим свободы, а не освобождения!". Атмосфера разительно отличается от вчерашней: здесь собрались борцы за идею, за свободную Германию. За историческую справедливость, которая была нарушена в 1945-м и до сих пор так и не восстановлена. Конечно, нет ни свастик, ни других символов национал-социалистов - за это светит тюрьма. Но многие неонацисты проявили смекалку: если у кого на бритой голове есть татуировка в виде свастики, ее просто заклеили пластырем. Вроде и протест, и не посадят.

Над площадью гремят такие слова, что становится очевидно: те, кто вчера кричал "Нет нацизму!", обращали свой возглас не только к прошлому. Кажется, речи неонацистов и их предшественников схожи: истерия, сгущенные паузы, тихие фразы, взвивающиеся криком, которые заглушают аплодисментами. "Позор, что этот день именуют днем освобождения! Войну развязали не немцы! Историки нам лгут!". Толпа аплодирует, трясет плакатами.

Новый оратор - седой мужчина, лидер "Свободной Германии" Вольф Йоган: "Освобождение - это такая же ложь, как то, что немцы начали войну! Есть масса секретных документов - в Москве и Вашингтоне, там спрятана правда о войне. А правда в том, что нас всегда боялся весь мир. И все хотели видеть Германию слабой. И сейчас нас изнуряют и чувством вины, и ложью о нашей истории". Я нахожу в толпе обладателя наиболее интеллектуального облика и спрашиваю, что привело его сюда. Ответ: "Много лет назад никто и не осмелился бы назвать день капитуляции Германии днем ее освобождения. Надо знать, как нас унизили в Первой мировой войне, какой потом был в Германии голод, и как после этого снова замышляли войну против нас". В это время голос оратора доходит до вопля: "Мы лучше знаем историю, чем историки!". Аплодисменты грохочут.

После демонстрации планировалось шествие неонацистов по центру Берлина. Четыре часа идти по Берлину в такой компании - дело малоприятное, поэтому я решил доехать на метро к месту их конечной остановки - около тех же Бранденбургских ворот. На выходе из метро "Фридрихштрассе" - снова колонны полицейских. Машинист объявляет, что это конечная остановка. Полиция проверяет, нет ли среди пассажиров неонацистов, пусты ли вагоны. Говорят, что несколько человек все же было арестовано за использование нацистской символики.

Неонацистов ждал неприятный сюрприз: весь маршрут оказался заполнен их противниками. Они просто не смогли провести свое шествие: протиснуться негде - кругом антифашисты.У метро "Фридрихштрассе" стоят разочарованные молодые люди: очевидно, им хотелось покричать и подраться с неонацистами. У одного на майке надпись "Мне плевать, что я немец". Четверо молодых людей с флагами SPD заходят в метро - они очень довольны, жмут друг другу руки и прощаются. Один из этих антифашистов, полный, в очках, садится в метро, разворачивает газету "Спорт" и читает на той странице, где рекламируют новую еду в ресторанах Fast-food. Я интересуюсь, не страшно ли ему в таком виде одному ехать в метро: он, обернутый в антифашистский плакат, испещрен подобными же знаками - на рюкзаке, на футболке, на брюках. Все-таки день еще не закончился, а его разгоряченные сегодняшней неудачей идейные противники обычно ходят группами. Он ответил коротко: "Nеin". И снова углубился в чтение газеты, поудобнее обернувшись в плакат с надписью "Нацизм не пройдет!". Этот лозунг неожиданно материализовался - неонацисты в этот день действительно просто не прошли.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...