Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Зоя ХАРИТОНОВА: "Хозяевами улицы стали случайные люди"

"... А московских чиновников мы взяли тем, что сделали "легенду Арбата" - на план арбатских кварталов нанесли портреты писателей, музыкантов, художников, живших в этом месте или связанных с ним. Здесь же обитало все приличное московское человечество. Например, в начале XIX века там были несколько гимназий, классы рисования и музыкальные, частные библиотеки, лечебницы для бедных, книжные и букинистические магазины, переплетные мастерские, несколько редакций..."
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Советник Академии архитектуры и строительных наук Зоя Харитонова была главным архитектором первого проекта благоустройства Арбата. О том, что улице грозят новые преобразования, Зоя Васильевна узнала из газет, хотя авторам проекта могли бы понадобиться ее знания и опыт - Арбату она отдала несколько лет своей жизни.

известия: Арбат стал первой не только в Москве, но и в России пешеходной зоной. Что было тогда самым сложным?

Зоя Харитонова: Убедить чиновников в необходимости это делать. Пешеходная улица не давала никакого реального "привара", это же не вновь построенные квадратные метры. Это делалось для общества, для горожан: ходите, любуйтесь. И все. Чиновникам трудно было такое понять. Пришлось пройти массу инстанций, в том числе экспертизу Госстроя СССР. Никто не представлял, как это можно - убрать с улицы транспорт? В Госстрое я лично доказывала несколько часов, что мы не нарушим жизнь города. А московских чиновников мы взяли тем, что сделали "легенду Арбата" - на план арбатских кварталов нанесли портреты писателей, музыкантов, художников, живших в этом месте или связанных с ним. Здесь же обитало все приличное московское человечество. Например, в начале XIX века там были несколько гимназий, классы рисования и музыкальные, частные библиотеки, лечебницы для бедных, книжные и букинистические магазины, переплетные мастерские, несколько редакций. Здесь жили университетская профессура, студенты. Бунин в студенческие годы снимал здесь меблированную комнату, он потом описал это в "Темных аллеях".

известия: Вы предлагали сохранить то, что еще оставалось на Арбате от прежних времен?

Харитонова: Конечно. Букинистические, например, еще были. В доме № 9 сохранился знаменитый арбатский подвальчик, описанный в "Детях Арбата" у Анатолия Рыбакова. Когда-то в нем устраивали диспуты Маяковский с Есениным. Помню, мы устроили громадную экспозицию - показывали, как улица может жить воспоминаниями. Но когда мы сделали пешеходную зону, многое погибло у нас на глазах. Странная вещь: как только город вложил в Арбат деньги, туда пришли совсем не те люди и все "прихватили".

известия: А кто все-таки дал добро на пешеходный Арбат?

Харитонова: Гришин (Виктор Гришин, в то время первый секретарь Московского горкома партии. - "Известия"). Он так увлекся этой работой, что даже сам выбрал рисунок мощения, которое там сейчас лежит, причем его выбор был точным и правильным.

известия: Тот проект технически был сложным?

Харитонова: Мы восстановили фасады, лепнину, выдернули все провода - там же и троллейбусы ходили, и трамваи, и растяжки висели. Небо было все в проводах. Из фасадов вытянули такое количество металла, что несколько суток пришлось его вывозить. Сняли чудовищные металлические вывески, за которыми обнаружились исторические. Улица страшно заросла асфальтом, его было, наверное, полметра. К тому же кроме асфальта мы сняли еще 20 сантиметров культурного слоя. Дома стали стройными, обнажились крылечки. На ЖБИ-17 изобрели и построили специальную линию по производству кирпичиков, которыми замостили Арбат. Для начала мы решили замостить 100 метров экспериментального участка у Театра Вахтангова. И вот в тот момент, когда уже должны были начаться работы, у меня на глазах тяжелый грузовик, груженный этими нашими кирпичиками, провалился в грунт. Его с трудом вытащили. Потом пришлось закачивать под землю на этих 100 метрах жидкое стекло.

А вдоль всей остальной улицы сделали бетонное основание. Вообще это была грандиозная для Москвы стройка, в ней участвовала масса людей. Знаете, как работали маляры? Они все чистили, скребли, отмывали, снимали слепки утраченных деталей и восстанавливали их. Там были дома классической московской отделки - я говорю о терразитовой штукатурке, которая делается из наших подмосковных песков, цементов и слюды. Это очень сложная, старинная технология. Когда раньше отделывали дом, то занавешивали его мокрой рогожей, и там, под ней, рукавицей натиралась эта штукатурка. Все самые красивые арбатские дома были отделаны именно этим старинным методом.

Когда пришло время мостить улицу, никто не знал, с чего начать. А потом нашлась бригада стариков, они пришли со своими специальными молоточками, со своими наколенниками - руками делали все, на коленях. Вообще перед строителями я сама была готова на колени встать. Я не уходила с улицы месяца три и видела, как они работали круглые сутки и спускались со строительных лесов только поздним вечером. Тогда казалось, что мы сделали улицу для всех.

известия: Сегодня вы так не считаете?

Харитонова: Город потратил на Арбат значительные средства, но со временем хозяевами улицы стали случайные люди. Если завтра улицу покроют гранитом, да еще с подогревом, она еще больше потеряется для прохожих. На ней появятся еще более немыслимые бутики, и опять некуда будет пойти поесть и люди будут покупать кока-колу с тонаров. Арбат стал добычей местной управы, местных князьков.

известия: То, что предлагается в новом проекте, на ваш взгляд, нужно Арбату?

Харитонова: Это самое незначительное из того, что ему нужно. Сегодня в первую очередь надо заняться транспортом. Сейчас в местах, где в нашем проекте предполагались большие стоянки, либо располагаются какие-то частные стоянки, либо все перегорожено.

известия: Кому, по-вашему, нужен еще один проект реконструкции Арбата - жителям, городу, чиновникам?

Харитонова: Он мало что даст арбатским жителям. Лично я с трудом представляю, что Арбат вновь превратится в гигантскую стройплощадку. Там же два с половиной гектара мощения! 20 лет назад, чтобы привезти и складировать все эти камушки (кстати, они и сегодня в хорошем состоянии), потребовалось занять всю округу. Или возьмем идею подогреваемого дорожного покрытия. Вы же знаете, что, например, недалеко от Театра Вахтангова под ногами можно увидеть плитки с именами, и если эта самодеятельность будет продолжаться, когда дорогу станут подогревать, то все это может кончиться очень печально. А деревья на Арбате 20 лет назад мы уже сажали. Но они погибли. Все это так непродуманно. И безумно дорого. А дворы живущих на Арбате как были помойками, так и останутся.
Комментарии
Прямой эфир