Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Элементарные частицы

Американский коллектив со сложным алхимическим названием существует на свете уже 36 лет и вполне мог оказаться слетом ветеранов, на сухую и без огонька играющих полузабытые хиты для группки таких же старперов, не пожалевших денег на билет. Вместо этого в зале ГКД кипел аншлаг, а на сцене гремел шестеренками крепко сбитый, не дающий осечек фанковый батальон. Любовь отечественного слушателя к группе "Ветер, земля и огонь" кажется совершенно необъяснимой, особенно на фоне прочих пожилых групп, которых обычно возят в Кремль
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Американский коллектив со сложным алхимическим названием существует на свете уже 36 лет и вполне мог оказаться слетом ветеранов, на сухую и без огонька играющих полузабытые хиты для группки таких же старперов, не пожалевших денег на билет. Вместо этого в зале ГКД кипел аншлаг, а на сцене гремел шестеренками крепко сбитый, не дающий осечек фанковый батальон.

Любовь отечественного слушателя к группе "Ветер, земля и огонь" кажется совершенно необъяснимой, особенно на фоне прочих пожилых групп, которых обычно возят в Кремль. "Европа" и "Дип Пёрпл", диско-итальянцы и "Баккара", джаз-рок и даже арт-рок типа "Йес" - все это еще можно охватить умом. Но как, за что и при каких обстоятельствах посетители этих общественных поминок по увлечениям молодости прильнули сердцем к настоящему, неподдельному черному фанку, а также безотказному соулу и r'n'b в самом его хрестоматийном виде - совершенно неясно. Фанк ведь у нас никогда особенно не любили, не говоря уж о том, что "Ветер, земля и огонь" - группа хоть и заслуженная, заработавшая немало "Грэмми" и выпустившая около 30 альбомов, но в международной фанк-иерархии котируется скорее в ранге полковников, тогда как существуют общепризнанные генералы вроде Funkadelic, Parliament и Sly and the Family Stone. До сих пор, между прочим, выступает и маршал - Джеймс Браун.

Однако на московском концерте Брауна народу было, наверное, вполовину меньше. А тут - забитые ряды, нарядные девицы, словно только что из "Осени" или First, семьи с детьми, адвокаты и работники Госдумы, а также невероятное количество представителей различных кавказских диаспор, фанк, вместе с джаз-роком, любящих давно - в основном за броский и недешевый антураж, золото, белые костюмы и ощущение крупной суммы наличности, упакованной в каждую ноту (их дети сейчас ровно за то же самое полюбили хип-хоп). Отдельную сплоченную делегацию составляли потрепанные жизнью сессионные музыканты, учившиеся по старым альбомам EW&F своему нехитрому ремеслу - все как один похожие либо на Преснякова-старшего, либо на постаревшего Андрея Малахова (если вы можете себе такое представить). Сам Пресняков-старший присутствовал, разумеется, тоже.

Из двенадцати участников EW&F только трое имеют отношение к оригинальному составу, а легендарный основатель группы и главный ее композитор Морис Уайт страдает болезнью Паркинсона и вот уже десять лет не концертирует. Все это, однако, не имело решительно никакого значения: с первых же аккордов стало ясно, что "Земля, ветер и огонь" в отличной форме и всерьез намерены устроить мастер-класс по тому, как играть черную музыку в самых разных ее проявлениях - от классического фанка с дудками до сиропных соул-баллад, затяжных джазовых интерлюдий, каких-то племенных африканских ритмов и совершенно прямолинейного попса. Духовая секция блестела медью и давила синкопы, одновременно подпрыгивая в воздух где-то на метр. Невероятно длинноногий 53-летний (!) басист в дореформенных клешах сворачивался узлом вокруг своей бас-гитары. Вокалист давал такого фальцета, что позавидовал бы и юный Майкл Джексон. Вся эта чартова дюжина то разбегалась по краям сцены, то собиралась вместе и устраивала смешные пляски. Единственный белый человек в ансамбле скромно терзал гитару в углу, а потом вышел к микрофону и на чистейшем русском поблагодарил публику за "безукоризненный вкус" - оказалось, что это украинец Вадим Зильберштейн, с некоторых пор с ними играющий. Ближе к финалу, когда хиты сменились суперхитами, публика была разогрета настолько, что один из посетителей партера даже выпрыгнул на сцену, чего в Кремле в отличие от какой-нибудь "Горбушки" не случается практически никогда. А одного легкого движения вокалиста, намекающего, что пора бы уже и встать с кресел, оказалось достаточно для того, чтобы партер моментально превратился в гигантскую танцплощадку.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...