Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Павел ШЕРЕМЕТ: "Ничего страшного в госзаказе нет"

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

<B>известия: </B>Вы были репортером, теперь снимаете документальные фильмы. Чем документальное кино отличается от репортажа?<BR><BR><B>Павел Шеремет:</B> Сейчас есть смешение жанров, и документальным фильмом называют многое из того, что является спецрепортажем. Если репортаж не 7 минут, а 26, его называют документальным фильмом. Тут вопрос не в хронометраже - есть же и фильмы по 12 минут. Часто документальным кино называют публицистические программы. Например, исторический цикл <A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/tv/article604608">Николая Сванидзе </A>- это публицистика. Но постепенно то огромное количество программ, которое сейчас есть в эфире, перейдет в качество. Уже прорисовывается граница между публицистикой, репортажем и документальным фильмом. <BR><BR><B>известия: </B>Почему не так много актуальных фильмов, связанных с политической ситуацией в России?<BR><BR><B>Шеремет:</B> Это тенденция на телевидении в целом, а не в отдельном формате. Сглаживаются политически острые углы. Кроме того, документальное кино требует времени на производство. Чтобы снять документальный фильм о Беслане по мировым стандартам, нужно месяца два. А за это время что-то другое происходит. Месяц назад все только и говорили, что об административной реформе, а сейчас уже говорят меньше. Документальное кино не успевает за быстроменяющимся временем. Снимать фильмы про мафию проще. Но у нас на канале обсуждается создание «линейки» актуальной современной документалистики.<BR><BR><B>известия: </B>Есть ли запретные темы в документалистике?<BR><BR><B>Шеремет:</B> Явных запретов нет, но есть некое ограничение по подаче. Например, по Чечне. Это очень болезненная тема. Нужно, с одной стороны, не свалиться в сторону оправдания терроризма, а с другой - не закрывать глаза на нарушение закона и на моральную проблему войны. Этот баланс настолько сложен, что часто проще отказаться от фильма. <BR><BR><B>известия: </B>Поэтому ряд ваших фильмов, в том числе и про Чечню, альтернативную службу в армии, не вышел в эфир?<BR><BR><B>Шеремет:</B> Мы сделали фильм о погибшем Пермском ОМОНе. Возникли вопросы о его депрессивности. Но как фильм о смерти может быть не депрессивным?! Про альтернативную службу не хватило остроты. Тема очень важная для общества, но делать ее скандальной нам не хотелось.<BR><BR><B>известия: </B>В одном из отзывов на фильм «Чеченский дневник» вас обвинили в госзаказе. Заданность видна в фильмах НТВ «Миша» и «Теракт с предоплатой». Существует в документалистике госзаказ?<BR><BR><B>Шеремет:</B> Конечно, и ничего в этом страшного нет. В «Чеченском дневнике» мы никого не обвиняли, не говорили о том, что Басаева финансирует Ходорковский. Мы показали результат войны. У нас были и чеченцы - жертвы войны, и русские жертвы войны, и солдаты. Так что сравнивать его с «Мишей» и «Терактом» нельзя. Был заказ от МЧС сделать совместный фильм. Или совместно с МПС делали цикл про БАМ. Такое сотрудничество значительно снижает затраты канала на производство и иногда помогает попасть на закрытые объекты. Существует и прямой госзаказ, когда министерство печати отбирает сценарии для документального кино, а потом финансирует производство. Но в проектах, когда госструктура навязывает оценки, когда присутствует некая заданность, я не участвовал.

Комментарии
Прямой эфир