Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Армия
Военные летчики РФ и Сирии провели первое совместное патрулирование
Общество
Задержанные в Омской области подростки сознались в убийстве семьи
Мир
Мужчина в Австралии сознался в похищении четырехлетней девочки
Происшествия
Женщина пострадала при столкновении автокрана с автобусом в Хабаровске
Мир
Более 20 человек пострадали при взрыве бака с топливом в пригороде столицы Гаити
Мир
Во Франции назвали политику Запада против России «самоубийством»
Мир
В Вашингтоне на митинг против обязательной вакцинации вышли тысячи человек
Общество
В России уничтожат 25 опасных объектов в 2022 году
Мир
Насморк и головные боли назвали самыми частыми симптомами «Омикрона»
Экономика
Новый порядок для кредитных историй ЦБ перенес на 1 июля 2022 года

От Стамбула и до обеда

Совет НАТО, не дожидаясь формального присоединения стран Балтии к альянсу, принял решение обеспечить защиту их воздушного пространства и в этих целях дислоцировать в Литве силы ПВО союзников. Хотя эти силы скорее всего будут символическими, расширение блока ставит в практическую плоскость вопрос о возможном размещении на территории его новых членов и более существенного количества военной техники. Между тем ратификация адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), кодифицирующего тщательно выверенное военное равновесие на европейском пространстве, искусственно затягивается. По чьей вине? И чьим интересам отвечает развал режима ДОВСЕ?
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В минувшую среду Совет НАТО, не дожидаясь формального присоединения стран Балтии к альянсу, принял решение обеспечить защиту их воздушного пространства и в этих целях дислоцировать в Литве силы ПВО союзников. Хотя эти силы скорее всего будут символическими, расширение блока ставит в практическую плоскость вопрос о возможном размещении на территории его новых членов и более существенного количества военной техники. Между тем ратификация адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), кодифицирующего тщательно выверенное военное равновесие на европейском пространстве, искусственно затягивается. По чьей вине? И чьим интересам отвечает развал режима ДОВСЕ? Торжественная церемония депонирования грамот, подтверждающих ратификацию Вашингтонского договора его новыми членами, состоится в столице США 29 марта. Через несколько дней, 2 апреля, в Брюсселе пройдет первое заседание Совета НАТО с участием представителей новых членов альянса - Болгарии, Латвии, Литвы, Румынии, Словакии, Словении и Эстонии, а у штаб-квартиры блока будут подняты их флаги. Защита от неведомого врага Однако вторая волна расширения НАТО этими ритуалами не начинается и не заканчивается. "Новички" будут обязаны поддерживать свои военные расходы на достаточно высоком уровне - около 2% ВВП, участвовать в ряде совместных акций блока, обеспечивать соответствие своего вооружения и военной техники стандартам альянса. В ответ им гарантируется защита в случае возникновения угрозы их безопасности. И одним из первых шагов в этом направлении будет укрепление ПВО трех государств Балтии при помощи натовских истребителей. - Речь не идет о заметном повышении военного присутствия в регионе, это будет обычное патрулирование, - подчеркивают в Брюсселе, - речь идет не о масштабном передвижении войск, а об ограниченном количестве техники - с целью повысить обороноспособность новых членов до минимальных стандартов альянса. Однако на вопрос о том, от кого будет эта техника защищать страны Балтии, прямого ответа брюссельские чиновники не дают. "А Исландии, например, кто угрожает? Но и на нее распространяется единая система ПВО НАТО. Альянс направлен не против кого-то, он просто обеспечивает безопасность своих членов". С левого фланга на правый В Москве процесс расширения блока изначально воспринимался настороженно, и одним из главных оснований для этого была потенциальная опасность нарушения военной стабильности на континенте, вырабатывавшейся десятилетиями. В 1990 г. в Париже после семнадцатилетних переговоров был подписан Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), которым устанавливались равные коллективные предельные уровни тяжелых вооружений сухопутных войск, а также боевых самолетов и ударных вертолетов - ограничиваемых Договором вооружений и техники (ОДВТ) для двух групп участников Договора - восточной и западной: членов Организации Варшавского договора (ОВД) и НАТО. Хотя Договор предоставлял подписавшим его государствам право "быть или не быть участниками союзных договоров", вроде как само собой подразумевалось, что и в случае выхода из союза (а к концу 1990 г. в неизбежности распада ОВД уже мало кто сомневался) участники ДОВСЕ сохраняют верность не только индивидуальным, но и коллективным (в рамках географической группы) ограничениям. На практике, однако, вышло иначе. И в середине 90-х гг. проблемы, связанные с распадом ОВД и СССР, пришлось решать путем адаптации Парижского договора. В 1999 г. в Стамбуле было подписано Соглашение об адаптации ДОВСЕ, предусматривавшее перераспределение обязательств между вышедшими из состава ОВД и вновь образовавшимися государствами. Изменилась и сама основа обязательств - от "блоковых" ограничений перешли к национальным и территориальным: национальные "потолки" ограничивают количество ОДВТ, принадлежащих данному государству и размещенных в районе действия ДОВСЕ, а территориальные - их количество на территории данного государства, регулируя таким образом численность иностранных вооружений. А вот проблема, порождаемая "продвижением" НАТО на восток, пока не решена. Из семи вступающих в Североатлантический союз государств четыре (Латвия, Литва, Словения и Эстония) не являются участниками ДОВСЕ. А Болгария и Румыния - "фланговые" государства, и ограничения на их ОДВТ накладывались без учета их возможного присоединения к военному альянсу. И нет оснований полагать, что эти две страны поставят вопрос о переходе из восточной группы государств в западную, что в принципе предусмотрено действующим Договором. По крайней мере, Польша, Венгрия и Чехия после вступления в альянс такой вопрос не ставили. В недавнем интервью "Известиям" первый заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил России Юрий Балуевский высказал мнение, что прием в НАТО "семерки" новых членов "нанесет сокрушительный и скорее всего смертельный удар по режиму действующего Договора". В первую очередь это будет касаться предусматриваемых ДОВСЕ ограничений на вооружения и военную технику, размещаемые во фланговых зонах - в Болгарии и Румынии. - О соблюдении альянсом фланговых ограничений можно будет забыть, - констатировал Балуевский. - Превышение (со стороны НАТО. - "Известия") составит по танкам более 2200 единиц, по бронемашинам - более 3300, артсистемам - более 2000 единиц. Латвия, Литва и Эстония вообще не входят в Договор, на их территории может быть размещено все что угодно. Откуда в сыре дырки Наиболее важным в Москве считают как раз решение вопроса об ограничениях для четырех будущих членов блока, не подписавших ДОВСЕ. - Мы бы не хотели, чтобы непосредственно на наших границах была неконтролируемая военная деятельность. И будем настаивать на том, чтобы государства Балтии взяли на себя обязательства не предоставлять свою территорию для размещения военных объектов, - заявил в минувшую пятницу Юрий Балуевский агентству Интерфакс. В последнее время в СМИ появились сообщения о возможности использования натовскими ВВС военных аэродромов Зокняй в Литве, Эмари в Эстонии и, возможно, Лиелварде в Латвии. Для этого требуется соответствующее их переоборудование. Но зачем создавать такую инфраструктуру именно в этом регионе, задаются вопросом российские военные? На это брюссельские чиновники отвечают: в Основополагающем акте об отношениях между Россией и НАТО альянс взял на себя обязательство не перемещать центр тяжести своих вооруженных сил на восток - дословно: "в нынешних и обозримых условиях безопасности альянс будет осуществлять свою коллективную оборону и другие задачи через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и потенциала усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил. Соответственно он будет полагаться на адекватную инфраструктуру, соизмеримую с вышеупомянутыми задачами". Иначе говоря, войска размещать пока не станем, но будем к этому полностью готовы. Таким образом, возникает потенциальная возможность нарушения баланса сил в непосредственной близости от российских границ при формальном соблюдении участниками Договора своих обязательств. - Если адаптированный Договор - это добрый сыр, то после расширения НАТО в нем возникают дырки. И в отличие от швейцарского сыра лучше он от этого не становится, - комментирует один из собеседников "Известий". Однако в Брюсселе от вопросов, волнующих российскую сторону, чуть ли не отмахиваются: "все это уже отражено в тексте адаптированного Договора, нужно оставить риторику и работать по практическим проблемам". И работают. - Три республики еще не успели вступить в альянс, однако решение Совета НАТО предоставить им помощь в сфере противовоздушной обороны уже принято... - Если страны Балтии считают, что международного контроля над вооружениями недостаточно для обеспечения их безопасности, и находят необходимым привлекать для этого дополнительные средства, то ведь и Россия может прибегнуть к подобной логике - например, в плане дополнительного обеспечения защиты Псковской и Ленинградской областей, - полагает глава делегации России на переговорах по адаптации ДОВСЕ в 1996-1999 гг., директор Департамента общеевропейского сотрудничества российского МИД Александр Грушко. - Наша страна, как и другие субъекты международного права, может действовать с учетом изменений в военных потенциалах ее соседей и партнеров. Попытка группового танго И российские дипломаты, и военные считают наилучшим способом решения проблемы скорейшую ратификацию адаптированного ДОВСЕ. Стамбульские соглашения в отличие от действующего Парижского договора предусматривают возможность присоединения к ДОВСЕ новых участников. Словения и три государства Балтии заявили о готовности подписать Договор, как только это станет возможным. Так в чем, казалось бы, проблема - давайте ратифицируем поскорее?.. Ведь и НАТО - на словах - выступает за скорейшее вступление в силу адаптированного ДОВСЕ. - Но это очень деликатный документ, особенно в отношении отдельных регионов, - подчеркивают брюссельские чиновники и напоминают: в Стамбуле российская сторона приняла на себя дополнительные обязательства, связанные с выводом вооружений и военной техники из Грузии и Молдавии. "Часть из них, - считают представители альянса, - уже выполнена, и к предстоящему Стамбульскому саммиту альянса (он намечен на июнь этого года) Россия вполне может успеть выполнить остающиеся обязательства. Пока недовольны в Тбилиси и Кишиневе, адаптированный Договор не сможет вступить в силу". - Наши западные партнеры, похоже, преднамеренно смешивают понятия, - отвечают на Смоленской площади. - В 1999 г. в Стамбуле Россией были приняты как обязательства, имеющие отношение к ДОВСЕ, так и не имеющие к этому Договору никакого отношения. Согласно адаптированному ДОВСЕ, Россия обязалась, в частности, вывести из Молдавии (или уничтожить на месте) тяжелое вооружение и военную технику (ОДВТ) к концу 2001 года. Это было сделано досрочно - регион покинули 48 боевых бронированных машин (ББМ) и 77 артиллерийских систем, уничтожено на месте 108 танков, 83 ББМ и 48 артсистем. Обязательства по Грузии требовали привести российское военное присутствие в этой стране к концу 2000 года к установленному уровню - 153 танка, 241 ББМ и 140 артсистем. И это также было сделано без опоздания: к концу 2000 г. из Грузии было выведено 35 танков, 313 ББМ, 27 артсистем, уничтожено на месте 24 танка, 90 ББМ и 20 артсистем. В тот же срок были выведены ОДВТ с российских ремонтных предприятий в Тбилиси и с военных баз в Вазиани и Гудауте, а к 1 июля 2001 г. ликвидированы и сами базы. Тезис о "сомнениях относительно статуса" бывшей российской базы в Гудауте российские дипломаты решительно отвергают, называя проблему искусственной. Вывод российских вооружений с этой базы проводился под международным контролем, напоминают на Смоленской площади, а вопрос о возможности использования российскими миротворцами в Абхазии части инфраструктуры бывшей базы предстоит решить исключительно на двусторонней основе. Помимо обязательств, предусмотренных адаптированным Договором, Россия и Грузия обязались в течение 2000 года завершить двусторонние переговоры "о сроках и порядке функционирования российских военных баз в Батуми и Ахалкалаки и российских военных объектов на территории Грузии". Переговоры идут до сих пор. Однако вряд ли можно спрашивать за это только с Москвы - как говорится, "танго танцуют вдвоем". Тем не менее восемь раундов переговоров по этому вопросу прошли, и со сменой руководства в Тбилиси появилась надежда на их более результативный ход. Если, конечно, вновь не вмешаются внешние силы - как это было в Молдавии в конце ноября прошлого года, когда подписание меморандума по урегулированию приднестровского конфликта было сорвано из-за внезапного отказа кишиневских руководителей от предварительно согласованного плана действий. Тогда СМИ увязывали изменение позиции президента Молдавии Владимира Воронина с состоявшейся буквально накануне подписания меморандума его беседой с послом США. - В ходе переговоров по адаптации ДОВСЕ наши западные партнеры сначала требовали лишь возвращения России к соблюдению фланговых лимитов, - вспоминает Александр Грушко. - Однако затем потребовали завершения выполнения обязательств по российским вооружениям в Молдавии и Грузии, а теперь настаивают и на полном выводе не относящегося к ДОВСЕ военного имущества из Молдавии, и на скорейшем достижении договоренности с Грузией. Ратификация же адаптированного Договора, за которую наши партнеры из государств - членов НАТО на словах энергично выступают, тем самым все дальше откладывается. А раз так - возникает вопрос: действительно ли они заинтересованы в ратификации? - Такая позиция кроме всего прочего не слишком логична, - продолжает Грушко. - Если не будет адаптированного ДОВСЕ, то обязательства России в отношении Грузии и Молдавии лишатся основы - хотя они и двусторонние, однако приняты с расчетом на вступление Договора в силу. Иметь больше, размещать ближе Договор выгоден всем участникам, считают российские дипломаты, поскольку позволяет обеспечить большую безопасность меньшими средствами. ДОВСЕ - гибкий и эффективный инструмент поддержания стабильности на континенте. Он позволяет, например, созывать срочную конференцию государств-участников для укрепления жизнеспособности Договора; снижать оговоренные уровни как индивидуально, так и коллективно; предусмотрено присоединение к Договору новых участников и внесение в его текст поправок в случае изменения ситуации. Огромное значение имеют используемые уже годами взаимные инспекции соблюдения положений Договора, обмен информацией - из этих элементов практического сотрудничества и вырастает доверие друг к другу. А вот потеря Договора фактически была бы равнозначна утрате контроля над гонкой вооружений на континенте. В свое время, напоминают на Смоленской площади, эту гонку удалось обуздать - за годы, прошедшие с принятия Парижского договора, численность ОДВТ, подпадающих под ограничения ДОВСЕ, заметно снизилась (только к моменту встречи в Стамбуле - на 70 тысяч единиц). Сегодня же европейцы стоят перед выбором: или переходить в режим адаптированного ДОВСЕ, или утратить даже ограничения, действовавшие с 1990 г., что чревато возрождением подходов времен "холодной войны": иметь больше, чем у соседа, размещать поближе к его границам... Озабоченность затягиванием процедуры ратификации ДОВСЕ высказал недавно министр обороны России Сергей Иванов. По его мнению, "этот документ может постигнуть та же судьба, что и российско-американский Договор по ПРО". Аналогия прозрачная: разрушение договорных обязательств для России невосполнимой потерей не будет, а для процесса разоружения потеря чувствительная.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир