Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Необязательное жюри

Состоялась официальная церемония закрытия Берлинского кинофестиваля. Она не обошлась без скандалов. Зато решения жюри скандальными не назовешь: в Берлине (в отличие от Канна, где приветствуют искусство) опять наградили за правильно выбранные темы. Скандалов было два. Первый - еще до начала церемонии. Сразу следом за лимузином, привезшим Клаудию Кардинале (единственную суперзвезду церемонии), подкатил столь же официальный фестивальный лимузин, из которого на красную дорожку перед дворцом Berlinale Palast выскочили голые дяди и тети и начали активно фотографироваться. Все это с близкого расстояния наблюдала Ингеборга Дапкунайте, звезда бельгийско-французского фильма закрытия "Зимняя жара", где она играет украинскую эмигрантку
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Состоялась официальная церемония закрытия Берлинского кинофестиваля. Она не обошлась без скандалов. Зато решения жюри скандальными не назовешь: в Берлине (в отличие от Канна, где приветствуют искусство) опять наградили за правильно выбранные темы. Скандалов было два. Первый - еще до начала церемонии. Сразу следом за лимузином, привезшим Клаудию Кардинале (единственную суперзвезду церемонии), подкатил столь же официальный фестивальный лимузин, из которого на красную дорожку перед дворцом Berlinale Palast выскочили голые дяди и тети и начали активно фотографироваться. Все это с близкого расстояния наблюдала Ингеборга Дапкунайте, звезда бельгийско-французского фильма закрытия "Зимняя жара", где она играет украинскую эмигрантку. По ее словам, оправившись от изумления, Кардинале высказалась встречавшему ее директору фестиваля Дитеру Косслику по поводу небольших мужских достоинств участников шоу, но потом нашла им оправдание: "А... Холодно же!" (Про фильм с Дапкунайте - когда он вскоре выйдет у нас. Пока же раскроем секрет: Косслик пригласил нашу Ингеборгу быть членом жюри Берлинале-2005.) Второй скандал уже во время церемонии устроили какие-то люди на галерке, которые бросили в партер пачки листовок с возгласами: "Зачем тратить деньги на кинофестиваль, если вокруг столько голодных!!!" (Где они их в Берлине видели?) С ними вступил в успокаивающую полемику все тот же Косслик. Занятнее всего, что обе акции явно были организованы при помощи тайных агентов из персонала Берлинского фестиваля, поскольку и фестивальный лимузин, и приглашения на церемонию закрытия можно было добыть только по блату. Увы, решения самого жюри (хотя его и возглавляла жена супербратьев Коэнов Френсис Макдорманд) оказались типично берлинскими. Фестиваль № 2 всегда награждал, словно бы руководствуясь лозунгом советских лет "За мир, за демократию, за социализм", то есть за политически правильные темы. Главный приз достался немецкому фильму "Только вперед" про психологические проблемы немецких же турок в семейной жизни (турецкая тема - особенно в Германии - очень важна). Второй по значению - аргентинской картине "Потерянные объятия" про психологические проблемы евреев в этой самой Аргентине и чуточку Израиле (еврейская тема - особенно в Германии - важна тоже). Третий по значению приз за режиссуру отдали, правда, любимому "Известиями" корейцу Ким Кидуку за "Самаритянку" - но это единственное хорошее исключение. Приз за женскую роль, разумеется, ушел к Шарлиз Терон за роль уродки-убийцы-лесбиянки-проститутки в "Монстре" (поскольку любая феминистская тема тоже важна). Но так как подобное решение было слишком очевидным, жюри решило дать награду еще и Каталине Сандино Морено за работу в колумбийско-штатовской картине "Мария, полная грации" про женщин, вынужденно становящихся наркокурьершами (поскольку феминистская и колумбийская темы, не говоря о проблеме наркотиков, тоже весьма важны). Приз за лучшую мужскую роль взял Даниель Хендлер из упомянутых политически важных "Потерянных объятий". Прочие призы не перечисляем по причине их многочисленности. Дело не в том, что награжденные фильмы плохи. Тот же главный триумфатор - картина отнюдь не линейная и даже в меру модернистская по форме. Они именно что неплохи - и не более того. Ясно также, что жюри на сей раз решало и прагматическую задачу: что делать с фильмом мэтра Тео Ангелопулоса, который, как к нему ни относись, был самым очевидным кандидатом на главный приз "Золотой медведь"? Как и автор этих строк (о фильме Ангелопулоса см. материал на этой же стр.), жюри, очевидно, постановило, что отдавать победу Ангелопулосу - немного банально. Но не уважить его и уважить других мэтров? Оскорбительно для него. Так что жюри заодно прокатило Джона Бурмена, Патриса Леконта, а также снявших весьма неординарные картины Эрика Ромера и Кена Лоуча. Беда, однако, в том, что всякий присутствовавший на фестивале человек легко поймет: решение жюри могло быть любым. Тем более что и программа в целом была не выдающейся. Очевидно, что награда немецкой картине - это еще и компенсация хозяевам-немцам за ненаграждение в прошлом году фильма "Гуд бай, Ленин!", который стал потом общеевропейским хитом (тем более что, по конфиденциальной информации, жюри-2003 уже отдало было "Ленину" главный приз, а потом вдруг передумало). В любом случае решения берлинского жюри остаются политическими - и оттого временными, случайными. По ним - в отличие от решений каннского жюри - нельзя выстраивать историю кино. Для фестиваля № 2, каковым является Берлинский, это могло бы стать катастрофой. Но в мире многое похоже. Полагаю, даже в Германии, которая не во всем Россия, награждение немецкой картины главным призом вызовет в среде высоких госчиновников, выделяющих деньги на фестиваль (вместо того чтобы отдавать их бедным), реакцию sehr gut. То бишь: очень хорошо! Как там называется фильм-победитель? Вот наш слоган: только вперед!
Комментарии
Прямой эфир