Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сергей ДОРЕНКО: "Я люблю запах конского пота"

Сергей Доренко возвращается на телевидение. Получившего три года назад прозвище Телекиллер ведущего программы "Время" по-прежнему не хотят видеть на центральных российских каналах. Сам Доренко считает, что руководство телекомпаний просто боится. Появился Сергей Доренко на канале RTVi, принадлежащем Владимиру Гусинскому. "Не хватает личностей, не хватает седых глаз. Я всегда говорил, что даже мальчики не верят мальчикам, они верят мужчинам, и женщины верят мужчинам, - признается Доренко, - Меня не послушали - и вот мужчин нет, кругом мальчики-мажоры. И вот сижу я себе в берлоге, надежд не подаю, а все ждут, что я вот-вот где-то возникну"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Сергей Доренко возвращается на телевидение. Получившего три года назад прозвище Телекиллер ведущего программы "Время" по-прежнему не хотят видеть на центральных российских каналах. Сам Доренко считает, что руководство телекомпаний просто боится. Появился Сергей Доренко на канале RTVi, принадлежащем Владимиру Гусинскому. О том, чем и на что живет, Сергей ДОРЕНКО рассказал корреспонденту "Известий" Миле КУЗИНОЙ. - Ходили слухи о том, что вы будете вести новости на канале Ren TV. Переговоры с руководителем канала Ирэной Лесневской велись. Не удалось договориться? - Меня давно и постоянно сватает куда-то ваш брат телезритель. Что, ведущих не осталось, скучаете? Впрочем, согласен, с мужчинами плохо. Не хватает личностей, не хватает седых глаз. Я всегда говорил, что даже мальчики не верят мальчикам, они верят мужчинам, и женщины верят мужчинам. Когда Игорь Шабдурасулов сажал по моему же совету в вечерний эфир Клейменова, я ему сказал: чуть рано, он хороший парень, но надо ему водочки попить и пару месяцев в окопах посидеть в Чечне с бойцами, тогда нормальным ведущим вернется. Меня не послушали - и вот мужчин нет, кругом мальчики-мажоры. И вот сижу я себе в берлоге, надежд не подаю, а все ждут, что я вот-вот где-то возникну. - Но все-таки на Ren TV вы были. - Да, я виделся с Ирэной Лесневской и с Димой Лесневским. Я не люблю бизнесменов. Они не бизнесмены, они не буржуазные люди, несмотря на то что владельцы канала. К ним я приходил поболтать про свою идею сериала. Я придумал очень страшный сериал про "Норд-Ост". Они сказали, что у меня не выйдет, в России я его не сниму. Это правда, он политически не бесспорный, мягко говоря. Можно, конечно, снимать в Латвии, но денег нет. - Как вам пришла идея снимать сериалы? - Это связано с Борисом Березовским. Он тут попросил меня приехать в середине января в Лондон. Немедленно засели смотреть фильм "Убить Билла". Он просто восхищен Тарантино, а мне не нравится. После того как он снял "От рассвета до заката", ему лучше всего было броситься в реку, как Чапаеву, чтобы его застрелили. И я сказал, что я это смотреть не могу и это полный фуфел - слишком много клюквенного сока. В общем, сидим, ругаемся, пьем ароматнейший барбадосский ром. Тогда Борис мне говорит: "Ладно, черт с ним, с Тарантино, давай смотреть из русской жизни". И ставит "Бригаду". Я никогда не смотрел русские сериалы, да и никакие сериалы не смотрел. По отрывкам дурно написанных диалогов, которые я слышал мельком, мне кажется, что сериал больно ранил бы мое чувство прекрасного. Но "Бригаду" мы смотрели до 4 утра, и я не мог встать. Мне тоже захотелось снимать сериал. - Если главная причина, по которой вы не можете начать съемки, - деньги. Может быть, попросить их у Березовского? - Не дает. Скареден стал. Говорит, что занимается только политикой и выборами. - А на что вы жили на все это время? На заработанное еще на ОРТ? - Нет, конечно. Я зарабатываю, даже декларирую. Но это пока такая работа, которую я бы не хотел отражать в биографии. Это консультирование в бизнесе и в творчестве. У меня все же трое детей, надо их кормить. Кого-то мои заработки, я знаю, бесят. В 2001 году Виктор Шендерович вскричал в эфире, что в отличие от меня он не платит по 20 тысяч налогов. А это означало за 2000 год 60 тысяч дохода в год. Я готов послать 10 рублей Шендеровичу, если он не может заработать 60 тысяч в год. Я столько зарабатывал. Сейчас меньше. В прошлом году 30 было. Нормально. Мне хватает. - С политической карьерой вы решили завязать? - Я ее не завязывал и не развязывал. Не люблю жить планами, я вообще не привык жить в рамках. Поэтому хочу - играю в политику, хочу - не играю. Живу спонтанно. В начале прошлого лета я увидел, что коммунистов будут гробить. И я пошел в "ЮКОС" и сказал, что хочу помогать в коммунистических проектах. Но они ничего не стали делать для меня, у них начались проблемы. И я пошел сам. - Зачем? - Мне казалось это очень актуальным. Эстетически очень выверенным - вдруг посреди этого борделя бороться за народовластие и социализм. И оппозиция, и власть оказались безответственными перед народом. Я решил выступать на стороне слабых, то есть на стороне России, против Москвы, бешеной и зажравшейся. В итоге я уехал на Ставрополье и стал ездить по деревням. Причем не за результатом, а за процессом. Мы проиграли, что и ожидалось. Вот если бы мне дали телепередачу, я бы посмотрел, как у коммунистов было бы 30 или 40 процентов. Игра пока сыграна. Потом я уехал на Мальдивы и погружался (с аквалангом. - "Известия") - акул смотрел тамошних полудохлых. Я не собираюсь делать коммунистическую карьеру, хотя мне это многие предлагают. - Как вам предложили работать на RTVi? - Буквально вчера позвонили ребята с этого канала и сделали такое предложение. Теперь буду делать для них раз в неделю комментарий. Есть итоговая программа на этом канале. Им нужно мое мнение по ключевому событию недели на 3 минуты. Руководит каналом, если я не ошибаюсь, Игорь Малашенко. Я с ним работал в 1992 году на Первом канале, потом вторую половину 1995-го делал для его НТВ программу "Версии" вместе с Ирэной Лесневской, потом программу "Характеры". Знакомы мы, в общем. Он носит запонки и любит гольф, а я ношу джинсы и люблю запах конского пота. Столь близкие люди просто обречены подружиться, я думаю. Потом еще раз в неделю у меня эфир на "Эхе Москвы". - На мотоцикле катаетесь? - Нет. У меня же было два кроссовых мотоцикла, очень бескомпромиссные, раллийные. Идешь в песчаном карьере на стенку, падаешь, сверху еще эта дура железная падает, горячим глушаком жжет. У меня защита, конечно, была, но все равно приходишь весь рваный, битый. И в конце концов мне домашние сказали: без того дурная голова, хватит ее бить. Так что мотоциклы бросил, теперь катаюсь на лошадях. Игорь Малашенко, руководитель канала RTVi: Если этот проект состоится, то могу сказать только то, что Доренко - это товар, который пользуется спросом. Его личные взгляды меня не очень интересуют. Я детей с ним крестить не собираюсь.
Комментарии
Прямой эфир