Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Мир
Боррель заявил об отсутствии причин для эвакуации из Украины семей дипломатов ЕС
Мир
В Мексике застрелили выигравшую иск против экс-губернатора журналистку
Мир
Президент Буркина-Фасо задержан поднявшими мятеж военными
Мир
Токаев подписал указ о создании в стране сил специальных операций
Спорт
Фанаты «Спартака» и «Зенита» объявили бойкот матчам чемпионата России
Спорт
Шесть случаев COVID-19 выявили среди прибывших на Олимпиаду
Общество
Путин поздравил корпорацию «Тактическое ракетное вооружение» с 20-летием
Мир
В Армении сообщили о возможности отзыва заявления об отставке президента
Культура
В Москве впервые представят утерянные 100 лет назад картины Кандинского
Общество
Следственные действия по делу об убийстве 8-летней девочки в Тюмени завершены

Сергей ЧЕМЕЗОВ: "Торговать оружием - это не утюг продать"

Российское вооружение и военное имущество на сумму около $3 млн было передано в минувший четверг киргизским военным заместителем генерального директора ФГУП "Рособоронэкспорт" Сергеем ЧЕМЕЗОВЫМ. Эта акция - лишь одно из направлений деятельности крупнейшего российского экспортера вооружений и техники... - Мы считаем, что важнейшая задача сегодня - формирование на пространстве СНГ полноценного сегмента мирового рынка вооружений и создание интегрированной системы военно-технического сотрудничества (ВТС) государств Содружества... В России, помимо нас, всего 6 предприятий имеют право самостоятельного экспорта, и то конкуренция возникает. А уж на международном рынке...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Российское вооружение и военное имущество на сумму около $3 млн было передано в минувший четверг киргизским военным заместителем генерального директора ФГУП "Рособоронэкспорт" Сергеем ЧЕМЕЗОВЫМ. Эта акция - лишь одно из направлений деятельности крупнейшего российского экспортера вооружений и техники. О работе "Рособоронэкспорта" Сергей ЧЕМЕЗОВ рассказал обозревателю "Известий" Андрею ЛЕБЕДЕВУ. - Что именно и на каких условиях было передано Киргизии? - Вооружение и имущество для спецподразделений Минобороны Киргизии (стрелковое оружие, предметы экипировки и обмундирования, средства радиосвязи) поставлены в соответствии с решением российского президента на безвозмездной основе за счет собственных средств ФГУП "Рособоронэкспорт". - Помимо безвозмездной передачи оружия, какие еще формы сотрудничества с государствами СНГ вы используете? - Мы считаем, что важнейшая задача сегодня - формирование на пространстве СНГ полноценного сегмента мирового рынка вооружений и создание интегрированной системы военно-технического сотрудничества (ВТС) государств Содружества. - А что вы имеете в виду под "интегрированной системой ВТС"? - Этот вопрос мы обсуждаем сейчас с "Укрспецэкспортом", компанией, аналогичной нашей, на Украине. Мы бы хотели создать структуру, чтобы работать вместе, не мешая друг другу. В перспективе не исключено и совместное производство техники, которая могла бы конкурировать на международном рынке. Например, тот же Ан-70 - о нем мы уже говорили с "Укрспецэкспортом". И, может быть, мы начнем с ними маркетинговые исследования и совместную продажу. - Но пока вы с "Укрспецэкспортом" больше конкурируете... - Прежде всего мы хотим быть партнерами. Конкурентами мы - хотим этого или не хотим - будем. В России, помимо нас, всего 6 предприятий имеют право самостоятельного экспорта, и то конкуренция возникает. А уж на международном рынке... Но вот нездоровой конкуренции мы хотели бы избежать. Поэтому с "Укрспецэкспортом" мы подписали соглашение о сотрудничестве, чтобы не мешать друг другу на рынках. По крайней мере, не сбивать цены: если мы участвуем в одном и том же тендере, то работать не на понижение, а на повышение цены. Пока удается. - Кстати, о ценах. Некоторые зарубежные покупатели жалуются на то, что "Рособоронэкспорт" цены завышает... - Мы, естественно, как любые торговцы, хотели бы продать дороже. Ведь чем дороже мы продаем, тем больше получают наши заводы. - Но другие поставщики готовы продать дешевле. И среди них - наши друзья по постсоветскому пространству... - Я бы здесь говорил о демпинге. Прежде всего это касается запчастей и техники, которая еще от Советского Союза осталась на складах. К сожалению, для некоторых наших бывших соотечественников не важно, за сколько они продадут. Им главное побыстрее продать. А мы заинтересованы в том, чтобы цены оставались достаточно высокими. Потому что за нами еще есть промышленность, которая будет и дальше производить. Поддержать ее - наша основная задача. - Вы что, помимо торговли намерены и производством заняться? - Да, нас нередко обвиняют в том, что мы пытаемся "влезть в промышленность". Но это обязательный этап для успешной деятельности в области ВТС. Что касается стран СНГ, то для интегрирования системы нужна производственная база. Технику производят со времен Союза, кооперация осталась. А мы ведь отвечаем перед заказчиком за качество продукции и сроки исполнения контракта. Если мы участвуем в управлении предприятием, работающим по кооперации, отвечать легче. - Значит, через несколько лет "Рособоронэкспорт" может оказаться владельцем пакетов акций - может, и контрольных - десятков предприятий? И не только в России? - Это было бы идеально. Но у нас нет пока таких средств. С другой стороны, акции - дополнительный источник доходов. Не все же на одну комиссию существовать... Сейчас взят курс на создание крупных холдингов, они, вероятно, захотят получить право самостоятельно торговать, хотя, наверное, это не совсем целесообразно. Почему? Потому что у нас специализированная компания и комиссия невысокая: по прошлому году средняя была около 4%, бывает 6-7%, но очень редко. Кроме того, чтобы каждый холдинг имел такую возможность продавать, как у нас, ему нужно, как нам, 40 представительств за рубежом. У нас 2,5 тысячи людей работают. Где столько специалистов взять? Ни один самый крупный холдинг просто не сможет этого. И что будет? Наиболее крупные покупатели, такие как Индия, Китай, останутся. А все остальное закончится. Но дело не только в этом. Торговля оружием - это не утюг продать, это еще и политический рычаг. Государство может принять решение либо о продаже, либо о запрете на продажу продукции. По цене так же: можно продать дешевле из политической целесообразности, а можно и дороже. Есть еще контракты менее эффективные, которые мы исполняем за счет более эффективных контрактов. - Вы упомянули о политическом факторе. Кто принимает соответствующие решения - Комитет по ВТС? - Нет, по закону определять, кому что продавать, - прерогатива президента и правительства. - А роль КВТС тогда в чем? Может, он вообще мешает? - Это не дублирующая структура. Сегодня, кроме нас, право на самостоятельный экспорт имеют 4 предприятия - производителя основной продукции и 15 производителей запчастей. Функции КВТС - обеспечить, чтобы мы не сталкивались на рынках друг с другом. - И все? - Они также выдают лицензии на вид деятельности, лицензии на вывоз той или иной продукции. Готовят проекты распоряжений правительства, президента, межправительственные соглашения. Мы, естественно, помогаем. Другое дело, что иногда они занимаются, может быть, не совсем свойственными им функциями - бывает даже, что пытаются вести переговоры за нас. - С какими еще государствами СНГ вы сотрудничаете на рынках третьих стран? С Казахстаном? - К сожалению, пока нет. - Что мешает? - Необходимости серьезной не было: Казахстан не производит большого числа техники, которая могла бы конкурировать с нашей. Он в основном закупает у нас технику и запчасти. Из стран СНГ у нас может быть конкуренция только с Украиной и Узбекистаном по самолетам Ил-76, Ил-78. В России эти самолеты не производятся. А комплектация почти на 90% идет от нас. Но мы наконец-то договорились, что продавать Илы будем совместно. И с Китаем, кстати, уже идут переговоры по продаже этих самолетов. С остальными странами СНГ сотрудничество идет, как и раньше, в рамках производственной кооперации. - В каких странах у вас представительства? В тех, с которыми заключены солидные контракты, или в тех, с которыми ВТС возможно в перспективе, или в тех, с которыми оно осуществлялось раньше, а сейчас они сохраняются "по инерции"? - У нас представители в 24 регионах РФ и 40 странах. А торгуем мы более чем с 60 государствами. И мы намерены продолжать развитие этой сети как "вглубь", так и "вширь". Например, для повышения эффективности работы с оборонными предприятиями Южного округа недавно было открыто представительство в Ростове-на-Дону. Планируем открыть еще несколько представительств. Практическая отдача от них разнится. Да и как может быть иначе, если объем ВТС, например, с Индией исчисляется миллиардами долларов, а с некоторыми африканскими странами не превышает нескольких сотен тысяч. Но для нас важен любой рынок. В этой связи не согласен с вашим замечанием по поводу инерции. Взять, к примеру, страны Восточной Европы. После периода свертывания контактов с нами по линии ВТС на волне вступления в НАТО теперь растет заинтересованность в проведении ремонта и модернизации техники и вооружений советского производства, остающейся на вооружении их армий. И сегодня наши представительства там вновь работают весьма активно. - Как вы относитесь к тому, что производители запчастей начинают выходить на рынок самостоятельно? - Мы были инициаторами того, чтобы головным предприятиям-производителям было дано право продавать запчасти. Эти контракты, как правило, небольшие, но достаточно объемные. Откровенно говоря, возни много - нужно собирать разные блоки, гаечки. Они производятся разными предприятиями. И вот у сотрудника один контракт на десятки миллионов долларов, второй - на 2-3 тысячи долларов. А с него спрашивают объемы. И чисто психологически больше времени он будет уделять большому контракту. - Но ведь из-за того, что маленькие договоры вовремя не исполняются, подрывается доверие к крупному поставщику. - Мы сейчас делаем так: заключаем большой контракт на поставку готовых изделий и тут же говорим -- вот головное предприятие, оно имеет право самостоятельно продавать запчасти, работайте с ним напрямую. - Каким образом идет расчет, в какой форме? - В основном свободно конвертируемая валюта. Узбекистан платит часть валютой, часть хлопком. В принципе это достаточно конкурентоспособный продукт - наши предприятия легпрома охотно берут, поэтому проблемы с реализацией нет. - Еще кто-нибудь по бартеру расплачивается? - Только Вьетнам - лесом ценных пород и рисом. Причем мы сами ничего не покупаем и не продаем. Забираем деньги у торговых компаний авансом, а потом они уже сами все реализуют. - Вы недавно говорили, что около 60% нашего экспорта - авиатехника. Это соответствует современным тенденциям развития? - Характер экспорта определяется рынком. Думаю, в ближайшее время авиация будет по-прежнему занимать первое место. Но постепенно увеличится объем продаж средств противовоздушной обороны. 11 сентября показало: без эффективной ПВО ничто не спасет. И количество переговоров по этой теме у нас значительно увеличилось. - А что интересует? Системы типа С-300 или переносные? - Нет, продажа переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) сейчас очень строго контролируется, поскольку вооружение используется террористами, и президент персонально дает разрешение на продажу. Фактически мы их перестали поставлять. Последняя поставка была в Мексику, для охраны нефтепромыслов. Сейчас совместно с американцами ведутся работы - как защитить самолеты, прежде всего гражданские, от "Иглы" и "Стрелы". Предполагается оснастить их датчиками. Я знаю, у министра обороны была встреча на эту тему с американцами. Но пока действенного контроля не будет - больших продаж техники тоже не будет. - А на что спрос в этой области? - Спрос и на большие системы типа С-300, и на более мелкие типа "Бук", "Тор". Но мы предлагаем комплексные поставки - одна система С-300 ничего не даст. Здесь надо создавать целую концепцию системы ПВО. Что мы и делаем для конкретной страны - совместно с институтами Минобороны. А они уже там выбирают, исходя из своих финансовых возможностей, что им прежде всего нужно... - С кем сейчас такие переговоры идут - можете назвать? - Я бы воздержался. Общая стоимость реализованного ФГУП "Рособоронэкспорт" оружия и техники в 2002 году составила $4,3 млрд. Ожидается, что в этом году показатель будет превзойден. В первом полугодии было подписано более 200 контрактных документов на общую сумму свыше $3 млрд. Портфель заказов "Рособоронэкспорта" оценивается более чем в $12 млрд.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир