Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Елена ПЕРОВА: "На острове как в бане - все равны"

Все время хотелось наесться, выспаться. Спать там просто было невозможно: то среди ночи лил проливной тропический дождь, то надо было рано вставать на соревнования. Единственное, чего хотелось - выжать из имеющихся обстоятельств максимум комфорта. Я удивилась жесткости условий. Там не то, что некуда было пойти, но невозможно было удовлетворить никакие потребности, так там мало было места. Сначала тяжко было, что нельзя мыться, был зуд, чесотка, но постепенно организм адаптировался, и все к этому привыкли. Вдруг всплывают какие-то диалоги, инциденты, споры, кажется, мы только и делали, что ругались
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"Последний герой" на "Первом канале" продолжается несмотря ни на какие мировые катаклизмы. В последних выпусках программы на остров прибыли новые джокеры, что вызвало смятение в рядах "старослужащих". Об этом и многом другом Елена ПЕРОВА, явный лидер игры, рассказала обозревателю "Известий" Анне КОВАЛЕВОЙ. - Какие были за и против участия в "Последнем герое"? - Самое весомое "за" - жажда приключений, самое весомое "против" - долгое отсутствие в Москве, а у меня как раз был репетиционный период, другие важные дела. Но мне настолько захотелось приключений и проверить себя, что я решилась. - Призовой фактор имел значение? - Выигрыш не был во главе угла. Тем более что я даже не знала, сколько это. Меня больше волновало то, как это будет. Я думала. что это будет что-то среднее между туристским походом и игрой в "Зарницу". - И, что, похоже? - Ну романтика жизни без удобств и еды из общего котла была. У меня в детстве не было времени даже на то, чтобы погулять, не то, чтобы участвовать в каких-то атких мероприятиях, поэтому я свои детские мечты реализовала на острове. - То есть цели победить у вас не было? - Я хотела дойти до конца, но не ради того, чтобы выиграть. Я от себя такие мысли гнала - много было других задач и желаний. Все время хотелось наесться, выспаться. Спать там просто было невозможно: то среди ночи лил проливной тропический дождь, то надо было рано вставать на соревнования. Единственное, чего хотелось - выжать из имеющихся обстоятельств максимум комфорта. - Как вы себе это все представлялли до отъезда? - Сейчас уже трудно вспомнить. Но когда мы попали на первый остров, я удивилась жесткости условий. Там не то, что некуда было пойти, но невозможно было удовлетворить никакие потребности, так там мало было места. И если у кого и были сомнения относительно условий игры, то на этом острове все с ними распрощались. - Без чего было труднее всего? - Без информации. Мы не знали ничего: сколько времени, как мы выглядим, что происходит в мире, что будет дальше, мы не слышали голосов своих друзей, родственников, врагов, да кого угодно... В нормальной жизни ты не замечаешь этот поток информации и не чувствуешь, насколько он необходим, а там эта лакуна отчетливо ощущается. Нас посадили в аквариум. И несмотря на то, что над нами было небо, а вокруг море, приступы клаустрофобии все равно были обеспечены. Было чоевидно, что мы в каменном мешке, из которого не вырваться. - А что неприятнее всего было в быту? - Сначала тяжко было, что нельзя мыться, был зуд, чесотка, но постепенно организм адаптировался, и все к этому привыкли. Потом все страдать от отсутствия зеркал, потом появились другие проблемы. Но главное - постоянно не хватало еды. Все разговоры крутились вокруг нее, все мечты были о том, кто что съест по возвращении домой, поочередно всех посещали гастрономические сны... - Вы предались обжорству, когда приехали в Москву? - Не сразу. Размер желудка за это время так уменьшился, что поначалу я ела столько же, сколько и на острове. Страстное желание поглощать пищу приходило, приходило и наконец я месяц не могла зашить себе рот, вернула все свои килограммы и сверх. Сейчас борюсь с ними. - О чем вспоминаете с удовольствием, а что хотели бы забыть? - У меня нет никаких отрицательных эмоций. Я даже о голоде вспоминаю с удовольствием. И не пропускаю ни одной серии "Последнего героя". Мои родственники странно на меня косятся, думая, что я сошла с ума. Но мне интересно посмотреть со стороны, как это все выглядело, вспомнить себя там... - Похоже на правду? - Конечно, в памяти сохранилось больше, и жалко, что что-то не вошло. Кроме того монтаж - великая сила. Вдруг всплывают какие-то диалоги, инциденты, споры, кажется, мы только и делали, что ругались. А это, может быть, была одна минута из нескольких суток. Но понятно, что зрителям интереснее смотреть острые моменты и было бы странно, если бы показывали только, как мы обнимаемся и говорим друг другу комплименты. - Тяжело было притираться друг к другу? - По-разному. раздражение мы все старались давить в себе. Все-таки люди воспитанные собрались. Спасались одиночеством. Когда ты чувствовал, что напряжение нарастает, шел поплавать, просто полежать в воде, сходить в пещеру. - По каким принципам вы выбрасывали соплеменников на Совете? - Плохое это слово выбрасывать... Я не считала возможным исключить Вову Преснякова, Олю Орлову, то есть людей, с которыми я давно знакома и одним делом занимаюсь. Это сложный момент, но если отнестись к нему философски и понимать, что это - игра, то чего драматизировать? В конце концов если мы все сказали, что приехали сюда не ради денег, то зачем расстраиваться? Да и оставшимся было немного грустно, что человек уходит, но с другой стороны мы знали, что он теперь в гостинице, ест, пьет, загорает, в море купается, а не занимается добыванием хоть какой-нибудь рыбки. - Кем для вас был Фоменко: надзирателем, мучителем, ведущим? - У меня с Колей вообще хорошие отношения, хотя в жизни мы постоянно не общаемся, но он дружил с моим братом и я очень тепло к нему отношусь. И когда он появлялся на острове, возникало ощущение моральной поддержки. - Сейчас в телеверсии прибыли два новых джокера - Калныньш и Глаголева. Но "старички" без радости встретили подмогу. Почему? - Это была хорошая встряска - новые люди, новые разговоры, новости опять же. А с другой стороны до конца игры осталось десять дней, мы уже дом построили, все сделали, чего они приехали? Они были полны энтузиазма, у них идеи все время какие-то были, но они не понимали, что все эти идеи мы уже давно опробовали и отринули. Бесполезно, например, заниматься ловлей рыбы, если ты не умеешь это делать. Или они предложили варить суп из ракушек, извели на него половину питьевой воды, которая была на вес золота, а есть это было невозможно. Мы пытались усмирить их пыл, мягко объясняли, что к чему, и по прошествию двух-трех дней все улеглось. - Вы и Елена Проклова - два явных лидера. После ее ухода ваша жизнь стала проще? - В чем-то проще, а в чем-то ее очень не хватало. Все-таки мы все сроднились. Но Лена очень давила, пока была с нами. Мы с Леночкой это обсуждали, и она говорила, что ей тяжело перешагнуть через раздражение, когда двадцатипятилетняя девочка что-то там советует. Это понятно, старшему поколению вообще тяжело признать права младшего на какие-то решения. Но на острове нужно забыть о датах в паспортах, половой принадлежности и прочей иерархии. Там, как в бане, все должны быть равны.
Комментарии
Прямой эфир